Дом Терскова в Красноярске

Добавлена: 11.04.2014
Добавил: архитектор
Объект: Дом купца Терскова А.П. в Красноярске по ул.Мира, 29
Дом Терскова в Красноярске

Дом купца А.П.Терскова в Красноярске,
история строительства и архитектурные особенности 

                     В 1810-х годах в Красноярске строительство каменных обывательских зданий велось преимущественно в районе административно-торгового центра (Старо соборной площади) и вдоль главных продольных «больших» улиц, проложенных в соответствии с генеральным планом города 1773-1775 годов.

Именно здесь в указанное время появились первые жилые дома из огнестойких материалов, принадлежавшие преимущественно красноярским чиновникам и городскому купечеству. Долгое время единственным каменным жилым зданием в Красноярске был двухэтажный дом "в девять покоев" последнего красноярского воеводы князя И.Я. Пелымского. Выстроенный в 1784-1786 годах красноярскими мастерами Ф.Новоселовым, Т.Бутаковым и С.Коломенским на пересечении улицы Большой (ныне пр.Мира) и Базарного переулка (ныне ул.Каратанова) дом представлял собой упрощенный вариант одного из " примерных фасадов" первой половины 70-х годов XVIII века.

Дома красноярских купцов Ивана Михайловича Тюрепина сер.1810-х г. (ныне здание по пр.Мира,22), Петра Федоровича Ларионова, 1818-1820 г. (ныне здание по ул.Ленина,3) в своей основе имели чертежи образцовых фасадов 1809-1812 годов, сыгравших исключительно важную роль в формировании архитектурного облика массовой жилой застройки российских городов в первой половине ХIХ века. Чертежи "Собрания фасадов", проникнутые духом классицизма — архитектурного стиля, получившего широкое распространение в российской провинции на волне необычайного подъема русской культуры после победы в Отечественной войне 1812 года, позволяли создавать стилистически цельные архитектурные ансамбли, охватывая ими территории целых городских кварталов. Основанные на варьировании однотипных структурных элементов образцовые фасады, число которых доходило до трехсот, удовлетворяли вкусы любых застройщиков, позволяя добиваться в каждом конкретном случае индивидуального архитектурного облика постройки.

В условиях отсутствия собственных академически обученных архитекторов в Красноярске в 1810-х годах получила распространение частная проектно-строительная практика лицами, не имевшими архитекторского звания. В 1810-х — начале 1820-х годов широкую известность "производством казенных и частных строений" имел красноярский купец, архитектор-самоучка Александр Прохорович Попов. Под его руководством, в частности, был выстроен каменный дом красноярского купца П.Ф.Ларионова.

Выстроенные по его "проектам" жилые дома при различном архитектурном облике фасадов получили однотипную планировку, в основу которой была положена упрощенная четырех камерная планировочная схема, не имеющая ничего общего с планами особняков эпохи классицизма. Вследствие рекомендательного характера образцовых фасадов, оставлявших планировку зданий " в воле хозяев", во внутреннем устройстве красноярских особняков сохранялись традиционные планировочные схемы мещанского и крестьянского жилища.

Наряду с жилыми домами купцов И.М.Тюрепина и П.Ф.Ларионова в Красноярске в рассматриваемый период появился и дом купца А.П.Терскова (ныне здание, расположенное по пр.Мира,29). Его строительная история такова.

Согласно «Алфавиту обывателей 1817-1819 годов, к числу известных старожильческих фамилий Красноярска принадлежала семья Терсковых. Как указывает «Обывательская книга по Красноярску» за 1807 год Андреян Прокопьевич Терсков имел жену Марию Алексеевну и двух детей: сына Степана и дочь Анну. Семья Терсковых жила в деревянном доме по Воскресенской улице, купленном у мещанина Василия Москвитинова. В это время А.П.Терсков имел «промысел по купеческой торговле» и был записан во вторую купеческую гильдию (1)

Глава семейства Андреян Прокопьевич Терсков, родившийся в 1751 году, уже молодым человеком, начиная с 1775 года, был известен тем, что состоял в различных городских службах. Об особом доверии к нему горожан и городских властей свидетельствует тот факт, что с 1785 года А.П.Терсков был «сборщиком гражданских денег» и словесным судьей. С 1790 по 1793 А.П.Терсков занимал должность ратмана в магистрате, а с 1808 года по 1811 год одного из двух городских бургомистров. С 1818 года А.П.Терсков записался в третью купеческую гильдию с капиталом в 8000 рублей. (2) С 1820 года до 1822 года – времени своей смерти Андреян Прокопьевич Терсков занимал высшую должность городского главы.

