История строительства Покровской церкви в селе Шила

История строительства Покровской церкви в селе Шила

История Покровской церкви в селе Шила Сухобузимского района

(история и периодизация строительства)

 

Авторы - архитекторы Шумов К.Ю., Руссу О.Н.


В первой половине XVIII века на территории Приенисейского края активно осваивался ранее нетронутый земледельцами бассейн Среднего Бузима — одного из притоков Енисея. По материалам Г.Ф.Миллера и В.Н.Татищева, в 1735 году в этом районе появился ряд деревень: Муртинская, Кантатская и Малая Кантатская, Быстрая, Мингульская и Миндерлинская, а также деревни Яловская, Симановская и Пяткова. В переписной книге 1747 года «вновь поселенными» названы также деревни Шилинская и Свешникова. (1).Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в селе Шила Сухобузимского района Красноярского края принадлежит к числу построек интереснейшего периода в развитии каменного строительства Приенисейского края второй четверти 19 века. Это время было отмечено радикальными изменениями в системе проектирования и строительства зданий самого различного назначения, в том числе православных храмов. Появление в структуре управления новоучрежденной в 1822 году Енисейской губернии должности губернского архитектора окончательно прекратило импровизаторскую творческую деятельность артелей народных зодчих и жестко зарегламентировало процесс создания произведений церковной архитектуры. Выстроенные преимущественно на основе профессиональной документации, ориентированной на высочайше одобренные образцовые проекты, здания церквей в приенисейских уездах обрели иной, отличный от более ранних построек архитектурный облик. В крае сохранился ряд памятников этого периода, созданных по чертежам первых губернских архитекторов. В специальной литературе, посвященной архитектуре православных храмов Красноярского края, ранее никогда не рассматривалась строительная история этого памятника.

Согласно справке иркутской консистории каменную церковь в деревне Шила было позволено построить указом от 26 сентября 1778 года. (2). Отсутствие достаточных финансовых средств не позволило приходу реализовать строительный замысел ни в конце XVIII века, ни в начале следующего.Судя по сохранившимся старинным планам, застройка деревни Шилинской развивалась на северном берегу речки Шила, давшей название деревне, при впадении в нее ручья, носившего в XIX веке название Кипчуль. Планировочная структура деревни складывалась вдоль дороги — части енисейского тракта.

Лишь в декабре 1826 года жители деревни Шилинской на своем сходе повторно приняли решение о строительстве каменной церкви. Для организации строительных работ крестьяне, в соответствии с заведенным порядком, избрали «из своей собратии» церковного строителя – крестьянина деревни Шилинской Аверкия Ивановича Темных, «который поведения честнаго, в штрафах и под судами не бывал» (3). В своем «приговоре» шилинские жители наказывали А.И.Темныху просить у церковного начальства «благоволения атаманам разрешения, дабы оным благоволением построить в означенной Шилинской деревне храм каменный на десяти саженях».

В начале 1827 года Аверкий Иванович Темных обратился к енисейскому губернскому архитектору Павлу Федоровичу Воцкому с прошением о выдаче «плана и фасада» предполагаемой к возведению церкви. Судя по переписке между енисейским губернатором и иркутскими духовными властями, проектные чертежи каменной церкви были готовы к началу апреля этого же года. Следует отметить, что участие енисейского губернского архитектора П.Ф.Воцкого в строительстве Покровской церкви в селе Шила не было случайным в его проектной практике. С 1824 года — момента назначения на должность П.Ф.Воцкий постоянно привлекался к составлению архитектурных чертежей для строительства православных храмов на территории вновь образованной Енисейской губернии. (4). Так, в апреле 1827 года П.Ф.Воцкий по поручению енисейского губернатора А.П.Степанова разработал «планы и фасады» Преображенской церкви в городе Туруханске и одноименной церкви в селе Кашино-Шиверском енисейского округа (5). В августе 1828 года «сочинил» план и фасад церкви в селе Чернореченском ачинского округа. (6).

