Дом Дементьева в Енисейске. История и архитектура

Дом Дементьева в Енисейске. История и архитектура

Статья написана в соавторстве с Шумовым К.Ю.

В настоящее время памятник расположен на территории квартала городской застройки, ограниченного с севера улицей Ленина, с востока улицей Партизанской, с юга улицей Кирова, и с запада улицей Бабкина. Формирование границ этого квартала происходило во второй половине XVIII века, и было связано с начавшимся масштабным процессом преобразования планировочной структуры городов российской провинции. В государственных законах и указаниях, издаваемых созданной в 1762 году «Комиссии о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы», были разработаны градостроительные мероприятия, направленные на создание регулярной целостности застройки городов, выделения их административно-торговых центров с представительной архитектурой различных по функциональному назначению построек. В середине 60-х годов XVIII века этот процесс, благодаря деятельности комиссии, затронул ряд сибирских городов. В этот период времени наряду с регулярными планами Тобольска, Тюмени и Тары был разработан и первый регулярный план Енисейска, состоявший из трех графических листов. (1)

На одном из них, совмещающим изображения существующей и планируемой городской застройки, квартал, получивший вид сильно вытянутого с востока на запад прямоугольника, показан к югу от предусмотренной регулярным планом главной продольной улицы города, получившей в последствие название Большой. К северу вдоль противоположной стороны главной городской магистрали планом предполагалось размещение ряда административных зданий: провинциальной канцелярии, словесного суда, магистрата и комплекса построек воеводского дома. (илл.1)

Несмотря на то, что первый регулярный план Енисейска, разработанный в Тобольске, не был утвержден, а был подписан только сибирским губернатором Д.И.Чичериным, мероприятия по урегулированию городской застройки осуществлялись в соответствии с этим документом. (2) Надзором за его реализацией по указанию Д.И.Чичерина занимались геодезисты тобольской чертежной, которым специальной инструкцией, предписывалось строжайшее наблюдение на местах (в уездных городах) за строительством «против планов».

Решительным толком для масштабной реконструкции застройки Енисейска послужил один из крупнейших в его истории пожар, случившийся 29 июля 1778 года. (3) В огне этого пожара погибло значительное количество обывательских домов и административных зданий. В после пожарный период времени отвод земельных участков в городе осуществлялся по чертежам присланных геодезистов, и в соответствии с неутвержденным генеральным планом, подписанным только сибирским губернатором Д.И.Чичериным. (4) После утверждения планы поступали в енисейскую провинциальную канцелярию для последующей реализации. Посылаемым из Тобольска в уездные центры геодезистам сибирским губернатором Д.И.Чичериным строжайше предписывалось надзирать за тем, чтобы «строение вновь домов производимо было против планов» и не выдавалось за линии улиц. (5)

Топографическое описание Тобольского наместничества, составленное в 1790 году, сообщает нам, что к этому времени в «нижней половине» Енисейска (части города к западу от речки Мельничной – О.Р.,К.Ш.) застройка уже имела регулярный вид, сложившийся в ходе мероприятий по распланированию территории города. (6) Здесь, как сообщает документ, были «помещены для правительства домы и жила». Планировочную структуру центральной части Енисейска в конце XVIII века зафиксировал план Енисейска, составленный в 1797 году енисейским уездным землемером Иваном Козловским. На нем изучаемый квартал по-прежнему имел форму вытянутого вдоль реки Енисея прямоугольника. (7) Южную линию улицы Большой, в пределах рассматриваемого квартала, вплоть до начала XIX века формировала деревянная застройка. (илл.2)

В пояснениях к одному из генеральных планов Енисейска, составленному на рубеже XVIII-XIX в. наряду с одной тысячей ста тридцатью пятью деревянными жилыми зданиями, были указаны семь каменных «партикулярных» домов. (8) Об этом же количестве каменных жилых домов в Енисейске сообщает «Статистическое обозрение Сибири», опубликованное в Петербурге в 1810 году (по данным 1803 года – О.Р.,К.Ш.). (9)

Каменными домами в 80-90-х годах XVIII века застраивались наиболее ответственные в градостроительном отношении места, в частности, северная линия главной городской магистрали – улицы Большой, между Богоявленским переулком (ныне пер.Пожарный) и Гостинодворской площадью. Городским планом 1797 года здесь было зафиксировано два каменных двухэтажных здания, одно из которых принадлежало енисейскому купцу М.М.Хороших. Южную линию улицы Большой в указанных пределах по-прежнему формировала деревянная усадебная застройка. Многие домовладельцы, в силу ограниченности финансовых возможностей продолжали чинить свои старые деревянные постройки вместо сооружения новых из огнестойких материалов. Это впрямую допускалось городскими правилами застройки. «У которых обывателей нынешние строения не придут в линии, оставить до такого время, когда сами собою обветшают, поваляться и другим каким случаем уничтожатся или хозяева сами добровольно и прежде того по плану перестроить пожелают…», - указывалось в правилах. (10)

Произошедшие в первой четверти XIX века изменения в характере застройки квартала отразил регулярный план Енисейска, составленный вместе с межеванием городских земель минусинским окружным землемером Д.Шабановым в 1826 году. (11) (илл.3,4) Возросшие возможности наиболее состоятельной части енисейских жителей обусловили увеличение в городе числа каменных жилых домов, строительство которых сосредоточилось на главной городской улице в районе административно-религиозного центра. В пояснениях к «Геометрическому плану по межеванию» Енисейска сообщается о тысяче сорока деревянных жилых зданиях и десяти «партикулярных» каменных домах, среди которых, очевидно, находился и рассматриваемый памятник. (12) На указанном генеральном плане этот дом изображен в южной линии застройки квартала, крайним к западу из показанных здесь каменных зданий.

