Часовня и ограда Кафедрального собора Рождества Богородицы в Красноярске

Добавлена: 31.01.2016
Добавил: Admin
Объект: Кафедральный собор Рождества Богородицы в Красноярске
Часовня и ограда Кафедрального собора Рождества Богородицы в Красноярске

К ИСТОРИИ ПРОЕКТИРОВАНИЯ И СТРОИТЕЛЬСТВА ОГРАДЫ И ЧАСОВНИ ПРИ СОБОРНОЙ ЦЕРКВИ РОЖДЕСТВА БОГОРОДИЦЫ В КРАСНОЯРСКЕ

Авторы: ШУМОВ К.Ю., ШУМОВ Д.К.

В ряду событий, связанных с возведением в Красноярске в середине ХIХ века соборной церкви Рождества Богородицы, определенный интерес представляют собой обстоятельства сооружения её ограды и располагавшейся в восточной части территории храма часовни, которым в прошлом принадлежала заметная роль в формировании архитектурного облика главной доминанты Новособорной площади столицы Енисейской губернии. Несмотря на значительное количество публикаций, посвященных различным аспектам этого безвозвратно утраченного произведения сибирской церковной архитектуры, создание соборной ограды и часовни, остается малоизвестной страницей строительной истории красноярского памятника. Недавно обнаруженные нами в фондах Красноярского краеведческого музея ранее не известные исследователям проектные чертежи здания часовни и ограды заставили нас предпринять поиск и изучение документальных источников, позволивших в итоге составить представление о некоторых подробностях процесса проектирования и строительства этих важных объектов архитектурного комплекса Богородице-Рождественского собора.

С освящением осенью 1861 года престолов новой красноярской соборной церкви, её строительство не было окончательно завершено: городским и епархиальным властям вместе с церковным строителем –золотопромышленником С.Г.Щеголевым предстояло выполнить существенный комплекс работ по ограждению и благоустройству территории храма. Утвержденный в 1844 году императором Николаем I проект собора, сочиненный архитектором Тоном К.А., не содержал предложений по размещению и архитектурному облику соборной ограды. В этой связи С.Г.Щеголевым, выразившим готовность принять на себя будущие денежные затраты, был предложен собственный вариант устройства ограждения места кафедрального собора. В феврале 1863 года после одобрения епископом Енисейским и Красноярским Никодимом (Казанцевым), проект соборной ограды, выполненный по заказу С.Г.Щеголева не известным лицом, был направлен на утверждение енисейскому губернатору П.Н.Замятнину. (1) Как следует из апрельского 1863 года обращения епископа Никодима в Красноярское духовное правление, предложения С.Г.Щеголева не ограничивались сооружением только самой ограды. «Подавая мне сей рисунок, - сообщал в своем послании красноярский владыка, - Исидор Григорьевич объявил мне словесно, что он желает, что бы на одном угле ограды устроена была часовня, для продажи свечь, а на другом сторожка с пристройками». (2) Утрата упоминающегося в документах церковного архива щеголевского чертежа соборной ограды не позволяет нам сегодня составить какое-либо представление о характере этого сооружения. А в отношении часовни можно лишь предположить, что идея её строительства в ограде собора могла быть продиктована не только соображениями утилитарного толка, но и, возможно, ревностным желанием С.Г.Щеголева не оставить без ответа благородное деяние красноярского купца П.И.Кузнецова, на средства которого несколькими годами ранее на Караульной сопке была установлена выдающаяся по своим градостроительным качествам каменная часовня в честь святой мученицы Параскевы.