Между 1807 и 1817 годами А.П.Терсков продал мещанину Г.И.Худоногову принадлежавший ему деревянный жилой дом на Воскресенской улице и, накопив достаточный капитал, выстроил собственный двухэтажный кирпичный дом. Этот кирпичный дом был возведен на земельном участке, приобретенном купцом А.П.Терсковым у красноярского мещанина Василия Золотарева. Судя по «Списку обывателей Красноярска 1832 года», купчая крепость на это «покупное место» была совершена на имя купца Андрея Терскова в Красноярске «у крепостных дел» в 1783 году марта 7 дня. (3) Таким образом дату строительства здания по пр.Мира,29 следует отнести к временному промежутку между 1807 и 1817 годами. По данному признаку это здание можно считать одним из старейших жилых особняков Красноярска.

Земельный участок, на котором был выстроен дом купца А.П.Терскова, располагался в юго-восточном углу небольшой квадратной площади, разбитой по генеральному плану тобольского геодезиста П.Моисеева, после городского пожара 1773 года на пересечении Воскресенской улицы и одного из поперечных переулков (эта площадь в 1850-х годах носила название первой Биржевой).

Дом А.П.Терскова показан на генеральном плане Красноярска 1828 года, разработанном известным русским градостроителем В.И.Гесте, по первоначальному варианту генплана, созданному первым енисейским губернским архитектором П.Ф.Воцким. Наряду с другими жилыми домами это здание формировало фронт застройки главной улицы столицы вновь учрежденной Енисейской губернии, украшению которой немало сил отдал ее первый губернатор А.П.Степанов. В 1820-х годах он писал о застройке Красноярска: "Все дома обшиты тесом и выкрашены. Между ними по местам возвышаются дома каменные, а два из них прекрасной архитектуры. Улица сия (Воскресенская — А.Ш.) имеет тротуары, другие украшаются помалу".

Каких-либо иконографических материалов или описательных данных о первоначальном архитектурном облике дома А.П.Терскова нами не обнаружено. Действовавшие тогда правила ведения городской застройки, предъявляя высокие требования к архитектуре фасадов строящихся зданий, ориентировали заказчиков на использование «образцовых проектов». В этой связи можно предположить, что дом А.П.Терскова строился на основе одного из чертежей «Собрания фасадов». Подобным образом, как уже указывалось выше, в Красноярске в 1810-х – 1820-х годах были выстроены дома купцов П.Ф.Ларионова, И.Н.Яковлева, И.Я.Суханова.

Факт возведения дома А.П.Терскова до 1822 года — времени учреждения Енисейской губернии и штата Архитекторской части губернского правления, заставляет высказать несколько предположений о возможном авторе проекта здания. Не исключено, что им мог быть кто-то из томских губернских архитекторов, например, П.В.Раевский, который в период вхождения Красноярского округа в состав округов Томской губернии, проектировал значительное количество культовых и казенных построек на его территории. Так, например, в 1811 году им был выполнен проект каменного здания для присутственных мест в г.Красноярске. При этом следует отметить, что проект этого здания был составлен «противу Высочайше утвержденного образца № 88». (4)

Вместе с тем анализ архитектурно-строительной практики Красноярска 1800-1810-х годов показывает, что в условиях отсутствия местных архитектурных кадров, проектированием зданий самого различного назначения здесь занимались лица, не имевшие академического образования. Так, например, в 1804 году проектные чертежи Благовещенской церкви в Красноярске были выполнены тобольскими мастерами иконостасных дел Г.Бусыгиным и А.Поспеловым.