Более того, в случаях, когда на рассмотрение губернского начальства от прихожан поступали проекты православных храмов, спроектированные без учета «преднамерений правительства», принималось решение об отзыве таких проектов и составлении их главным архитектором Енисейской губернии.

Так случилось при строительстве Троицкой церкви в селе Уринском канского округа. В августе 1826 года Енисейский губернатор А.П.Степанов писал архиепископу Иркутскому о представленном им проекте Троицкой церкви: «С перваго взгляда найдя оный не соответствующим преднамерениям Правительства, я долгом считаю препроводить его при сем к Вашему Преосвященству на тот конец, не угодно ли будет Вам отнестись ко мне в следствие записки и мнения Г.Управляющего Министерства Внутренних Дел удостоверенной Высочайшего утверждения в 9 день Марта сего года, с тем, чтобы…енисейский губернский архитектор мог составить по правилам архитектуры план и фасад, которые будут утверждены мною, доставятся к Вашему Преосвященству на разрешение о построении церкви» (7). Необходимо отметить, что проект Троицкой церкви к моменту поступления к енисейскому губернатору был уже утвержден иркутскими духовными властями.

В апреле 1827 года Енисейской губернатор А.П.Степанов сообщал Иркутскому епархиальному начальству: " В следствие отношения…от 4 сентября 1826 года, составление плана и фасада.. в селении Уринском Канского округа вновь каменной однопрестольной церкви во имя Св.Троицы согласно изъясненному в отношение предположению, я поручал Енисейскому губернскому архитектору Воцкому… Получив ныне от Г.Архитектора Воцкаго составленные им на построение помянутой церкви план, фасад, профиль и разрез, и утвердив оные имею честь препроводить их к Вашему Высокопреосвященству, иметь наблюдение чтобы окладка церкви сей, для соблюдения правильности произведена была не иначе, как при архитекторе." (8).

По этой же причине в феврале 1825 года енисейскими губернскими властями было отказано в согласовании проекта деревянной Спасской церкви в селе Кавказском Минусинского округа и предписано выполнить проект енисейскому губернскому архитектору П.Ф.Воцкому. (9).

В конце апреля 1827 года енисейский губернатор А.П.Степанов обратился к архиепископу иркутскому, нерчинскому и якутскому Михаилу с просьбой о благословении на строительство церкви в селе Шила. В своем обращении губернатор писал: «Енисейский Губернский Архитектор Воцкий от 7 числа сего апреля донес мне, что церковный строитель, крестьянин Красноярского округа деревни Шила, Аверкий Темных, по данным к нему прошением просил, выдать ему план и фасад на построение в оной деревне вновь предполагаемой каменной однопридельной церкви во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Посему, он Главный Архитектор, в сходность такого прошения, составил план и фасад на построение помянутой церкви согласно с высочайше утвержденными на построение церквей чертежами представил ко мне на рассмотрение еще с общественным приговором. Как построение в Сибири церквей согласно последнесостоявшихся о тех правил, должно производиться с дозволения Епархиальных Архиереев по планам гражданским и Губернаторами доверенным; то по сему обстоятельству доводя до сведения Вашего Высокопреосвященство, прошу покорнейше построение церкви в селе Шилинском, если угодно будет Вам изъявить на то свое согласие, благословить произвести по составленному Главным Архитектором Воцким плану фасаду, который я нахожу согласным с Высочайшеутвержденными чертежами и при этом к Вашему Высокопреосвященству общее с приговором препровождаю». (10).

