Покровская церковь в Красноярске

Добавлена: 26.04.2014
Добавил: архитектор
Объект: Покровская церковь по ул.Сурикова, 26 в Красноярске
Покровская церковь в Красноярске

Покровская церковь в Красноярске — история строительства и архитектурные особенности.

 Каменное строительство развернулось в Центральной Сибири в середине XVIII в. В Красноярск оно пришло из старейшего города региона — Енисейска, где сравнительно быстро наладилось производство кирпича и появились свои каменных дел мастера. К 1722 г. под руководством при-сланного из Тобольска московского «уставщика» Ф Чайки здесь были выстроены первые каменные здания: Богоявленский собор и дом для воеводы Вердеревского. Начало строительству из камня в Красноярске было положено сооружением в 1759—1773 гг. Воскресенского собора на Стрелке, в возведении которого принимали участие енисейские каменщики. Но собор не сохранился, и сейчас Покровская церковь является старейшим памятником в застройке исторического центра города.

После опустошительного пожара, случившегося 25 мая 1773 года, начался новый этап в градостроительстве Красноярска. Сгорели дотла не только все крепостные сооружения, но и воеводская канцелярия, комендантский дом, пороховые и винные погреба, почти все жилье. Последовали строгие предписания о возведении казенных зданий только в камне, однако выполнение этих предписаний надолго затянулось ввиду отсутствия в городе своих мастеров и кирпичников. Появилось к середине 80-х годов первое гражданское каменное здание, но это был в девять покоев частный одноэтажный дом с подвалом последнего красноярского воеводы Пелымского. В целом город продолжал застраиваться деревянными домами.

Присланный из Тобольска геодезии сержант Петр Моисеев повел застройку «послепожарного» Красноярска по регулярной линейной системе, сохранившейся в старой части Красноярска до сих пор. Она осуществлялась с 1788 г. в соответствии с правилами и планами, под наблюдением уездных землемеров, сурово каравших застройщиков, нарушавших четкость красных линий улиц.

В это время определились размеры кварталов обывательских строений, характер и глубина усадебных участков, предписывались даже габариты выходящих на улицу домов. Среди монохромной и разреженной — «прозрачной» застройки особенно светлыми и нарядными воспринимались крупные объемы каменных церквей — важных ориентиров городских панорам.

Деревянных предшественниц Покровской церкви было несколько, первая из них была срублена еще в середине XVII в. на территории «большого города», в юго-западной части торгово-ремесленного посада (район пересечения современных улиц Мира и 9 января).

После пожара 1773 года встал вопрос о строительстве новой Покровской церкви. Несмотря на то, что по «высочайше утвержденному» плану города Покровской церкви предстояло стать каменной, прихожане обратились к тобольскому архиепископу Варлааму с просьбой разрешить выстроить им вновь деревянную церковь «невеликую, чтоб около оной можно было заложить и каменную».

Вслед за разрешением, последовавшим в сентябре 1774 г., новую деревянную церковь Покрова заложили 8 ноября того же года. Любопытна судьба этой церкви. Переименованная в 1790 году в Благовещенскую, а позднее во Всехсвятскую, церковь дважды переносилась до того как сгорела, уступив свои места одноименным каменным церквям. Это было трехчастной структуры — «кораблем» — высокое сооружение с шатровым храмом и «таковою же колокольней», завершенное маковицами, обитыми «белым железом» с золочеными железными крестами. Из описи церкви известно, что пол в храме был чугунный, окна — слюдяные, а на колокольне находились три колокола весом в-три пуда, в один пуд 15 фунтов и два пуда 29 фунтов.

Место для строительства каменной Покровской церкви было выбрано к северо-западу от деревянной, где размещалась старая «народная съезжая изба» (сейчас угол пр. Мира и ул. Сурикова). Судя по архивным материалам, сооружение Покровской церкви шло по исстари заведенному порядку. Прихожане во главе с церковным старостой Даниилом Черкасовым и священником Михаилом Терским при поддержке протопопа Алексея Михайловского, обратились в 1784 году в Тобольскую духовную консисторию» за разрешением построить вместо деревянной каменную* приходскую церковь, уверяя, что средств и материалов для этого будет достаточно.