К сожалению, из-за плохой сохранности документальных источников, прямых сведений о строительстве изучаемого каменного дома пока не выявлено. В этих условиях возможно лишь высказать предположение о времени появления в Енисейске существующего сегодня памятника архитектуры, опираясь на имеющиеся косвенные данные.

Благодаря сохранившейся акварели А.Воронова, выполненной в 1837 году, и отображающей речную панораму Енисейска, известность получило имя владельца памятника. В период написания акварели им был енисейский первой гильдии купец Федор Дмитриевич Дементьев. (илл.5, под литером G)

Фамилия Дементьевых, капиталы которой выросли преимущественно на пушной торговле, была одной из самых известных купеческих династий в Енисейске. (13) На протяжении XVIII - первой половины XIXв. её представители горожанами неоднократно избирались в различные органы местного управления. Так, в 1750-х годах купец Иван Дементьев занимал должность бургомистра енисейского магистрата. (14) В 1763 году он служил в местном магистрате уже президентом, а с 1769 года стал городским головой. В одном из аттестатов, выданных ему собранием енисейских купцов и мещан, отмечалось, что в службе он «находился и ныне находится добропорядочно и по касающимся делам обид и налогов и притеснения никому нет так равно и противных поступок за ним нами не присмотрено, и состояния он честного и безпорочного». (15) В 1772 году И.Дементьев вместе с енисейским купцом И.Тельных хлопотал о закладке в городе каменного Троицкого храма. (16) В 1788 году принимал активное участие в поставках материалов для строительства каменной Троицкой церкви в Туруханском монастыре. (17)

Согласно архивным источникам, в 1817 году в енисейском уездном суде была оформлена «крепость» на дом, принадлежавший первой гильдии купцу Дмитрию Дмитриевичу Дементьеву, приходившемуся отцом Федору Дмитриевичу Дементьеву, чье имя, как мы отметили выше, было указано на акварели А.Воронова 1837 года. (18) Это обстоятельство позволяет высказать предположение, что первым владельцем каменного дома был купец Д.Д.Дементьев. О нем известно, что с 1813 года он занимал должность енисейского городского головы. (20)

Документально установленное время оформления «крепости» на каменный дом Дементьева Д.Д. дает основание отнести его строительство к второй половине 1810-х годов. Определенное значение для верной датировки рассматриваемого здания имеют данные о характере организации в 1810-1820-х годах строительства каменных жилых домов в городах Енисейской губернии, например, в Красноярске. Изучение сохранившихся подрядных записей на возведение каменных жилых домов этого времени, в частности дома купца третьей гильдии И.Н.Яковлева (ныне здание по пр.Мира,14 в Красноярске – О.Р.,К.Ш.), позволило сделать вывод, что продолжительность строительного сезона по возведению двухэтажных каменных домов, близких по объему дому Дементьева Д.Д. составляла пять месяцев, с первого апреля по первое сентября. Как правило, за это время артель, руководимая опытным мастером, обязывалась «окласть» каменный дом и покрыть его тесом «в две тесницы». При этом следует отметить, что строительство каменного двухэтажного дома в ценах того времени обходилось примерно в 1200 - 1500 рублей.

Именно такой срок, на строительство каменного двухэтажного дома третьей гильдии красноярского купца И.К.Кузнецова, например, был оговорен в декабре 1827 года в подрядном договоре с мещанином И.А.Быкасовым. «Обязуюсь я Быкасов в г.Красноярске…из приготовленных им Кузнецовым материалов ( кроме песку и воды) окласть каменный дом…и около дому устройства; мнеж Быкасову за таковую исправную постройку договором я от вас Кузнецова получить 1200 рублей с тем, чтоб работу начать с 1 Апреля будущего 1828 года и окончить к первому числу сентября того ж года или по невозможности не позже Октября месяца...», - отмечено в документе. (21)

Принимая во внимание содержание действовавших в это время правил «внутренней и наружной обмазки», допускавших оштукатуривание «наличных» стен «выстроенных в одно лето каменных строений», можно предположить, что отделка дома Д.Д.Дементьева была завершена в 1816 или в 1817 году. (22) В указанном выше, в качестве примера, договоре мещанина И.А.Быкасова было специально оговорено условие «отщекотурить» каменный дом сразу после окончания еще сырой кладки стен. (23)

Об авторе проекта дома Д.Д.Дементьева, как и большинства енисейских каменных построек 1810-х годов сведения отсутствуют. Вероятнее всего это следует объяснять особенностями проектной практики, складывавшейся на территории Приенисейских уездов еще с 70-х годов XVIII века. В соответствие с существовавшими в то время требованиями застройка городов в ходе урегулирования их планировочной структуры должна была осуществляться с использованием образцовых фасадов или специально разработанных проектов. Так, текстовая часть генерального

плана «Тобольского наместничества города Енисейска», составленного известным русским архитектором Иваном Лемом не позднее 1796 года, содержала следующие указания: «Партикулярные каменные домы могут строить против прочих вновь строющихся городов, по представляемым при сем примерным фасадам под № 1,2, и 3 какие в которых кварталах в должности генерал губернатора по состоянию тамошних хозяев дозволить строить…». (24) (илл.6) Купеческие с торговыми лавками каменные дома согласно установленным правилам, предлагалось возводить по фасаду под № 6. В отдельных случаях по желанию хозяев дозволялось строить дома и «выше сих фасад и с лутчим украшением». (25) Последнее замечание предоставляло застройщикам возможность заказа отдельного проекта или выбора архитектурного образца для собственного жилого дома. Известно, что с начала XIX века для массовой жилой застройки и наиболее распространенных видов административных, хозяйственных и других зданий создавалось большое число типовых (образцовых) проектов. Методика применения образцовых проектов в жилищном строительстве в начале XIX века почти не изменилась по сравнению со второй половиной XVIII века. Образцовое проектирование ограничивалось только фасадами, носившими, как и ранее, рекомендательный характер. (26)