Содержание переписки енисейского губернатора Степанова А.П. с иркутским архиепископом Михаилом по вопросу возведения каменного храма в селе Шилинском представляет самостоятельный интерес с точки зрения возросшего влияния государства на процесс православного церковного строительства. Как известно в 1824 году «по высочайшему повелению» императора Александра 1 вышло в свет изданное в Петербурге Департаментом Государственного Хозяйства и Публичных зданий «Собрание планов, фасадов и профилей для строения церковных зданий». В многостраничном альбоме на восьмидесяти девяти рисунках содержался тридцать один проект церквей в стиле позднего классицизма, которые были составлены санкт-петербургским губернским архитектором Михайловым и членом Строительного комитета Шарлеманем. Кроме того архитектором Шарлеманем были сочинены «обстоятельные наставления для строителей с пояснительными чертежами важнейших частей» зданий «по правилам лучшей архитектуры» и руководство для составления смет.

Вместе с тем опубликованные в указанном альбоме нормы проектирования храмов, не содержали требования обязательного использования содержавшихся в нем чертежей планов и фасадов церковных зданий. В «предуведомлении» к тексту «собрания» его авторы писали: «Не предполагается также и то, что бы по сим планам и фасадам непременно строить церкви во всяких местах и обстоятельствах». Более того «собрание планов и фасадов» оставляло заказчикам церквей свободу в выборе авторов проектов и составлении ими проектов будущих церковных построек. «Содержащиеся в книге сей чертежи и наставления будут весьма полезны и в таких случаях, когда и другие планы и фасады от искусных архитекторов составлены будут», — писали авторы «собрания».

Не смотря на указанную либеральность установленных государством норм проектирования церковных зданий в «Собрании», енисейским губернатором была занята весьма жесткая позиция относительно архитектуры будущего шилинского храма, которая должна была, по мнению губернатора, соответствовать «преднамерениям правительства» и следовать опубликованным в «Собрании» чертежам. Именно этим обстоятельством и следует объяснить особенности характера архитектуры выстроенного в последствие Покровского храма в селе Шилинском.

В начале сентября 1829 года жители деревни Шилинской обратились в Иркутск с просьбой о разрешении закладки каменной церкви и выдаче «храмозданной» грамоты». В своем обращении прихожане сообщали о готовности для строительства здания «потребных материалов». «Храмозданная» грамота на заложение Покровской церкви была выдана архиепископом иркутским, нерчинским и якутским Михаилом 21 сентября 1829 года. (11). Рапортом от 16 октября 1829 года протоиерей красноярской соборной Воскресенской церкви Михаил Кремлев, сообщал иркутскому архиепископу о том, что заложение Покровской церкви состоялось 13 октября 1829 года. (12).

Текст «храмозданной» грамоты на заложение Покровской церкви в Шила нам не известен. Его содержание скорее всего было стандартным и основывалось на выдержках из синодального указа 1742 года, которым строго предписывалось заказчику следить за соблюдением правильных пропорций алтаря и заставлять прихожан строить церковь как можно скорее. (13).

Согласно установленным правилам строительство церквей без земельного отвода запрещалось. Поэтому губернскими землемерами предписывалось уездным землемерам выполнение необходимых землеустроительных работ. Так, например, в 1805 году по предписанию томского губернского землемера красноярским уездным землемером С.Зверевым был выполнен отвод земли под строение церкви в деревне Тесинской минусинского округа (14). В ноябре 1825 года минусинскому окружному землемеру Шабанову было предписано: «Отвесть в г.Ачинске за р.Тебтяткой место под строение вновь предположенной каменной церкви.» (15).

В ряде случаев вследствие жесткой позиции светских властей духовными архиереями не разрешалось производить освящение уже выстроенных церквей без наличия документов об отводе земельного участка. Так в апреле 1810 года из Тобольской Духовной Консистории был получен указ, в котором разрешалось произвести освящение придельного храма Богоявленской церкви в селе Подсосенском ачинского округа, только после оформления в законном порядке отвода земельного участка под строительство здания (16).

Кроме отвода земли непосредственно под строительство церквей установленными правилами предписывалось отводить землю под церковное кладбище и жилье священнослужителей. Указ Синода от 16 марта 1795 года гласил: «Села, где вновь церкви к строению назначены будут, то в тоих селениях имелось мужеска полу не щитая женского на каждый дом по четыре души и чтоб под кладбище новой церкви так и под селитьбу отведена должна быть земля…» (17).