Значительную проектную практику в 1810-х — начале 1820-х годов, как указывалось выше, имел красноярский купец, архитектор-самоучка Александр Прохорович Попов. В начале 1820-х годов А.П.Попов составил проект келейного корпуса енисейского Христорождественского монастыря, выстроил собственный каменный дом по Воскресенской улице в Красноярске (до 1819 г.). Анализ стилевых качеств построенных им зданий показывает, что основой его творческого метода было строительство здания по чертежам одного из альбомов "Собрания фасадов", изданных в 1809-12 гг. Вышеизложенные факты дают основание высказать предположение, что А.П.Попов также мог быть автором проекта каменного дома А.П.Терскова.

При соответствии внешнего облика зданий высочайше утвержденным классицистическим фасадам, внутренняя структура выстроенных им домов имела упрощенный характер, напоминающий проекты образцовых домов «для подлых» ХVIII века.

Вследствие плохой сохранности документов 1810-20-х годов остаются неизвестными мастера-исполнители "стеновых и пешных" работ. В одинаковой степени ими могли быть как енисейские, так и красноярские строители. Так, в 1817 году купец П.Ф.Ларионов нанял для строительства своего каменного дома енисейского мастера Андрея Кочнева, одинаково хорошо владевшего ремеслом каменщика и столяра. В 1815 году прихожане красноярского Благовещенского прихода пригласили для достройки каменной Благовещенской церкви известного енисейского мастера Ивана Огрыскова. Он же с бригадой каменщиков в 1816-1822 годах выполнил работы по возведению Всехсвятской кладбищенской церкви в Красноярске. Чаще других в подрядных документах 1820-х годов на строительство каменных жилых домов в Красноярске фигурируют фамилии каменщиков Ивана Алексеевича Быкасова и Тимофея Петровича Векшина, судя по "Алфавиту обывателей" 1817 года, бывших красноярскими мещанами.

Изученные нами документы 1820-1850-х годов дают возможность достаточно полно представить картину перехода в этот временной промежуток права собственности на дом А.П.Терскова.

После смерти А.П.Терскова, последовавшей в 1822 году, жилой дом перешел по наследству его супруге – «купецкой жене» Марии Алексеевне, помимо которой в это время в здании проживал внук А.П.Терскова – Александр Степанович. Согласно записи в «Алфавите обывателей» за 1823 год М.А.Терскова имела «промысел по торговой части». (5)

Аналогичные сведения о собственности на дом А.П.Терскова содержит и «Алфавит обывателей» Красноярска за 1826-1829 годы. В этот период времени владелицей здания продолжала оставаться М.А.Терскова, проживавшая в доме с внуком Александром.(6)

В «Списке обывателей Красноярска» за 1832-1835 годы рассматриваемый жилой дом продолжал числиться среди городских строений за «купецкой женой» М.А.Терсковой. Кроме хозяйки дома в нем проживал ее внук Александр Степанович Терсков с женой Авдотьей Ивановной. (7)

После смерти М.А.Терсковой дом по наследству перешел к Александру Степановичу Терскову, приходившемуся, как указывалось выше внуком А.П.Терскову. Согласно «Списку обывателей Красноярска» за 1841-1844 годы в это время в доме проживал А.С.Терсков, его жена А.И.Терскова и их дети: Лидия и Анфиса. Глава семьи занимался «мещанским промыслом» и находился с 1838 по 1840 год в должности гласного городской думы (8)

После смерти А.С. Терскова, последовавшей в промежуток времени между 1844 и 1847 годами, дом по наследству перешел к «мещанской жене» Авдотье Ивановне Терсковой. Согласно документам в это время А.И.Терскова проживала в городе, занимаясь «своими трудами».

«Список обывателей» Красноярска за 1847 год впервые содержит описание изучаемого жилого дома, дающее возможность составить общее представление об его архитектурном облике. В это время планировка второго – основного жилого этажа здания состояла из пяти комнат. Внизу дома находились три комнаты и торговые лавки (9).

Исходя из известного нам времени строительства каменного дома А.П. Терскова, можно предположить, что стилистически архитектура здания первоначально была близка эстетике классицизма, с характерными для его красноярского варианта упрощенными формами декоративного убранства. Подобную картину нам демонстрируют жилые дома купцов П.Ф.Ларионова (ныне ул.Ленина,3), И.Я.Суханова (ныне пр.Мира,9), И.Н.Яковлева ( ныне пр.Мира,14), возведенные в 1810-х — 1820-х годах, или проекты архитектора П.А.Шарова, выполненные им для красноярских жителей во второй половине 30-х годов ХIХ века.