В 1809-1812 годах была издана серия образцовых проектов жилых домов и других частных построек, объединенных под общим названием «Собрание фасадов, Его Императорским Величеством высочайше апробированных для частных строений в городах Российской империи». Число образцовых проектов в серии 1809-1812 годов доходило до трех сот. «Собрание фасадов» было введено в действие 31 декабря 1809 года. Согласно указу «О строении домов в городах по вновь высочайше утвержденным фасадам» разрешалось строить частные дома только по проектам из «Собрания фасадов». Многочисленные примеры совпадения фасадов многих сохранившихся зданий с проектами из «Собрания» показывают, что это издание завоевало популярность у архитекторов и широко использовалось в строительной практике. (27)

Сравнение архитектурных форм существующего в Енисейске каменного дома Д.Д.Дементьева с проектами «Собрания» показывает, что при его строительстве были использованы образцовые фасады, содержавшиеся во втором альбоме серии, изданном в 1809 году. (илл.7,8) Обращение Д.Д.Дементьева к дорогому в исполнении и исключительно редкому в практике местного домостроения образцовому проекту можно объяснить большим желанием лица, обладавшего крупным состоянием и наделенного властными полномочиями, выделиться в среде богатого енисейского купечества. (28)

Образцовый проект каменного дома мог быть получен Д.Д.Дементьевым в Томске – столице Томской губернии, в состав которой с 1804 года входил Енисейский уезд. В период строительства дома Д.Д.Дементьева должность томского губернского архитектора исполнял П.В.Раевский – выпускник петербургской Академии художеств, некоторое время работавший помощником у Чарльза Камерона, и хорошо знакомый с рассылаемыми по губерниям альбомами «Собрания». (29) По долгу своей службы П.В.Раевский обязан был руководствоваться действовавшими в то время правилами и требовавшими чтобы «фасад, а особливо на улицу, должен соответствовать правилам благолепной архитектуры, о чем пещись начальству и архитектору». (30) Этими же правилами, возможно, руководствовался и Д.Д.Дементьев, исполнявший, как указывалось выше, должность енисейского городского головы.

О лицах-исполнителях работ по строительству каменного дома Дементьева Д.Д. сведений не сохранилось. Предположительно ими могли быть представители многочисленного цеха мастеров каменных дел Енисейска, обладавших богатым опытом строительства из кирпича и

заслуженно считавшимися одними из самых квалифицированных зодчих в Сибири. Документальные источники первой четверти XIXв. содержат многочисленные упоминания о работах подрядчиков-енисейцев не только на стройках в городе Енисейске, но и на территории различных уездов Приенисейского края. Так, в 1804 году в енисейском Спасском монастыре на строительстве двухэтажного каменного здания «келарской» была занята артель каменщиков в составе енисейских мещан Федора Андреева, Ивана Куклина, Дмитрия Перфильева, Якова Мартусова и Ивана Помаскина. (31)

В 1812-1814 годах под руководством опытнейшего енисейского мастера Ивана Огрыскова были завершены работы по строительству Благовещенской церкви в Красноярске. Им же в 1816-1820 годах в Красноярске была выстроена каменная Всехсвятская церковь.

С августа 1817 года строительством каменного двухэтажного дома красноярского купца П.Ф.Ларионова руководил енисейский мастер Андрей Кочнев, по отзыву современников одинаково хорошо владевший ремеслом каменщика и столяра. (32)

Наряду с каменщиками в строительстве каменных домов в Енисейске принимали участие лица иных ремесленных специальностей. По сложившейся в городе с начала XVIII века традиции значительное число его жителей занималось изготовлением и продажей кирпича. Среди них можно назвать енисейских мещан Андрея Портнягина, Анику Пятых, Якова Зырянова, Степана Заусаева и других. Их имена мы находим в документах первого десятилетия XIX века о сооружении в енисейском Спасском монастыре двухэтажного каменного здания «келарской». (33) Без сомнения железные изделия для дома Д.Д.Дементьева были выкованы местными кузнецами, ремесло которых издавна славилось на всю Сибирь.

Поставками бутового камня для фундаментов енисейских каменных зданий часто занимались жители деревень Ерыкаловой и Шадриной. Так, например, в 1803 году крестьяне Григорий Ерыкалов, Евдоким Чупров и

Леонтий Шестоперов получили расчет за привоз в Енисейск «бутоваго камню серовику». (34)

Нельзя исключить возможного участия в строительстве каменного дома Д.Д.Дементьева красноярского купца, архитектора-самоучку А.П.Попова, в то время широко «известного по Красноярску и Енисейску производством казенных и частных строений». В «Регистре для записи купцов» в 1816 году он был отмечен по Красноярску в возрасте 28 лет. (35) Не случайно, высокая квалификация и заслуженный авторитет стали основанием для его приглашения в начале 1820-х годов на ответственное строительство каменных зданий в енисейском Христорождественском монастыре. (36) Документы той поры отмечают не только его значительный опыт в исполнении подрядных работ, хорошее знание архитектуры, но и способность самостоятельно составлять «планы» будущих построек. (37)

Об умении енисейских подрядчиков работать с архитектурными чертежами свидетельствуют их сохранившиеся договора с застройщиками. Так, в начале 1812 года енисейским мастером Иваном Огрысковым было заключено условие закончить постройку Благовещенской церкви в Красноярске «по имеющемуся у онаго строителя Ларионова плану...нимало не отступая...во всей точности и препорции вышины как церкви, так и колокольни...».