Отвод земли под строительство Покровской церкви в селе Шилинском в 1829 году был поручен красноярскому окружному землемеру Третьякову, которым указанное поручение было исполнено летом 1830 года (18). В марте 1831 года Енисейское губернское правление уведомило Иркутскую Духовную Консисторию, что священнослужителям Покровской церкви выделено пахотной земли 30 десятин и сенокосной 3, а всего 33 десятины и неудобной 11 десятин (19).

Известно, что жизнь сибирских приходских общин имела особый экономический уклад. Еще в течении XVIII века большинство сибирских, в том числе и приенисейских церквей перешло на полное иждивение населения, став подлинно приходскими (20). Приходскому сходу принадлежало право решающего голоса в управлении общим имуществом, включая церковную казну, из среды прихожан выбирались "церковные строители" и их помощники. Жители приходской общины самостоятельно осуществляли выбор мастеров-подрядчиков и заключали с ними договоры на строительство приходских церквей.

В соответствии со сложившимся порядком в октябре 1829 года между красноярским мещанином Тимофеем Петровичем Векшиным и церковным строителем Аверкием Ивановичем Темных был заключен контракт о строительстве Покровской церкви. В частности в контракте оговаривалось: «подрядил я Векшин в означенном селе Шила произвести постройку 1-вновь предположенной по утвержденному вышним начальством каменной одноэтажной церкви во имя Покрова пресвятой богородицы во всем согласно выданному ему строителю оной плану и фасаду без колокольни (выделено нами – К.Ш.,О.Р.). 2/ на постройку каковой все потребуемые материалы должны быть представлены на самое место построения от него строителя Темных в полном количестве, лутчей доброты и прочности как то: бутовый камень, кирпич, известь, железные связи, плиты для карнизов, доски для полов, дверей, брус для крылец, и гвозди для кровли, также прочные доски и подставки для подмостей». (21).

Согласно контракту строительные работы по возведению здания Покровской церкви предполагалось начать с 15 июня 1830 года и завершить через год. Т.П.Векшин в своем контракте писал: «В работу вступить мне … с собственными моими работниками как стеновщиками, так и подносчиками причем воски песку и воды должны быть произведены моими же работниками только с доставлением на сей предмет лошади с водовозною телегой бочкою ….и от него строителя Темных; продолжить мне таковую работу безостановочно с соблюдением должного устройства к прочности не отступая от плана и фасада, окончить оную в два лета то есть 1831 года как каменную общекатуренную, также и деревянную плотничную…» (21).

Точное следование выданным от А.И.Темных архитектурным чертежам являлось одним из важных условий не только строительного контракта Т.П.Векшина, но и многих контрактов этого времени. Например, в контракте енисейского мещанина И.И.Ишимцова на строительство Казанской церкви в Ачинске в 1826 году специально было оговорено: «В производстве работы означенного храма мне Ишимцову нимало не отступать правил архитектуры на счет красоты и прочности здания…всемерно стараться сохранять совершенную прочность по всем направлениям линий показанных в плане фасаде и разрезе сего храма…ежели…в продолжении моей работы замечено будет им строителем или господином архитектором отступление...обязуюсь без малейшего противления...изменить» (22).

К моменту начала строительства Покровской церкви в селе Шилинском Т.П.Векшин был одним из известных, наряду с И.А.Быкасовым, Е.Т.Ледневым, Е.Ушаковым, И.И.Огрысковым, мастеров каменных дел Красноярска. «Алфавит обывателей» города Красноярска за 1817-1819 годы указал его среди городских мещан (23). Т.П.Векшин единственный из красноярских подрядчиков имел наемных рабочих, входивших в его строительную артель. Одна из ведомостей 1820-х годов отметила Т.П.Векшина по Красноярску среди лиц, занимавшихся по найму «кладением разных печей… и построек каменных зданий», вместе с его двумя временными работниками. (24).