Получив «благословенную грамоту», прихожане 322 дворов (жители города и подгородных деревень) выбрали «церковным строителем» отставного дворянина Михаила Юшкова, происходившего, судя по исповедным росписям, из старинного рода красноярского казачества.

На плечи Юшкова легли немалые заботы: Красноярск еще не располагал специалистами «каменного дела», судя по материалам городовой обывательской книги за 1783— 1786 гг. Несомненно, сооружение второго каменного храма Красноярска было поручено енисейцам. Именной список ремесленников Енисейска (1789 г.) называет «по цеху каменному» 27 человек, в том числе — 6 мастеров, 12 подмастерьев и 9 учеников.

Вот имена потенциальных строителей Покровской церкви: старшина цеха Степан Лещев, «старшинский товарищ» Василий Гатилов, мастера цеховые Иван Помаскин, Алексей Казаретин, братья Иван и Савва Федоровы. Участие енисейских мастеров в возведении Покровской церкви предопределило в значительной степени выбор в качестве «образца» Троицкой церкви, построенной в Енисейске в 1772—1776 гг. Строительство Покровской церкви шло с 1785 по 1795 год. Площадка для нее была расчищена местной воинской командой и принята от военного коменданта Юшковым и Черкасовым в феврале 1785 г.

Именовать заложенную церковь Покровской (а не Богоявленской, как вначале предполагалось) «приголосовали все прихожане» 2 апреля 1785 г., права приходского мира были достаточно широкими — утверждение «образца» (позже — проекта), сметы расходов, контроль через выборного старосту и «церковного строителя» за ходом работ. Объяснялось зто тем, что все расходы по возведению церкви и содержанию ее причта брали на себя прихожане.

Фактически определенное участие в строительстве Покровской церкви принимали все жители Красноярска и уезда: 9 декабря 1785 г. была вручена шнуровая книга для •записи добровольных пожертвований среди горожан крестьянину Михаилу Петухову, а крестьянину Андрею Истомину в тот же день «дан ящик... для собрания от доброхотных дателей на вновь строящуюся приходскую церковь денег по селам и деревням Красноярского заказа» ".

Прихожане по очереди выполняли все вспомогательные работы на стройке: подвозили песок, кирпич, лес, воду, заготавливали бутовый камень, известь, обеспечивали охрану материалов. К середине 1789 г. церковь была уже почти полностью выстроена, и 13 июля духовное правление направило об этом рапорт в Тобольск. Чтобы ускорить работы, в каменный храм перенесли многое из внутреннего убранства деревянной старой церкви, в том числе «престольный Покровский и четыре местных образа... для которых срочно столярной и резной работой делался иконостас».

Резал иконостас красноярский мещанин Федор Ушаков. Иконостас простоял в здании до 1845 года, когда его продали в церковь села Кекурского. На каменной колокольне оказались все три колокола с бывшей деревянной, а в холодный, храм перенесли слюдяные оконницы старой церкви. Боковые теплые приделы были освящены в январе и. августе 1790 г., но прежде, чем завершились все работы по-«строению и церковному благолепию», прошло еще пять лет. Только 30 июня 1795 г. освящен главный холодный, храм Покрова пресвятой богородицы и церковь стала считаться полностью действующей.

Приводим некоторые выдержки из описания церкви по клировой ведомости 1813 г.: «Церковь одноэтажная, с двумя приделами и колокольней, каменная, длиной внутри холодной три сажени с аршином, в ширину — три сажени три: четверти; в трапезе с теплыми приделами длиною в четыре-сажени с половиной, в ширину восемь саженей; в колокольне паперть длиною в три сажени, в ширину три сажени десять вершков... полы, выстланные каменным простым плитняком... Кумполов на алтарях церкви и колокольни — шесть, полуглавий на оных шестнадцать, покрыты все листовым железом и зеленой краской. Глав на алтарях три, на церкви — пять и одна на колокольне, обиты белым железом, на них крестов всего девять, железные... Кругом-церкви ограда»....

В 1840-х гг. колокольня, обстроенная с трех сторон,., «отступила» от западного фасада — были удлинены приделы, разобрано крытое каменное крыльцо и пристроены притвор, ризница и просвирня, получившие плоские перекрытия. Тогда же поднят над старыми и новыми участками стен нижнего яруса сплошной каменный парапет, прорезанный проемами для отвода воды с кровли. Декор пристроек замаскировал их позднее появление очень близкой-имитацией деталей старых объемов, только несколько-огрубленных.