Вместе с тем следует отметить, что изначально дом А.П. Терскова вероятнее всего не имел торговых помещений на первом этаже. Возникновение такого типа жилого дома, совмещавшего жилую и торговую функции, было продиктовано развитием капиталистических отношений и формированием новых взглядов на функциональные аспекты архитектуры. Лишь с середины 1830-х годов лавки и магазины в первых этажах, например, стали характерной чертой застройки центральной части Петербурга. Так, статистический справочник Петербурга за 1836 год писал: " в последнее время получила чрезвычайное развитие торговля в магазинах, отчего в многолюдных улицах значительная часть жилищ обращается в лавки". В последующее время это обстоятельство имело важнейшее значение для пересмотра прежних композиционных приемов построения фасадов, разработанных в архитектуре классицизма. Таким образом, каменный дом А.П. Терскова был одним из первых домов Красноярска нового типа — с торговыми помещениями на первом этаже. К числу первых красноярских жилых зданий, выстроенных сразу с торговыми помещениями на первом этаже, следует отнести дом купца первой гильдии Савелия Федоровича Белова. Дом был выстроен в 1843-1844 годах (ныне здание по пр. Мира,54).

По данным «Обывательской книги» за 1850-1853 годы в изучаемом жилом доме по-прежнему проживала мещанская жена Авдотья Ивановна Терскова с дочерью Лидией и матерью Анфисой. К этому времени дом сдавался в наем, а семья Терсковых жила на средства, получаемые от аренды (10).

Дом Терсковых показан на генеральном плане Красноярска 1852 года. Находясь на восточной стороне «Биржевой площади» (позднее «Владимирской»), дом наряду с другими каменными зданиями формировал масштабно единый периметр ее застройки.

Документы о красноярской недвижимости за 1850-е – 1860-е годы по-прежнему отмечают А.И.Терскову как собственника жилого дома. По данным историка Л.П.Шорохова в 1861-1864 годах в доме А.И.Терсковой проживал вернувшийся с каторги видный деятель революционно-освободительного движения в России Михаил Васильевич Буташевич-Петрашевский.

Раскладочная ведомость с недвижимых имуществ г.Красноярска за 1873 год впервые содержит описание усадебных строений, принадлежавших мещанке А.И.Терсковой. Наряду с каменным двухэтажным домом с торговыми лавками и подвалами на территории усадьбы находились деревянные: кухня, баня, сараи, амбары, завозня и конюшня. Цена усадьбы составляла 6000 рублей.(11) «Оценочная опись» недвижимого имущества Красноярска за 1876 год, повторяя сведения о надворных строениях за 1873 год, сообщает о размерах земельного участка, принадлежавшего в это время мещанке А.И.Терсковой. Вдоль Воскресенской улицы усадьба имела протяженность двенадцать саженей ( 25,5 метров, с юга на север – тридцать шесть саженей ( около 77 метров) (12).

Значительные изменения в характере застройки бывшей усадьбы А.П.Терскова произошли после пожара 1881 года, в котором сгорело около 300 городских домовладений.

В связи с происшедшим пожаром городская дума приняла решение о введении в действие разработанного еще в конце 1870-х годов свода "правил о производстве в городе построек". Правила, одобренные комиссией, специально образованной из гласных городской думы, были рекомендованы к публикации, но обнародованы не были. В 1881 году городская дума, рассматривая последствия пожара, предложила откорректировать эти правила: "Ныне представляется благовременным воспользоваться этим несчастным событием на пользу городского благоустройства в будущем, изменив для сего и подлежащие изданию обязательные для жителей постановления о постройках".

Отредактированные правила содержали требования к этажности, размерам и материалу стен жилых домов, предписывали жесткое соблюдение разрывов между строениями, нормировали площади усадебных дворов и размеры земельных участков. В соответствии с правилами центральную часть города предполагалось застраивать 2-3 этажными каменными домами. Примечательно, что городские власти не сочли нужным вмешиваться в архитектурный облик частных построек, оставив выбор архитектурных образцов в "воле хозяев". Это обстоятельство лежало в русле общероссийских тенденций по отмене обязательного строительства жилых домов по высочайше утвержденным фасадам.