Проживая в городе, он, благодаря своему опыту, неоднократно привлекался к строительству ответственных зданий. Так, непосредственно перед получением контракта на строительство Покровской церкви в селе Шила Т.П.Вешин вместе с другими не менее опытными мастеровыми трудился на строительстве Успенского придельного храма при Всесвятской церкви в Красноярске. В это же время он возвел восемьдесят пять с половиной саженей кирпичной ограды вокруг Всесвятской церкви. (25).

В ноябре 1835 года в Красноярское духовное правление поступило «объяснение» прихожан шилинской Покровской церкви, в котором они сообщали: «…имеем честь объяснить, что в означенном Шилинском селе вновь строящаяся каменная церковь всем строением почти окончена, кроме фронтона сверху паперти недоконченная, иконостас зделан, и выкрашен, и поставлен, иконы написаны, ризница исправлена…..четыре колокола весу посредственного изготовлены, для окончания фронтону кирпичу 13000 с половиною… и фронтон строением будущаго лета 1836г. обязуемся исправить» (26).

В марте 1836 года от священника Покровской шилинской церкви Петра Евтихиева и нового церковного строителя крестьянина Ивана Воронова в адрес иркутского архиепископа поступило прошение, в котором сообщалось: «По благости Божьей в означенном селе окончив постройкою церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы…просим повелите освятить…». (27).

В соответствии с регламентом, установленным синодальным указом от 9 октября 1742 года, предписывалось освидетельствование выстроенных церквей сотрудниками духовных правлений. При этом указывалось: «Без такового свидетельства о освящении церквей позволения отнюдь не чинить» (28). В этой связи красноярским духовным правлением в адрес епископа томского и енисейского Агапия был направлен соответствующий рапорт, в котором сообщалось: «Что при Шилинской вновь построенной Покровской церкви утварь церковная вся имеется и дом собственно построенный священником Евтихеевым двухэтажный с принадлежащими к нему службами: кухнею, банею, амбаром, подвалом и со скотскими дворами ныне прихожане купили утого в церковное состояние за 450руб. и дом сей для помещения священника и 2х причетников признан удобным…» (29).

После полученного из томской епархии разрешения Покровская церковь была торжественно освящена. В октябре 1836 года в рапорте об освящении церкви протоиерей П.Евтихиев писал: «…Вновь построенный храм…в Шилинском селе мною 30 сентября по чиноположению соборне освящен». (30). Клировая ведомость Покровской шилинской церкви, составленная в 1835 году, сообщает: «Означенная церковь в д. Шилы заложена в 1829г. 13 октября и выстроена тщанием прихожан. Здание каменное без колокольни 1. Престол в ней один во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Утвари не имеется 2. Причта положено по штату священника и два причетника. …… на лицо священник Петр Евтихеев, который из дьячков 34 лет рукоположен во священника в 1830г. преосвященнейшим Михаилом Архиепископом Иркутским. Причетника место праздно. Земли при церкви усадебной не имеется, пашенной и сенокосной отведено 33 десятины, на которую плана и межевой книги не имеется. Сенокосною землею священник владеет сам, а пахотная остается пусто порожнею. 3. Дом у священника собственный свой деревянный на отведенной крестьянской земле.» Как сообщает клировая ведомость Покровской шилинской церкви за 1872 год к зданию в 1850 году была пристроена кирпичная колокольня. (31). Документов, отражающих процесс возведения колокольни, нами в архивных фондах не обнаружено. В ходе возведения колокольни, вероятно, был сломан портик с фронтоном при паперти, о котором сообщалось в «объяснении» прихожан в ноябре 1835 года. Проект реконструкции Покровской церкви не сохранился. Не известен автор проекта реконструкции.