В контракте енисейского мещанина И.И.Ишимцова на строительство Казанской церкви в Ачинске в 1826 году специально было оговорено: «В производстве работы означенного храма мне Ишимцову нимало не отступать правил архитектуры на счет красоты и прочности здания…всемерно стараться сохранять совершенную прочность по всем направлениям линий показанных в плане фасаде и разрезе сего храма…ежели…в продолжении моей работы замечено будет им строителем или господином архитектором отступление...обязуюсь без малейшего противления...изменить». (38)

Мещанин И.Быкасов в своем договоре с красноярским купцом И.К.Кузнецовым обязался выстроить каменный дом «где будет отведено место по выданному плану и фасаду, которыя при условии мне объявлены нимало не отступая по искусству своему от рисунков». (39)

Перечисленные нами выдержки из контрактов енисейских подрядчиков позволяют сделать вывод о том, что каменный дом Д.Д.Дементьева должен был быть выстроен в строгом соответствии с образцовым фасадом, даже в условиях отсутствия прямого архитекторского надзора. В качестве примера, раскрывающего некоторые особенности подрядных договоров того времени приводим обязательства мещанина И.Быкасова. «Обязуюсь я Быкасов в г.Красноярске…с собственными своими работными людьми из приготовленных им Кузнецовым материалов ( кроме песку и воды) окласть каменный дом, которой по усовершенствовании в черне кладевом снаружи и нутри как надлежит отщекотурить и скласть прочные во всем доме печи, и плотничную работу как то: пяла в двери, накаты на полы двойные с набивкою между оными глины, потолки с набивкою на оные глины ж, и покрыть весь дом тесом в две тесницы, все словом сделать в прочном и лудшем виде; кроме столярной работы, и около дому устройства…». (40)

После смерти Ф.Д.Дементьева, последовавшей в 1838 году, каменный дом перешел к его брату Василию, который владел усадьбой вместе со своим сыном Никанором. Последний, сам став купцом первой гильдии, в 1854 году, как сообщает «Обывательская книга» Енисейска, выстроил свой собственный каменный дом по Алексеевской улице (ныне здание по ул.Диктатуры,5). (41)

Некоторое представление о состоянии каменного дома Дементьевых в этот период времени нам дает акварель А.Воронова, написанная в 1837 году. Несмотря на определенную условность изображения, она довольно точно передает основные черты архитектурного облика здания, близкого образцовым фасадам из альбома «Собрания» 1809 года: четырех колонный портик и треугольный фронтон, завершающий мезонин. К сожалению, акварель не дает ответа на вопрос о характере ограждения балкона северного фасада здания. Судя по рисунку, в восточной части здания на обоих этажах в это время находилась печь, - ее труба изображена на акварели. Кровля здания имела зеленый цвет. (илл.5, под литером G)

В начале 1850-х годов, после смерти Василия Дмитриевича Дементьева, дом по завещанию Д.Д.Дементьева достался жене В.Д.Дементьева – Аграфене Михайловне. Это становится известно из анализа документальных источников, содержащих сведения о домовладениях по улице Большой, принадлежавших фамилии Дементьевых. (42)

В 1852 году А.М.Дементьева подала прошение о вступлении в купечество, «имея содержание от женских рукоделий». К этому времени, помимо каменного дома по Большой улице, она владела каменным домом по улице Кедровой (купчая крепость от 1846 года) и двумя деревянными зданиями, построенными ее мужем: магазином по улице Большой и амбаром по улице Береговой (ныне Петровского). (43)

Недвижимое имущество А.М.Дементьевой, вместе с каменным домом по Большой улице сильно пострадало в пожаре 1869 года. Из письма совладельца дома – купца И.И.Дементьева в енисейский городской суд, следует, что здание при пожаре полностью выгорело внутри. (44) Сведений о проведенном в нем после пожара ремонте не выявлено.

В конце 1870-х годов, в результате возникших больших финансовых затруднений в торговых делах, в частности, из-за крупной задолженности перед Тверской мануфактурой, А.М.Дементьева почти разорилась и была вынуждена в счет долга внести стоимость четвертой части унаследованного ею каменного дома по Большой улице. (45) В это время совладельцами здания были ее сыновья Иван и Григорий от первого брака с енисейским купцом третьей гильдии Ильей Григорьевичем Дементьевым (умер в 1850 году), а также сын Александр от второго брака с купцом Василием Дмитриевичем Дементьевым.

По документам енисейской недвижимости устанавливается, что в 1880-х годах дом принадлежал Ивану и Григорию Дементьевым, доставшись им в наследство от матери. В последствие здание было продано енисейскому купцу-золотопромышленнику И.П.Кытманову, а затем перешло по наследству к его сыну Петру. (46)

Благодаря сохранившемуся фотоснимку, приблизительно датируемому концом 1870-х годов, и изображающему вид пострадавшей в пожаре 1869 года застройки центральной части Енисейска, мы имеем возможность сделать некоторые наблюдения о состоянии дома Дементьевых в этот период времени. Обращенный на улицу северный фасад дома имел в центре четырехколонный портик, ранее завершавшийся треугольным фронтоном с гладким тимпаном. Колонны портика с ионическими капителями выступали от стены фасада, опирались на выступ цокольного этажа и объединялись на уровне пола мезонина балконом с ограждением. Судя по снимку, сильно обгоревший дом, как и многие каменные постройки Енисейска, длительное время оставался без ремонта. На здании отсутствовал треугольный фронтон и крыша мезонина, без заполнений были оконные проемы дома.

Вероятнее всего, капитальный ремонт дома был осуществлен в 1880-х годах, после его приобретения И.П.Кытмановым – представителем одной из крупнейших купеческих династий Енисейска и Енисейской губернии с 50-х годов XIX до начала ХХ веков. Свои капиталы Игнатий Петрович преумножал разработкой золотых россыпей в Северо-Енисейском горном округе, имея 23 прииска, из них 17 собственных и шесть арендованных. По размерам золотодобычи предприятие Кытманова занимало тогда в Енисейской губернии второе место.