Сложность и масштабность задач по восстановлению городской застройки заставила губернские власти искать возможности по привлечению к руководству этими работами опытных архитекторов, в частности инженера-архитектора Максимиллиана Георгиевича Арнольда. В то время этот зодчий, известный как строитель храма Св.Владимира в Херсонесе, по рекомендации Санкт-Петербургского Общества архитекторов находился в Томске при сооружении местного кафедрального собора и здания Университета.

Заступив в конце 1881 года на должность городского архитектора, М.Г.Арнольд предпринял ряд решительных мер по упорядочиванию строительной деятельности в Красноярске. Прежде всего, новый архитектор города попытался приостановить стихийную проектную практику лиц "малообразованных в строительных науках", достигшую угрожающих архитектуре города масштабов.

В июле 1883 года в специальном послании к енисейскому губернатору он писал: "Поступающие на утверждение Городской Управы проекты и планы на постройку обывательских домов в г.Красноярске составляются большей частью лицами, имеющими весьма слабые технические сведения по строительной части... Подобный порядок крайне вредно отражается на интересах городских обывателей". Отклоняя большое количество проектов жилых домов, М.Г. Арнольд просил губернатора "воспрещать составление проектов и планов лицами, не имеющими технического образования и свидетельства на право производства построек".

Но несмотря на это в Красноярске продолжалось массовое строительство каменных и деревянных жилых домов по проектам, разработанным частнопрактикующими лицами, не имевшими специального образования. Большое количество проектов зданий в эклектическом духе в 1880-х годах было составлено красноярцами: мещанином В.Н.Заметаевым, дворянином Стромским и отставным унтер-офицером И.Волковым.

атурное изучение памятников архитектуры г.Красноярска первой половины XIX века показывает, что в послепожарное время значительное количество красноярских каменных особняков постройки 1820-1850-х годов полностью изменило свое лицо в соответствии с личными вкусами их новых владельцев. Этот процесс лежал в русле формирования в Красноярске особых признаков капиталистической застройки, проявившихся в русской архитектуре после отмены крепостного права и послабления строительного законодательства.

К числу городских усадеб, полностью изменивших свой архитектурный облик, принадлежала усадьба А.И.Терсковой. Изменения, происшедшие в застройке усадьбы А.И.Терсковой и прилегающих земельных участков после пожара 1881 года, зафиксировала «Раскладочная ведомость недвижимых имуществ» за 1882 год.

Лишившись своего имущества в результате городского пожара, А.И.Терскова была вынуждена продать принадлежавший ей двухэтажный кирпичный дом. Судя по характеру записи в указанной выше «Раскладочной ведомости» продажа дома с лавками состоялась в 1882 году. Новым хозяином сильно обгоревшего здания стала купеческая жена Мария Гусева (13).

В это же время значительно изменилось архитектурное окружение усадьбы. К востоку от бывшего дома А.И.Терсковой после пожара было начато строительство каменного двухэтажного дома (ныне здание по пр. Мира,27). Этот земельный участок был приобретен минусинским крестьянином Михаилом Акуловым, который в 1882 году еще не успел завершить начатое строительство. В «Раскладочной ведомости» здание отмечено как «неотстроенное». К западу от бывшего дома А.И.Терсковой после пожара было начато строительство каменного двухэтажного дома с лавками и подвалами купца Гадалова ( ныне здание по ул.Парижской Коммуны, 31)

«Оценочная ведомость» красноярской недвижимости за 1885 год сообщает нам, что к этому времени была почти завершена реконструкция приобретенного купчихой М. Гусевой жилого дома. Лишь верхний этаж здания оставался не отделанным. При этом следует отметить, что краткое описание жилого дома 1885 года не содержит сведений о наличии лавок на его первом этаже. Это обстоятельство дает возможность высказать предположение, что в процессе реконструкции здания дверные проемы бывших торговых помещений были заложены или переделаны в оконные. На усадебном участке появилась деревянная временная конюшня и навес.