В период строительства колокольни Покровской церкви должность енисейского губернского архитектора исполнял Яков Иванович Алфеев (32). Эту должность он получил в 1850 году. До этого, с 1847 года, он работал сотрудником енисейской губернской строительной комиссии. Не исключено, что Я.И.Алфеев мог быть автором проекта реконструкции Покровской шилинской церкви. Обладая значительным опытом, он неоднократно привлекался к проектированию и строительству церковных зданий. Известно, что в Красноярске под его руководством в конце 1840-х годов строился Богородице-Рождественский собор, спроектированный крупнейшим русским архитектором К.А.Тоном. В начале 1850-х годов в Красноярске по его проекту была возведена часовня Параскевы Пятницы. В это же время, вероятнее всего, им была спроектирована новая колокольня Воскресенского собора. Весной 1874 года после сильного урагана, значительно повредившего здание, возникла необходимость проведения ремонта Покровской церкви. В конце марта 1874 года между священниками и прихожанами Покровской церкви были заключены «условия» с отставным унтер-офицером из Енисейска Ильей Семеновичем Бутусиным и мещанином из города Тары Яковом Филипповичем Котовщиковым. (33).

В «условиях», заключенных с подрядчиками оговаривался набор необходимых ремонтных работ. «Порядились мы Бутусин и Котовщиков у вышеозначенной Покровской церкви разбитый на колокольне от сильнаго урагана поправить купол, покрытый железом, и крыши деревянные на трапезе и фронтонах перекрыть новым тесом, сделать водосточные три трубы. На всей церкви и фронтонах и двери снаружи трои окрасить медянкой…. В паперти пол и рундуки окрасить желтой вохрой, у фронтонов карнизы и подшивы белою краскою, а колонны бронзовою зеленью. Три креста с главами вызолотить червонным золотом: Поврежденные ветром карнизы и отбитую штукатурку поновить. Выбелить церковь как с наружи так и внутри всю. Вместо двух печей сделать четыре хорошего достоинства с 12 колодцами, Выстроить ограду деревянную вместо ветхой и выкрасить оную так: цоколь под дикий мрамор, столбы колера кирпичного цвета с росчерками белилами, решетку между столбами и крылечки на столбах зеленого цвета- медянкою, брусья в решетке арабики и репьи по цоколю белою краскою и по решетке репьи…на столбах сделать шарики черепичные и вызолотить золотым двойником на масляной гульфарбе. Материалы как то: золото, краски, лаки, железо, навесы для ворот и калиток гвозди разнаго сорта где какие нужны будут известь, алебастр, кирпич для печей, пилка тесу и лесу, где какой будет потребен для ограды, со стороны нашей подрядчиков» (34).

В апреле 1874 года староста Шилинского села обратился в Красноярскую и Енисейскую епархию с рапортом, в котором просил: «Разрешить нам поправку церкви как-то: штукатурку, колокольню, поправку крыши искрашение оных, беление всей церкви, как внутри так и снаружи, устройство четыре печи вместо двух и выстроить новую ограду вместо старой и ветхой, и позолотить на церкви 3 креста с главами всего на сумму тысячу и 155руб., но так как прихожане обещают пожертвовать только половину суммы, то просим разрешить нам на сей предмет употребления церковным денег, которых составит 542руб.» (35).

Ремонтные работы были завершены к началу 1875 года. Благочинный Еремей Ситников сообщал в январе 1875 года в Енисейскую духовную консисторию: «…Исправление Шилинской Покровской церкви окончено, за исключением самой малости». (36).