Состояние дома после ремонта зафиксировал один из фотоснимков конца XIX-начала ХХ вв. (илл.9) Судя по нему, в результате произведенных работ была восстановлена двускатная крыша мезонина и его треугольный фронтон, получивший, по всей видимости, свою первоначальную форму. На западном и восточном скатах крыши мезонина на снимках видны высокие трубы печей, располагавшихся в средней части здания (печь в восточной части здания, труба которой изображена на акварели 1837 года, была,

видимо, разобрана). Крыша здания, сохранившая свою форму, получила новое металлическое покрытие. Вероятнее всего, в после пожарный период обновило свой вид невысокое ограждение балкона мезонина. Рисунок выполненной из полосового железа решетки, образуемый чередованием вертикальных элементов и плавно изгибающейся полосы получил оригинальный характер, отличающийся от распространенных рисунков ограждений классицистических особняков.

В первой четверти XIX века массовая застройка российских городов в результате государственной политики обязательного использования образцовых фасадов оказалась представлена небольшими особняками в классицистическом стиле.

Ставшие очень популярными дома с мезонинами были вызваны к жизни мероприятиями по урегулированию городской застройки («что бы на улицах мелкого строения не было»). (47) Отвечая градостроительным требованиям, мезонинный вариант позволял увеличить число жилых комнат с максимальным полезным использованием внутреннего объема домов. Мезонин, наравне с антресолями приобрел значение основного жилого помещения дома. Как правило, одна из его комнат была обращена на улицу, а другая – в сторону двора. К созданию проектов мезонинных домов обращались не только рядовые архитекторы, но и маститые зодчие. Известны, например, образцовые проекты крупнейшего русского архитектора эпохи классицизма К.И.Росси, специально созданные им для Павловска. (48) Тип полутораэтажного с мезонином дома нашел в это время использование и в застройке Енисейска. Дома этого типа представлены на акварели А.Воронова 1837 года, изображающей речную панораму города. В частности один из таких домов – третьей гильдии купца Г.В.Белых показан к западу от Богоявленского собора.

О первоначальной структуре плана дома Д.Д.Дементьева в настоящее время судить сложно. Как мы указывали выше, в 1869 году здание полностью выгорело внутри и, возможно, после ремонта приобрело иную планировку. В силу действовавших в период строительства здания правил, не только предписывавших жесткое соблюдение принципа неизменного стилевого единства всех зданий, но и предоставлявших право заказчикам вносить в образцовые фасады изменения в соответствие со своими пожеланиями, план дома Д.Д.Дементьева мог приобрести индивидуальный вид. Внутренняя планировка дома согласно нормам того времени полностью оставалась « в воле хозяев».

Принимая во внимание время постройки дома Д.Д.Дементьева, нельзя исключить, что его первоначальная планировочная структура могла быть близкой распространенным в русском классицизме схемам планов жилых особняков. В этой связи стоит вспомнить, что в последней четверти XVIII и в начале XIX века увидел свет целый ряд изданий, посвященных правилам строительства каменных зданий различного назначения. (49) Наряду с фасадами, «профилями», деталями декоративного убранства в этих изданиях публиковались и планы каменных жилых построек. В частности вышедшее в 1803 году программное сочинение архитектора И.Лема, представлявшее собой пособие для обустройства дворянами своих поместий, содержало чертежи «образцового» жилого с мезонином дома для загородной усадьбы. (илл.10) (50) Предположительно чертежи подобного проекта могли быть использованы с некоторыми допускавшимися изменениями при создании дома Д.Д.Дементьева в Енисейске.

Выбор в качестве образца полутораэтажного с мезонином дома обусловил, как и в проекте И.Лема, устройство двух поперечных капитальных стен, разделявших здание на три части (восточную, центральную и западную) и служивших опорой для конструкций мезонина. (илл.11,12,13) В восточной и западной части дома Д.Д.Дементьева, следуя образцу, продольные капитальные стены вычленяли ряд расположившихся с севера на юг комнат. Отклонения от симметричной организации плана в доме

Д.Д.Дементьева очевидно были продиктованы соображениями необходимости создания комфортных условий проживания. Распространенное в русском классицизме общее симметрично-осевое решение с залом в середине, восходившее к палладианским традициям, еще в конце XVIII века подвергалось критике ведущими отечественными архитекторами. Так, Н.А.Львов критически отзываясь о планировочных основах современной ему архитектуры, писал: «Итальянских архитекторов планы внутреннего расположения комнат гораздо удобнее для шитья по канве золотом, нежели для житья в оных…». (51)

Как и прочие жилые дома начала XIX века, функционально дом Д.Д.Дементьева был разделен на парадную, жилую и служебную части. Три парадные комнаты дома на основном этаже группировались вдоль главного фасада, выходившего на Большую улицу. Самым большим из парадных помещений был ориентированный вдоль поперечной оси дома зал, располагавшийся в северо-восточном углу дома. Обладая хорошими пропорциями, он имел в северной стене два оконных проема, а в восточной – три. По мнению исследователей, сдвиг зала к торцу в небольших особняках эпохи классицизма создавал более компактную комбинацию из парадных и жилых комнат и коридора. (52) С южной стороны зала располагалась небольшая теплая передняя. В нее можно было попасть из юго-восточного помещения с находившейся здесь парадной лестницей. В это помещение вел дверной проем, находившийся на цокольном этаже дома на крайней к югу оси восточного фасада. Развитие композиционного приема устройства входа в жилые дома не с их главного фасада, а с торца было связано с соблюдением требований застройки городов по красным линиям улиц, содержащихся в регулярных генеральных планах. Этот прием был характерен еще для «образцовых» проектов первой половины XVIII века.