Енисейский губернатор П.Н.Замятнин, по долгу службы вовлеченный в круг обсуждений предстоящего строительства соборной ограды, и выразивший искреннее желание всестороннего содействия этому начинанию донатора соборного храма, внес предложение по устройству в предполагаемой церковной ограде нескольких торговых построек. В своем обращении к епископу Никодиму он писал: «соображаясь с огромным пустым пространством, которое должно будет без всякой пользы занять будущая решетка или ограда вокруг собора, нахожу очень удобным употребить хотя часть сего пустопорожняго места с большею пользою:…выстроить в линию ограды 10 или 12 каменных невысоких лавок или магазинов, обращенных дверьми к базарной площади, которые лавки и будут составлять на вечные времена неотъемлемую принадлежность и собственность духовенства Красноярского кафедрального собора, от отдачи которых в наём по моему мнению можно будет получать постоянно значительный доход в пользу соборного духовенства». (3) Отличающееся практичностью предложение енисейского губернатора П.Н.Замятнина, как видим, содержало способ улучшения финансового благополучия соборного причта, и было непосредственно связано с реализацией возникшей еще в 40-х годах XIXв. и поддержанной губернскими властями идеи переноса красноярского базара, существовавшего в районе Воскресенского храма, на площадь нового кафедрального собора. В противоположность местному купечеству, традиционно предпочитавшему вести торговлю на Старособорной площади в изрядно обветшавшем деревянном здании гостиного двора, и упорно не желавшему покидать привычные торговые места, активными сторонниками переноса городского базара были крупные красноярские чиновники и золотопромышленники, селившиеся в приобретавшем все большую престижность районе Новособорной площади. Одним из главных инициаторов идеи устройства базара на площади кафедрального собора являлся и сам С.Г.Щеголев, исполнявший с конца 1850-х годов должность красноярского городского головы. Благодаря поддержке восточно-сибирских и енисейских губернских властей, полагавших «более выгодным, как для города, так и для его жителей устроить постоянный базар на новой площади», С.Г.Щеголеву и его сторонникам удалось добиться согласия горожан на открытие базара рядом с недавно отстроенным кафедральным собором. (4)

В указанном выше обращении губернатора П.Н.Замятнина в адрес епископа Никодима выражалась готовность, в случае согласия духовных властей на устройство в ограде собора торговых построек, сделать распоряжение о составлении «на предмет сей надлежащего плана с соблюдением в наружном виде лавок правильности и изящности в архитектурном отношении». (5) При этом губернские власти, неустанно проявлявшие заботу о создании представительного облика столичного Красноярска, не забыли и о благоустройстве непосредственно самой территории соборной церкви, выстроенной на главной городской площади. «В остальном пространстве земли, остающемся между Вашими лавками, имеющими составлять также часть церковной ограды, я, - писал губернатор Замятнин, - имею намерение вокруг всего собора насадить невысокие деревца и кусты, что будет, по моему мнению, служить очень приятным украшением для наружного вида храма подобно тому, как это устроено в С.Петербурге, при соборах Николы Морского и Спаса Преображения». (6)

Красноярское духовное правление, рассмотревшее в конце апреля 1863 года по предписанию епископа Никодима письмо губернских властей, внесло предложение о необходимости обращения к церковному строителю С.Г.Щеголеву с просьбой об отпуске средств на сооружение в ограде кафедрального собора упомянутых торговых лавок. Однако, предложение духовного правления не нашло должной поддержки у С.Г.Щеголева, поскольку в последующее время строительство торговых лавок в соборной ограде так и не было осуществлено: еще в июле 1861 года купец категорически отказывался от «обеспечения на будущее время содержания собора и причта». (7)

Обнаруженный нами в фондах красноярского краеведческого музея «Проект часовни, ограды и ворот при Кафедральном соборе в Красноярске», судя по составу содержащихся в нем чертежей, предположительно мог быть сочинен после получения предварительного согласия епископа Никодима на устройство при соборной церкви отдельно стоящего здания часовни. Отсутствие на чертежах изображений торговых лавок позволяет сделать вывод о том, что этот проект был разработан не по указанию губернатора П.Н.Замятнина, выражавшего, как указывалось выше, готовность содействия в сочинении «на предмет сей надлежащего плана», а сделан по заказу церковного строителя С.Г.Щеголева. Судя по подписи на чертежах, этот проект был выполнен находившимся в это время в Красноярске архитектором-художником Александром Федоровичем Хейном. Это обстоятельство позволяет нам существенно пополнить весьма скудные сведения о проектной деятельности этого специалиста в столице Енисейской губернии и расширить список его авторских работ. Известно, что своё профессиональное образование Хейн А.Ф. получил в Москве при финансовой поддержке красноярского золотопромышленника П.И.Кузнецова. Он был хорошо знаком с великим русским художником В.И.Суриковым, в одном из писем которого, датированным 1869 годом, упоминается об их совместной поездке из Красноярска в Петербург. (8) В середине 1860-х годов Хейном А.Ф., как указывалось в документах того времени «выпущенным из Московского цеха по ученой части», по заказу епископа Никодима был разработан проект деревянного Архиерейского дома, позднее выстроенного на западной стороне Новособорной площади Красноярска. (9) Рядом исследователей Хейну А.Ф. приписывается авторство новой колокольни красноярского Воскресенского собора, возведенной в 1850-х годах на средства П.И.Кузнецова. (10) В художественном облике перечисленных нами произведений со всей очевидностью проявилась незаурядная творческая личность Хейна А.Ф., твердо придерживавшегося национального направления в русской культуре второй половины XIX века. И в чертах сочиненной им соборной часовни, мы обнаруживаем характерный почерк зодчего, воспитанного в стенах московских учебных заведений в духе следования национальным архитектурным образцам, заслужившим высочайшее монаршее благоволение. В этой связи архитектора Хейна А.Ф. не без основания следует причислить к плеяде зодчих (Алфеев Я.И., Набалов Б.М., Набалов Я.М.), творческая деятельность которых способствовала широкому распространению архитектурных форм русского стиля в церковных зданиях православного вероисповедания, возводившихся в Красноярске и на территории близлежащих сел в 50-60-х годах XIX века.