В ходе реконструкции бывший жилой дом А.И.Терсковой не только получил новую композицию фасадов, вследствие изменения порядка расположения оконных и дверных проемов, но и полностью сменил характер внешнего архитектурного оформления. Взамен классицистической сухости фасадов, обретенной зданием в конце 1810-х годов, облик дома, благодаря внедрению иных принципов декоративно-пластического решения стеновых поверхностей, получил черты, характерные для периода архитектурной эклектики. Немаловажную роль в смене фасадного убранства сыграли архитектурные пристрастия, как новых хозяев здания, так и архитектора, выполнившего проект его переустройства. Подобные метаморфозы, приводившие порой к полному изменению архитектурно-художественного облика красноярских особняков, как указывалось выше были весьма характерным явлением в период после городского пожара 1881 года.

Так, например, бывший жилой дом купца И.М.Тюрепина (ныне здание по пр.Мира.22) после пожара 1881 года был также капитально реконструирован и сменил архитектурное оформление фасадов.

В этой связи следует признать ошибочным мнение исследователей красноярской архитектуры Е.Ямщиковой и В.Царева о принадлежности современного архитектурного облика здания к первоначальному строительному периоду и барочной стилистике (14)

Каменный жилой дом, начатый строительством М.Акуловым, в 1885 году был приобретен мещанином И.М.Казаковым. В состав усадьбы входили: каменная кухня, деревянные: подвал и изба. (15)

«Ведомость о налоге» за 1890 год сообщает об усадебных постройках М.Гусевой, аналогичных строениям, отмеченным в «Оценочной ведомости» за 1885 год (16). «Книга оценки налога с недвижимых имуществ» Красноярска за 1896 год по-прежнему сообщает о тех же усадебных строениях, что и Ведомость о налоге за 1890г. Таким образом, существенных изменений в характере застройки усадьбы М.А.Гусевой не наблюдалось на протяжении десяти лет. Вместе с тем стоимость недвижимости, принадлежавшей М.А.Гусевой с 1890 года по 1896 год, возросла с 7500 рублей до 10000 рублей. (17)

Расположенное к востоку по Воскресенской улице от усадьбы М.А.Гусевой домовладение в это время принадлежало жене крестьянина Минусинского уезда Иулиане Ивановне Петровой. В состав домовладения входили: каменный двухэтажный дом с лавками, каменная кухня, каменные кладовые, деревянный амбар и подвал. Интенсивное накапливание капитала позволило И.И. Петровой в последующие годы скупить соседнее домовладение. Судя по «Оценочной ведомости недвижимых имуществ г.Красноярска» за 1901 год, в промежуток времени после 1896 года усадьба М.А.Гусевой перешла в собственность крестьянки И.И.Петровой. В 1901 году за И.И.Петровой на территории бывшей усадьбы М.А.Гусевой числились: каменный двухэтажный дом, каменная кладовая, два подвала и конюшня деревянная.

Кроме того на соседнем участке (ныне пр. Мира,27), располагавшемся к востоку от бывшей усадьбы М.А.Гусевой, находились строения, также принадлежавшие И.И.Петровой : каменный двухэтажный дом, две кухни и кладовая. Деревянные. поднавес и подвал (18)

Списки домовладельцев Красноярска за 1907 год сообщают, что в это время И.И.Петрова по-прежнему владела бывшей усадьбой А.П.Терскова. С 1901 года изменений в составе усадебных строений не произошло (19)

В Списках домохозяев Красноярска за 1910 год и 1913 годы содержится информация, аналогичная данным 1907 года (20)

В послереволюционное время изучаемое домовладение находилось в собственности И.И.Петровой до 1920 года, когда в процессе муниципализации значительное количество частных усадеб сменило собственников. С октября 1922 года в бывшем жилом доме И.И.Петровой, по адресу ул. Советская, 2920 размещалось уездное земельное управление. (21).

Бывший дом Терсковых расположен в юго-восточном углу небольшой городской площади и обращен северным пяти-осевым фасадом на главную городскую улицу Мира.

Двухэтажный с подвалом кирпичный дом имеет сложную планировочную структуру, отразившую непростую строительную историю здания. Планировку подвального этажа формируют две пересекающиеся капитальные стены, разделяющие пространство подвала на четыре почти одинаковых помещения. Судя по характеру кирпичной кладки стен, подвальный этаж сохранил первоначальные габариты дома А.П.Терскова.