Другим парадным помещением основного этажа, располагавшимся к западу от зала, была гостиная, освещавшаяся тремя оконными проемами, занимавшими центральную часть северного фасада. Крайним к западу в ряду парадных помещений дома, вероятнее всего, был кабинет владельца. В парадной части дома Д.Д.Дементьева использовался анфиладный принцип в расположении комнат. Дверные проемы анфилады трех парадных помещений основного этажа дома Д.Д.Дементьева изначально были сдвинуты к окнам северного фасада. Это позволило освободить поперечные стены этажа для более удобной расстановки мебели.

В южной части основного этажа располагались жилые помещения, сгруппированные по сторонам от небольшой прихожей с лестницей для подъема в мезонин. Планировку мезонина, вероятнее всего с момента окончания строительства дома, образовывали две пересекающиеся капитальные стены, вычленявшие в северной части трехоконный зал, а в южной части небольшую освещавшуюся двумя окнами комнату и прихожую с лестницей и одним окном.

Комплекс служебных или хозяйственных помещений, необходимых для ежедневного обслуживания обитателей, как и во многих жилых домах того времени, размещался в цокольном этаже дома Д.Д.Дементьева. В своих «Записках о Сибири» фольклорист Е.А.Андреева в середине XIX века отмечала: «Дома были высокие и строились в два жилья: вверху горницы, а нижнюю половину – подклет занимала кухня». (53)

Планировка цокольного этажа дома Д.Д.Дементьева в целом повторяла планировку основного этажа здания. В помещения цокольного этажа первоначально вели два входных проема, один из которых (главный) находился на крайней к югу оси восточного фасада; другой, имевший хозяйственное значение, располагался в средней части южного фасада. Как и во многих небольших по объему домах объединенный парадно-жилой комплекс основного этажа соединялся с цокольным хозяйственным посредством служебной лестницы, которая была продолжением мезонинной.

Особенностью плана дома Д.Д.Дементьева являются, отсутствующие в образцах, узкие (ориентированные вдоль улицы) помещения в центральной части здания на цокольном и основном этаже. Помещение на цокольном этаже, судя по архитектурным обмерам начала 1980-х годов имевшее только один дверной проем с южной стороны, возможно, могло изначально использоваться в качестве кладовой – «сейфа» для хранения особо ценных вещей хозяев дома. Такие хранилища, как показывают материалы изучения памятников архитектуры Енисейска, являлись характерной чертой многих каменных городских особняков последней четверти XVIII века, в частности, «Дома Грязнова». (ныне здание по ул.Ленина,85). На основном этаже дома такое помещение изначально могло служить коридором для более удобной связи между парадными и жилыми комнатами.

Исходя из условий практичности, размещение в жилых домах печей, как правило, определялось в местах сопряжения нескольких помещений. Нередко печи топились из коридоров. Устройство печей посреди стены или впритык к наружной стене было чрезвычайно редким и иногда допускалось в декоративных целях. (54) Судя по фотоснимкам конца XIX - начала ХХ вв., печи в доме Д.Д.Дементьева, вероятно, располагались в западной и восточной сторонах коридора, занимавшего центральную часть здания.

Относительно некоторых особенностей конструкций жилых домов, распространенных в период строительства дома Дементьевых, можно отметить следующее.

Фундаменты дома Д.Д.Дементьева были выполнены по традиционному для Енисейска, проверенному длительной практикой строительства каменных зданий способу. Тело фундаментов выполнялось из крупных валунов, уложенных в выкопанные рвы, на дно которых укладывались бревна. Не стоит исключать и вероятность устройства фундаментов дома в соответствие с указаниями распространенных в то время пособий по сооружению «всякого рода строения». Одно из них, сочиненное архитектором И.Лемом, для работ в условиях обводненного грунта предлагало: «Во всех местах, где во рвах стоит вода, для основания должно всегда прежде класть на низ из бревен лежни толщиною не менее семи вершков и более с поперечною перевязкою разстоянием в кладке одного

бревна от другаго не шире шести вершков; концы бревен не стыкать, но делать накладку и соединять бревна не вравном положении конца с концом…». (55) В отношении устройств в жилых домах лестниц «Руководствами» предлагались следующие рекомендации: «для легкаго восхождения с площадками, ряд ступеней до площадки от девяти до пятнадцати ступеней, широтою ступень от 14 до 18 дюймов, но никогда менее фута не делать, высотою не выше шести, не ниже пяти дюймов, должны быть все ступени равные…». (56)

Следует упомянуть об особенностях конструктивного решения надоконных перемычек. Судя по каменным жилым зданиям первой четверти XIX века в Красноярске, значительная часть которых была выстроена енисейскими мастерами, над их окнами вместо кирпичных перемычек устраивалась оригинальная конструкция: на уровне оконной перемычки в кладку вводилась значительной толщины (до 10 см.) доска – «пяла», на которую сверху опирался небольшой участок бессистемной кирпичной кладки. Выше него, в кладке стены, устраивалась из кирпича на ребро арочная конструкция, вероятнее всего имевшая разгрузочные функции. Эту особенность устройства оконных перемычек можно наблюдать в каменном жилом доме красноярского купца П.Ф.Ларионова (ныне здание по ул.Ленина,9 в Красноярске), выстроенного в конце 1810-х годов енисейским мастером А.Кочневым.

Судя по сохранившимся оконным заполнениям зданий первой половины XIX века, их рисунок нередко членился на одинаковые ячейки остекления, занимавшие всю ширину оконной створки. Иногда в окнах значительной высоты, плоскость рамы имела глухую фрамугу наверху и две распахивающиеся створки внизу. Конструкции оконных рам имели фурнитуру: накладные шарнирные петли и шпингалеты (отдельные для низа и верха).