«Проект часовни, ограды и ворот при Кафедральном соборе» после того, как в начале июня 1865 года при рассмотрении, состоявшем при начальнике Енисейской губернии архитектором А.А.Лоссовским, был «в техническом отношении найден удобоисполнительным», восьмого июня того же года получил одобрение губернатора П.Н.Замятнина. (11) По неизвестным причинам рассмотрение этого проекта красноярскими духовными властями состоялось лишь весной 1866 года и окончилось выраженным епископом Никодимом несогласием на предложенное проектом размещение часовни напротив алтаря кафедрального собора. В своей резолюции от восьмого апреля 1866 года, наложенной на чертежи ограды и часовни, епископ написал: «Ограду строить по сему плану да благословит Бог, но часовню строить на востоке, против алтаря, согласиться строить не могу: не обычно…». Неожиданно возникшее препятствие, вероятнее всего, благодаря энергичным действиям губернских властей и С.Г.Щеголева, было устранено в очень короткий срок: уже через два дня епископ Никодим в своей новой резолюции, начертанной на листах проекта, написал: «Уважая общее желание, соглашаюсь на построение и часовни, на востоке, против алтаря, и вообще на полное выполнение сего плана». (12)

Проектом архитектора А.Ф.Хейна оградой предполагалось обнести значительный по площади земельный участок прямоугольного очертания: вдоль реки Енисея её длина должна была составить 64 сажени, а поперек – 52 сажени. (13) В соборной ограде назначались трое ворот: главные на западе, и боковые напротив северного и южного входов в храм. Сама же ограда, представлявшая собой протяженный ряд звеньев из ажурных металлических решеток на кирпичных устоях и калиток, чьи завершения, гармонично перекликались с формами щипцов на фасадах соборной церкви, вполне соответствовала русскому духу тоновской постройки.

Здание часовни предусматривалось разместить на восточном участке ограды, напротив алтаря главного городского храма. По замыслу Хейна А.Ф., хорошо осознававшего необходимость соблюдения стилевого единства при работе над архитектурным обликом постройки, размещаемой рядом с творением знаменитого Тона, будущая часовня приобрела вид, близко повторяющий пластический образ храмовых шатровых барабанов красноярской соборной церкви. Следуя образцу, восьмигранный объем часовни получил довольно высокое шатровое покрытие, основание которого было прикрыто поясом крупных килевидных кокошников (по одному над каждой гранью объема). Пластику кокошников усиливали помещенные на их стеновых поверхностях круглые рельефы - «тондо». Тело шатра с круглыми, имевшими ложный характер оконцами-слухами на каждой его грани, увенчивалось небольшой луковичной главкой на граненой шее, низ которой был оформлен поясом небольших кокошничков килевидной формы. Ребра часовни были обработаны огибающими плоскими пилястрами, опиравшимися на выступ цоколя. На гранях часовенного объема помещались высокие обрамленные штукатурным профилем арочные ниши и оконные (на западной и северной гранях) проемы.