Прием организации планировки подвала дома А.П.Терскова близок к возникшему еще в ХУП веке типу прямоугольных в плане объемов, разделенных внутри двумя пересекающимися стенами на четыре относительно одинаковых помещения, связанных между собой по принципу «простого кругового обхода». Эта схема в свое время легла в основу развития одного из типов планировочных композиций домов-дворцов ХУП — первой половины XIX века. Подобный план, например, имел дом Генерал-аншефа П.Д.Еропкина в Москве, перестроенный по проекту архитектора М.Ф.Казакова из палат ХУП века.

Кроме того, планировка подвального этажа дома А.П.Терскова напоминает структуру распространенного в Сибири типа деревянного жилого дома. Учитывая социальное происхождение А.П.Терскова — первого владельца здания, особенности быта жителей сибирских городов рубежа XVIII-XIX веков, архаичность и консерватизм строительного мышления местных самодеятельных зодчих, становится понятным особенности внутренней структуры первоначального ядра дома.

Следует отметить, что аналогичной планировочной структурой обладали и другие первые каменные особняки Красноярска. Например главный усадебный дом купца П.Ф.Ларионова 1818-1820гг. (ныне здание по ул.Ленина,3), жилой особняк 1840-х годов на ул.Каратанова,11.

Первоначальный вход с улицы в помещения подвального этажа сохранил свое местоположение в юго-восточной части современного здания. Уникальное для Красноярска конструктивное решение имеют перекрытия подвального этажа. Системы цилиндрических сводов с распалубками опираются на четыре кирпичных пилона, размещенных по одному в середине каждого из четырех подвальных помещений.

Натурное изучение конструкций здания показывает, что в процессе реконструкции 1880-х годов был значительно изменен его архитектурный облик. С южной стороны был пристроен двухэтажный объем в две оконные оси, вследствие чего композиция западного фасада здания получила асимметричный характер. О позднем характере этой пристройки свидетельствует тот факт, что ее наружные стены не имеют перевязки со стенами старой части здания, а на крайней к югу внутренней капитальной стене здания обнаружены следы закладки первоначальных оконных проемов с лучковыми перемычками.

Значительному изменению в этот период подверглась планировка западной части первого этажа здания. Обнаруженные на западной наружной стене следы закладки дверного и оконного проемов с лучковыми перемычками позволяют сделать вывод о том, что здесь находились торговые помещения – лавки, указанные, в описании дома 1847 года (см. выше). Эти же лавки были упомянуты в составе помещений дома, проданного в 1882 году новым хозяевам. В описании дома 1885 года отсутствуют упоминания о торговых помещениях, поэтому следует предположить, что закладка вышеуказанных проемов произошла в процессе реконструкции здания после пожара 1881 года и после его продажи в 1882 году.

Одновременно с закладкой наружных проемов были заложены дверные проемы на внутренних капитальных стенах первого этажа здания, взамен которых в этих же стенах позднее были пробиты другие дверные проемы. О позднем характере этих проемов свидетельствует отсутствие кирпичных перемычек.

Изменения, происшедшие в планировке здания привели к существенному изменению композиции его фасадов.

На средних оконных осях западного фасада располагались ложные оконные проемы – ниши. В стремлении сохранить симметричность композиции центрального ризалита этого фасада оконные ниши на обоих этажах прикрыли места примыкания внутренней первоначальной капитальной стены к наружной стене. Позднее оконная ниша второго этажа на западном фасаде здания была наполовину вырублена с целью устройства оконного проема. Изменен был и характер оконных блоков: появившиеся после ремонта 1880-х годов окна с полуциркульными завершениями были заменены прямоугольными рамами.

Совершенно иной художественно-стилевой облик получила декоративная отделка стен фасадов. Первоначальный архитектурный декор, выполненный в мотивах классицизма, был срублен в ходе ремонта 1880-х годов. Можно предположить, что изначально фасады дома А.П.Терскова имели замковые камни веерной формы на оконных проемах и рустовку поверхности стен (данное предположение следует уточнить в процессе ремонта штукатурки наружных стен).

Статья написана в 1992 году по материалам Государственного архива Красноярского края.




Кафедра ЮНЕСКО в Красноярске

Фонд Архитектурное наследие Центральной Сибири

Старые фотографии
Информационные партнеры