Одновременно были оштукатурены и получили двухцветную окраску фасады, а все 9 главок и кресты позолочены. Были подновлены росписи в интерьерах появились яркие пятна росписи на фасадах — в прямоугольных рамах верхнего яруса и в тимпанах трехлопастных полуглавий — подвышений четверика.

В дальнейшем архитектурный облик здания существенно не менялся, поэтому Покровская церковь хорошо сохранила свою первоначальную объемную композицию и элементы декоративно-пластической разработки стеновых поверхностей.

Основу композиции Покровской церкви составляет традиционный «корабль» — на оси восток-запад расположены полукруглый алтарь, четверик храма, просторная трапезная и колокольня. Усложняют композицию симметричные боковые приделы и поздние западные палатки. Подобной трехчастной продольно-осевой структурой обладают многие культовые постройки центральных областей России и Урала, выстроенные в конце XVII — начале XVIII вв. (церковь Иосифа Царевича в Москве, 1688 г.; Троицкий собор в Верхотурье, 1704 г. и др.).

Однако появление боковых теплых приделов, закладываемых одновременно с главным объемом здания — черта, характерная лишь для некоторых сибирских церквей, и в частности, для Покровской церкви. Стройный трехсветный четверик храма с трехлопастными подвышениями над каждой гранью завершается высоким восьмилотковым сводом на парусах, несущим малый восьмерик — световой барабан с луковичной граненой главкой.

Декоративные трехъярусные барабаны с главками меньшего размера расположены диагонально над углами четверика, в соответствии с московским типом пятиглавия, характерным для памятников культового зодчества При-енисейского края XVIII в. Восьмигранную ярусную форму барабанов храмового пятиглавия повторяют барабаны алтарей главного храма и приделов. Ребра нижних ярусов всех барабанов выделены массивными волютами, усиливающими эффект стремительного вертикального движения венчающих частей здания.

На двухъярусном четверике колокольни поднимаются два яруса восьмерика. Ярус звона перекрыт уплощенным лотковым сводом, несущим энергично убывающие по ширине и высоте глухие барабаны, завершенные луковичной главкой на небольшой шейке. Тектонику основных масс Покровской церкви подчеркивает декор, удивительно цельный и сочный, однотипный по всем фасадам. Широкие угловые лопатки здания расчленены поясами поребрика и украшены фигурными филенками различных очертаний.

Фасады завершает многообломный карниз на ступенчатых консольках. В нижнем ярусе в него врезаются подвышения в форме кокошников, завершающие обрамления окон. Заглубленные в плоскость стены, арочные окна охвачены ступенчатыми архивольтами. В простенках проходит по две вертикальные ленты из лекального кирпича с узором в форме трилистников (триконхов).

Иначе оформлены окна верхних ярусов: во втором ярусе храма они обрамлены профилированными тягами усложненного очертания, напоминающими картуши, в третьем ярусе — цепью триконхов.

Декор колокольни менее рельефен, хотя и повторяет характер узора некоторых деталей храма (карнизы, оформление лопаток). Своеобразны фигурные филенки, украшающие глухие грани восьмериков. Обширное пространство трапезной, слитой через широкие арки с боковыми приделами, контрастирует с залитым светом пространством холодного храма, имеющим вертикальное развитие. Трапезная перекрыта лотковым сводом, паперть — крестовым, в приделах—коробовые своды с надоконными распалубками.

Богатый растительный орнамент лепного декора интерьеров выполнен в начале 1950 годов. Тогда же появились барельефные изображения херувимов на фасадах, в полуглавиях храмового четверика.

Церковь Покрова в Красноярске занимает достойное место в ряду известных памятников монументальной архитектуры Сибири, представляя собой мало изученное звено регионального стиля — енисейскую школу сибирского барокко. В ее архитектурных формах и декоре органично слились приемы русского узорочья XVII века и европеизированного столичного барокко.




Кафедра ЮНЕСКО в Красноярске

Фонд Архитектурное наследие Центральной Сибири

Старые фотографии
Информационные партнеры