Как видно на чертежах проекта, здание часовни должно было получить два этажа. Нижний цокольный этаж часовни, оборудованный печью, предназначался для сторожа; в помещение этого этажа можно было попасть с соборной территории по лестничному маршу, находившемуся с западной стороны постройки. Вход в главное помещение часовни располагался у её южного фасада, где устраивалась небольшая площадка – «рундук» с лестничными всходами. Помещения обоих этажей часовни перекрывались кирпичными восьмилотковыми сомкнутыми сводами. Ширина здания часовни в плане по проекту составляла восемь аршин (около 5.70 м.). Высота здания с крестом – двадцать два аршина с четвертью (15.84 м.). Толщина стен цокольного этажа была принята в полтора аршина (около 107 см.), толщина стен основного этажа - в три четверти аршина (около 53,4 см.). (14)

Сооружение соборной ограды, начатое летом 1866 года, завершилось, судя по дате сданного в епархиальный архив дела, к началу 1870-х годов, и было, как можно наблюдать на ранних фотографиях Новособорной площади, осуществлено в полном соответствии с утвержденным проектом архитектора А.Ф.Хейна. (15) По свидетельству соборного протоиерея В.Д.Касьянова в окончательном виде общая протяженность кирпичной ограды с чугунными решетками и воротами составляла 220 саженей (около 469 м.). (16) Строительство часовни на восточной стороне ограды напротив алтаря храма осуществлялось, как и сооружение ограды, на средства наследников С.Г.Щеголева, скончавшегося в декабре 1866 года, и завершилось в 1867 году. (17)

Мы не располагаем сведениями о лицах, непосредственно занятых на работах по строительству соборной ограды и здания часовни. Предположительно подряд на их сооружение мог быть отдан прочно обосновавшемуся в Красноярске бывшему ардатовскому мещанину Матвею Кузьмичу Сажину. К моменту сооружения ограды и часовни М.К.Сажин, записавшийся в красноярское купечество, был хорошо известен в среде горожан и пользовался заслуженной репутацией опытного строителя. Еще в 1857 году с ним был заключен контракт на постройку деревянной на каменном фундаменте Вознесенской церкви (1857-1858гг.) в селении Коркинском, располагавшемся под Красноярском. Примечательно, что при подведении результатов торгов на строительство храма его заказчиками было принято во внимание, представленное М.К.Сажиным «ручательное одобрение на подряды по строительной части», данное донатором коркинской церкви - красноярским купцом первой гильдии П.И.Кузнецовым. (18) Принимая во внимание это обстоятельство, нельзя исключить, что доброе расположение П.И.Кузнецова могло быть заслужено Сажиным М.К. ранее, при постройке в Красноярске на средства, отпущенные красноярским золотопромышленником, часовни святой мученицы Параскевы (1854-1855гг.) или новой колокольни Воскресенского собора (1853-1860гг.). Особым доверием, видимо, М.К.Сажин пользовался и у красноярских духовных властей: в середине 1860-х годов под его руководством в столице Енисейской губернии по заказу епископа Никодима был выстроен целый ряд принадлежавших местной епархии зданий, включая внушительное по размерам здание деревянного Архиерейского дома. (19) К услугам Сажина М.К. нередко прибегало и красноярское городское общество купцов и мещан. Так, в 1863-1866 годах по его заказу на Старособорной площади неподалеку от Воскресенской соборной церкви Сажиным М.К. было выстроено двухэтажное каменное здание гостиного двора. (20) Возможно, при строительстве часовни соборной церкви Рождества Богородицы, Сажиным М.К. был использован опыт сооружения в 1863-1864гг. годах на его собственные средства каменной часовни во имя Святых Апостолов Петра и Павла около красноярского кладбищенского Троицкого храма. (21)

Судя по фотоснимкам, здание часовни при Богородице-Рождественском соборе было возведено без видимых отступлений от чертежей А.Ф.Хейна. Об этом свидетельствуют и документальные сведения о наличие у выстроенного объема цокольного этажа: согласно одной из ведомостей о соборной церкви, в начале 1890-х годов «под часовней» проживали две монастырские послушницы, занимавшиеся печением просфор «для Собора и крестовой (при Архиерейском доме – К.Ш.,Д.Ш) церкви». (22) В интерьере часовни на пожертвования наследников церковного строителя С.Г.Щеголева был установлен резной иконостас с иконами, среди которых особое место заняла икона Тихвинской Божией Матери в серебряной ризе. (23) Вероятно эта икона представляла собой список с одноименного чудотворного образа, хранившегося в Исаакиевском соборе Петербурга и прославившегося в 50-х годах XIX века милостью исцеления. Согласно проектным чертежам Хейна А.Ф. плоскость иконостаса должна была состоять из трех частей и размещаться на трех крайних к востоку гранях часовни. Предположительно рисунок иконостаса мог быть составлен автором постройки – архитектором Хейном А.Ф.