Относительно возможного первоначального колористического решения фасадов дома Дементьевых следует указать на следующее.

Рекомендации по цветовой окраске фасадов содержали Правила использования образцовых проектов. Цоколи окрашивались в серый (дикий) цвет, поле стен в светло-желтый, светло-зеленый, светло-серый или светло-синий цвета. Преобладающим цветом стен был желтый различных оттенков. Крыши делались зелеными или красными. Такая окраска соответствовала изданному в 1817 году указу, запрещавшего применение ярких красок и рекомендовавшему красить здания в бледные тона, образцы которых рассылались на специальных табличках. Декоративные детали фасадов выделялись белым цветом. (57)

Выстроенный в 1816-1817 годах дом Д.Д.Дементьева положил начало формированию каменной застройки участка южной линии главной городской магистрали Енисейска – улицы Большой межу Гостинодворской площадью и Богоявленским переулком. Вместе с кирпичными объемами дома М.М.Хороших и «Дома воеводы», располагавшимися на противоположной стороне улицы, а также более поздними каменными домами Баландина и Кытманова, находившимися рядом, дом Д.Д.Дементьева активно выделялся среди окружающей деревянной застройки. Его «столичные» архитектурные формы, выражавшие художественные вкусы своего времени и завоевавшие признание самых различных слоев русской общественности, долгое время играли едва ли не ведущую роль в определении стилевого характера застройки центральной части города. В значительной степени эта роль сохраняется и сегодня.

Несмотря на некоторые изменения своего первоначального архитектурного облика, памятник хорошо сохранил основные черты жилого особняка эпохи развитого классицизма, выстроенного с использованием одного из образцовых фасадов. В настоящее время средняя трехосевая часть его уличного фасада оформлена четырехколонным портиком: колонны с ионическими капителями поставлены на выступ цокольного этажа, несут антаблемент мезонина с треугольным фронтоном. Перед мезонином, между колоннами, сохранился балкон с металлическим ограждением. Оштукатуренные фасады увенчиваются простым деревянным карнизом сильного выноса, междуярусное членение выполнено гладким поясом. Цокольный этаж обработан рустовочными швами, окна украшены замковыми камнями веерной формы. Окна основного этажа обрамлены штуковыми обводами, увенчаны сандриками на консольках. Три средних окна (в портике) увенчаны сандриками с треугольными фронтонами.

Дом Дементьевых в Енисейске является памятником русской жилой архитектуры первой четверти XIX века. Представляет собой редкий в Центральной Сибири и уникальный для Енисейска пример архитектурной композиции небольшого классицистического особняка с мезонином и портиком.

ПРИМЕЧАНИЯ

1.ЦГАДА,ф.214,кн.1310, л.628-630;

2.ЦГИА,ф.1310,оп.1,д.49,л.20;

3.ГАКК,ф.907,оп.1,д.79,л.11;

4.ГАКК,ф.907,оп.1,д.20,л.11;

5. Копылова С.В. Каменное строительство в Сибири…С.60;

6. РГВИА, ф.846,оп.16,д.19107,л.201об.;

7.На должность землемера Енисейского уезда И.Козловский был назначен двадцать первого июня 1782 года. Неоднократно командировался в Енисейск для размежевания земель. - Копылова С.В. Каменное строительство в Сибири…С.219; ГАКК,ф.907,оп.1,д.79,л.73;

8.РГИА,ф.1293,оп.166,д.8;

9. Статистическое обозрение Сибири. СПб.,1810, С.292;

10.РГИА,ф.1293,оп.166,д.8;

11.РГИА, ф.835,оп.1,д.146;

12. ГАКК,ф.595,оп.58,д.6;

13.Комлева Е.В. Енисейское купечество (последняя четверть XVIII – первая половина XIX в.), Новосибирск, 2005; В конце XVIII века в Енисейске

по данным метрических книг значилось несколько семей, носивших фамилию Дементьевых. - ГАКК, ф.819, оп.1, д.86, лл.9об., 13об., 14об.;

14.РГАДА. Ф. 291. Оп. 1. Д. 10083. лл. 1-1 об., 4.;

15.РГАДА. Ф. 291. Оп. 1. Д. 19080. Л. 1-4.;

16. ГУТО,ф.156,оп.2,д.2892,л.2;

17.ГАКК,ф.594,оп.1,д.90,л.2;

18.ГАКК,ф.161,оп.1,д.2, л.256.;

19.ГАКК,ф.160,оп.1,д.962,л.73об.;

20.ГАКК,ф.173,оп.1,д.89,лл.77-77об.;

22.Опыт городовым и сельским строениям, или Руководство к знанию, как располагать и строить всякого рода строения по неимению Архитектора. Издан вторым тиснением с прибавлением двух частей и с объяснением на таблицах разных зданий. Сочиненный Архитектором и Кавалером 4 степени св: Князя Владимира Лемом, состоящим в 6 классе. СПб., печатано в Императорской Типографии 1802 года. С.109;

23. ГАКК, ф.173,оп.1,д.89,л.77-77об.;

24.РГИА,ф.1293,оп.168,д.5;

25.Там же;

26.Ожегов С.С. Типовое и повторное строительство в России в XVIII-XIX веках. М., Стройиздат, 1984,С.80;

27.Ожегов С.С. Указ.соч. С.93;

28.Исследователями истории русской усадьбы было отмечено, что в России богатые провинциальные помещики, подражая столичным аристократам, сооружали в своих усадьбах огромные дома в «новейшем вкусе». Примечательное замечание оставил русский писатель и общественный деятель, литературный и театральный критик С.Т.Аксаков, который в одном из своих произведений писал: Дурасов, «человек добрый, недальний, необразованный и в то же время самый тщеславный, увидев в Москве и Петербурге, как живут роскошно и пышно знатные богачи, захотел