В жалобе епископу Красноярскому и Енисейскому Антонию подрядчиков И.С.Бутусина и Я.Ф.Котовщикова на несвоевременную оплату причитавшейся им по контракту суммы указан набор выполненных ремонтных работ. Взамен двух старых печей И.С.Бутусиным и Я.Ф.Котовщиковым были сделаны четыре новые печи. К сожалению, ни в «условии», ни в жалобе не указаны какие именно были сделаны печи. Помимо печей подрядчиками была отремонтирована штукатурка с последующей побелкой стен снаружи и внутри здания. В период ремонта были вызолочены три главы с крестами. Вокруг церкви, взамен сломанной старой появилась новая крашеная деревянная ограда с воротами и калитками. Одной из особенностей ее архитектуры были вызолоченные керамические шары на столбах (37).

В 1883 году священниками и прихожанами Покровской церкви было принято решение об очередном ремонте. 26 января этого года в адрес епископа Красноярского и Енисейского Исаакия поступило обращение священника И.Смирнова и старосты И.Безруких о разрешении производства ремонтных работ. В обращении сообщалось не только о предстоящем ремонте здания, но и содержалась просьба о строительстве в юго-западном углу церковной ограды здания «караулки» (38).

Архитектурный анализ здания Покровской церкви в селе Шилинском обнаруживает его значительное сходство с образцовым проектом № 5, содержавшимся в «Собрании планов, фасадов и профилей для строения каменных церквей» 1824 года. Необходимость появления этого собрания была, по словам современников, обусловлена тем, что «В разных местах России по недостатку архитекторов или искусных каменных мастеров, открылись важные неудобства при сооружении каменных церквей…». (39). Лист № 5 «собрания» содержит изображение центрической в плане церкви, без притвора и колокольни.Весной 1905 года значительная часть застройки села Шилинского погибла во время опустошительного пожара. Сохранившийся в архивных фондах «Дополнительный проектный план на устройство сгоревшей части села», составленный уездным землемером Поповым, дает наглядное представление не только о структуре застройки села, но и о церковно-приходском комплексе Покровской церкви. Церковь в это время занимала западную часть большой площади. С севера от церкви пролегала «Первая улица», представлявшая собой часть дороги из Красноярска в Енисейск. К северо-востоку от церковной площади, в жилой застройке располагался земельный участок, ранее принадлежавший священникам Покровской церкви. На проектном плане площадь вокруг церкви обозначена как церковная земля «по проекту 1877 года, ныне спорная». К западу от церкви находился деревянный мост через ручей Кипчуль.

Попутно отметим, что среди чертежей, содержавшихся в «собрании», находились чертежи, использованные при строительстве Казанской церкви в Ачинске и Троицкой кладбищенской церкви в Красноярске. Именно этот чертеж лег в основу составленного архитектором П.Ф.Воцким проекта шилинской Покровской церкви. Пример использования этого образцового проекта при возведении каменных церквей на территории приенисейских уездов в 20-30-х годах XIX века не единичен. Этот чертеж из «Собрания» был также применен при сооружении в 1820-х годах Троицкой церкви в селе Шарыповском Ачинского округа. Как и большинство типовых проектов, которые содержались в издававшихся в России различных «Собраниях фасадов», чертеж № 5 обладал характером рекомендательного образца. В такие образцы обычно в процессе проектирования вносился ряд изменений в соответствии с требованиями заказчика или личными вкусами проектировщика (40).

Первоначальная композиционная структура Покровской церкви представляла собой бесстолпный купольный храм с центрическим крестообразным в плане построением. Основной кубический объем здания образуют четыре угловых пилона с перекинутыми между ними арками. На этот объем водружен цилиндрический хороших пропорций барабан, прорезанный восемью оконными проемами. Проемы барабана имеют прямоугольные очертания. Обрамления проемов отсутствуют. Венчающий карниз барабана имеет несложный профиль. Барабан храма завершен куполом сферической формы с одной небольшой главкой на восьмигранной шее. Ребра восьмигранной шеи акцентированы декоративными вертикальными столбиками, соединяющимися между собой штукатурными тягами арочной формы. Выше арочных тяг шеи главы размещен сухариковый пояс, над которым находится профильный карниз из нескольких рядов кирпичных оштукатуренных полок.