Еще одно иконописное изображение было размещено на внешней восточной грани здания часовни, под специально устроенным металлическим навесом на ажурных кронштейнах, предусмотренным проектными чертежами. Сложенные из кирпича стены часовни были оштукатурены и окрашены в цвет фасадов соборной церкви. Видимые на фотоснимках детали штукатурного декора часовни показывают высокий уровень ремесленного мастерства представителей красноярского строительного цеха того времени.

Как видно на рисунках и фотоснимках Новособорной площади рубежа XIX-XX веков, территория главного городского храма обладала благоустроенным видом, и была заполнена невысокими зелеными насаждениями. А соборная ограда, вследствие её художественно-стилевых качеств и тщательной заботе соборного причта о её внешнем облике, выглядела достойным обрамлением архитектурной массы Богородице-Рождественского собора. Здание часовни, благодаря её выверенным размерам, не только не терялось на фоне величественного объема кафедрального собора, но и приобрело роль значимого сакрального и архитектурного акцента в структуре и силуэте застройки главной площади столичного Красноярска.

К началу 1930-х годов в процессе закрытия красноярских храмов здание часовни, лишившееся шатрового венчания, было частично перестроено и приспособлено под хозяйственные нужды. В середине 1950-х годов, в период завершения архитектурного ансамбля бывшей Новособорной площади, получившей в послеоктябрьский период имя Революции, и сохранившей роль главного городского общественного пространства, здание соборной часовни, удивительным образом пережившей соборный храм на два десятилетия, было окончательно разобрано.

Иллюстрации к статье -  фотографии и графика

Статья написана в 2015 году.

Авторы: ШУМОВ К.Ю., ШУМОВ Д.К.

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1.ГАКК,ф.674,оп.1,д.7426,л.1;

2.ГАКК,ф.674,оп.1,д.7426,л.1;

3.ГАКК,ф.674,оп.1,д.7426,л.2;

4.РГИА,ф.1287,оп.39,д.2021,л.3об.;

5.ГАКК,ф.674,оп.1,д.7426,л.4об.;

6.ГАКК,ф.674,оп.1,д.7426,л.4об.;

7.ГАКК,ф.592,оп.1,д.1328,л.6об.;

8.Сысоева Л. Во славу любезного Отечества. Семья Кузнецовых в истории Красноярска и России. Красноярск. Изд-во «Сибирский печатный двор», 2010, С.65,99;

9.Царев В.И., Крушлинский В.И. Красноярск. История и развитие градостроительства. Красноярск, 2001, С. 236; ГАКК, ф. 564, оп.1, д.3, л.6об.;

10.Царев В.И., Крушлинский В.И. Указ. соч. С. 154;

11. Дата «одобрения» губернатором П.Н.Замятиным проекта часовни, ограды и ворот при кафедральном соборе указана на чертежах архитектора Хейна А.Ф. – К.Ш., Д.Ш.)

12.Текст резолюций епископа Никодима цитируется нами по надписям на проекте соборной ограды и часовни архитектора Хейна А.Ф. – К.Ш.,Д.Ш.;

13.Расчет сделан нами по изображению на чертежах Хейна А.Ф. – К.Ш.,Д.Ш.;

14.Расчет сделан нами по изображению на чертежах Хейна А.Ф. – К.Ш.,Д.Ш.;

15.В работах по истории красноярского кафедрального собора утвердилось неверное мнение о сооружении соборной ограды в 1863 году. Например: Потапов И.Ф. Красноярск: история в фотографиях и документах. Красноярск, Офсет, 2007, С.218;

16.Касьянов В.Д. Богородице-Рождественский собор в Красноярске. Енисейские епархиальные ведомости. № 3. От 1 марта 1884 г.;

17.ГАКК,ф.674,оп.2,д.40,л.3об.;

18.ГАКК,ф.592,оп.1,д.945,л.52 об.;

19.Царев В.И., Крушлинский В.И. Указ. соч., С.163;

20.Царев В.И., Крушлинский В.И. Указ. соч., С.182;

21.ГАКК,ф.674,оп.1,д.7429,л.2;

22. ГАКК, Ф.674,Оп.1,д.2193, л.3;

23.Кафедральный Богородицы-Рождественский Собор. Краткое описание приходов Енисейской епархии. Репринтное издание 1916 г. Красноярск КО РФК ХТО «Краевед» 1995 г., С. 5-10; ГАКК, Ф. 674, Оп.1, Д.498, лл. 1-2 об. ;



Кафедра ЮНЕСКО в Красноярске

Фонд Архитектурное наследие Центральной Сибири

Старые фотографии
Информационные партнеры