и сам так же жить…» - Аксаков С. Т. Детские годы Багрова-внука // Собр. соч. СПб., 1913. С. 239;

29.Залесов В.Г. Архитекторы Томска. (XIX-начало ХХ века). Томск, 2004, С.24;

30.ПСЗРИ, Т.XXVI,1801, № 19927, СПб., 1830;

31.ГАКК,ф.258,оп.1,д.40,лл.4,8об.;

32. ГАКК,ф.796,оп.1,д.4471,л.2;

33. ГАКК, ф.592,оп.1,д.305,л.179об.;

34.ГАКК,ф.258,оп.1,д.40,лл.3об.,4,8;

35.ГАКК,ф.160,оп.2,д.10,л.3;

36.ГАКК,ф.812,оп.1.д.732,л.3;

37.Там же,л.6об.;

38.ГАКК,ф.813,оп.1,д.11,л.54;

39.ГАКК, ф.173,оп.1,д.89,л.77-77об.;

40.Там же;

41.ГАКК,ф.161,оп.1,д.2,л.255об.-256;

42.Там же;

43.ГАКК,ф.161,оп.1,д.2,лл.254-257;

44.ГАКК,ф.51,оп.1,д.446,л.бн.;

45. ГАКК,ф.51,оп1,д.446,л.1;

46. ЕФ ГАКК,ф.1,оп.1,д.19,л.78;

47.Байбурова Р.М. Русский усадебный интерьер эпохи классицизма. Планировочные композиции. Памятники русской архитектуры и монументального искусства. Материалы и исследования. М., «Наука», 1980, С.157;

48. Свод памятников архитектуры и монументального искусства России. Тверская область. Ч.1М., «Наука»,2002, С.676;

49.Авторство значительной части изданий принадлежало известному русскому архитектору Ивану Лему. Это: «Опыт городовым и сельским строениям или руководство к основательному знанию производить всякого

рода строения» (1785), «Правила о перспективе» (1791), «Теоретические и практические предложения о гражданской архитектуре, с объяснением правил Витрувия, Палладио, Серлио, Виньолы, Блонделя и др.» (1792—1794), «Начертание древних и нынешнего времени разнородных зданий, как то: храмов, домов, садов, статуй, трофеев, обелисков, пирамид и других украшений» (1803), «Начертание с практическим наставлением, как строить разные здания, с принадлежащими правилами украшения и расположения, как то: церквей, увеселительных домов, сельских жилищ, служащих для всегдашнего или временного пребывания служб, мельниц, шлюзов, плотин, деревянных и каменных разных заведений» (1803), Начертание о практическом наставлении как строить разные здания. СПб., 1803;

50.Лем И. Начертание о практическом наставлении как строить разные здания. СПб., 1803;

51.Четыре книги Палладиевой архитектуры. Изд. Н.А.Львова. СПб., 1798, С.57-58;

52. Байбурова Р.М. Указ.соч.,С.151;

53.Андреева Е.А. Записки о Сибири. Сибирский архив.1913. №№9-11;

54.Байбурова Р.М. Указ.соч.,С.160;

55.Опыт городовым и сельским строениям, или Руководство к знанию, как располагать и строить всякого рода строения по неимению Архитектора. Издан вторым тиснением с прибавлением двух частей и с объяснением на таблицах разных зданий. Сочиненный Архитектором и Кавалером 4 степени св: Князя Владимира Лемом, состоящим в 6 классе. СПб., печатано в Императорской Типографии 1802 года. С.16-17;

56.Там же, С.110;

57.Ожегов С.С. Указ.соч. С.92; ПСЗРИ, т.34, № 27180. В указе рекомендовались цвета: белый, палевый, бледно-желтый, светло-серый, дикий, бледно-розовый, сибирка (с большой примесью белой) и желто-серый.;

1.Фрагмент генерального плана Енисейска начала 1770-х гг.
1.Фрагмент генерального плана Енисейска начала 1770-х гг.
2.Фрагмент генерального плана Енисейска 1797г.
2.Фрагмент генерального плана Енисейска 1797г.
3.Фрагмент генерального плана Енисейска 1826г.
3.Фрагмент генерального плана Енисейска 1826г.
4.Генеральный план Енисейска  1831г.
4.Генеральный план Енисейска 1831г.
5.Фрагмент акварели А.Воронова 1837г.
5.Фрагмент акварели А.Воронова 1837г.
6.Фрагмент генерального плана Енисейска рубежа ХУШ-Х1Хв.
6.Фрагмент генерального плана Енисейска рубежа ХУШ-Х1Хв.
7.Образцовый проект особняка 1809г.
7.Образцовый проект особняка 1809г.
8.Образцовый проект особняка 1809г.
8.Образцовый проект особняка 1809г.
9.Застройка центральной части Енисейска.фото нач.ХХв.
9.Застройка центральной части Енисейска.фото нач.ХХв.
10. Образцовый проект дома с мезонином. арх.И.Лем 1803г.
10. Образцовый проект дома с мезонином. арх.И.Лем 1803г.
11.План цокольного этажа дома Дементьевых Обмер 1987г.
11.План цокольного этажа дома Дементьевых Обмер 1987г.
12.План основного этажа дома Дементьевых. Обмер 1987г.
12.План основного этажа дома Дементьевых. Обмер 1987г.
13.План мезонина. Обмер 1987г.
13.План мезонина. Обмер 1987г.


Совесть [CPS] RU

Кафедра ЮНЕСКО в Красноярске

Фонд Архитектурное наследие Центральной Сибири

Старые фотографии
Партнерские проекты
  • Сибирские усадьбы - туристические маршруты по Красноярскому краю
    siberian-manors.ru
  • Памятники архитектуры и другие достопримечательности в Риме
    in-rome.ru