Кровля металлическая из черного железа. На храмовой главе сохранились следы позолоты, выполненной, судя по документам церковного архива, во время ремонта здания в 1874 году. Главу венчает кованый металлический крест со следами позолоты, демонстрирующий традиции кузнечного ремесла енисейских мастеров XVIII века. Крестами аналогичной формы в XVIII веке были увенчаны многие приенисейские православные храмы.

Сохранившийся объем южного рукава креста имеет дверной проем, акцентированный двумя расположенными по его сторонам плоскими пилястрами «тосканского» ордера. Прямоугольный дверной проем, сохранивший свои первоначальные размеры, имеет плоскую клинчатую перемычку, высотой в полтора кирпича. Карниз архитравной балки «портика» составлен из полки и «выкружки» под ней. Над «портиком» входа располагается крупный оконный проем сегментной формы, сохранивший металлическую решетку «кубоватого» рисунка. «Портик» и этот проем композиционно объединены арочной нишей, слегка заглубленной в толщу стены. На восточном фасаде рукава находится прямоугольный оконный проем. Проем обрамлен рамочным наличником с горизонтально уложенной узкой прямоугольной нишей в верхней части рамы.

Южный фасад рукава завершен треугольным фронтоном. Карнизы фронтона имеют значительный вынос и простой профиль. Одной из конструктивных особенностей здания Покровской церкви является редкое для храмостроительной практики Енисейской губернии XVIII-XIX веков использование природного камня при изготовлении карнизных плит. Размеры утраченного северного рукава креста были, вероятнее всего, идентичны размерам сохранившегося южного рукава. Это подтверждается результатами натурного исследования остатков его фундаментов.

Первоначально при южном входе в здание находилось небольшое крыльцо – «рундук» с несколькими ступенями. Его следы читаются в кладке кирпичного цоколя под дверным проемом. В качестве примера аналогичных «рундуков» следует назвать сохранившиеся крылечки Троицкой кладбищенской церкви в Красноярске. В дальнейшем (во время одного из ремонтов здания, происшедшего не ранее 1874 года) крыльцо получило навес с двускатной крышей (следы крыши видны на штукатурной поверхности стены фасада). О позднем происхождении навеса свидетельствуют гнёзда горизонтальных балок, пробитые в телах пилястр. Навес опирался на два столба, о конструкциях которых и их архитектурном облике, из-за отсутствия иконографическим материалов нам ничего не известно.

Прямоугольная алтарная апсида имеет в плане одинаковый размер с размером южного рукава. Композиция восточного фасада апсиды имеет характер, аналогичный южному фасаду южного рукава. Здесь использован тот же прием объединения двухпилястрового «портика» с окном сегментной формы в нише, слегка заглубленной в стену. На северном и южном фасадах апсиды находится по одному оконному проему, с обрамлением, идентичным с окном восточного фасада южного рукава. В окнах вставлены «кубоватые» решетки, выполненные из металлической полосы. Первоначально алтарная апсида имела главку с крестом. В «условии» 1874 года на ремонт здания предполагалось: «Три креста с главами вызолотить червонным золотом». Очевидно, что речь шла о главах храма, алтаря и колокольни. Отсутствие в настоящее время конструкций крыши апсиды и иконографических источников, иллюстрирующих вид алтарной главы, не позволяет с документальной точностью воссоздать ее облик. В этой связи при восстановлении алтарной главы следует опираться на сохранившиеся главы храма и колокольни. В качестве примера трехглавой церкви, выстроенной в одно время с Покровским храмом в селе Шила, и также относящейся к образцовым проектам, помещенным в альбоме 1824 года, следует привести Троицкую кладбищенскую церковь в Красноярске.

Как свидетельствуют документы церковного архива, колокольня Покровской церкви была возведена через полтора десятка лет после завершения строительства основного объема здания, в основу которого, как указывалось выше, был положен образцовый проект 1820-х годов. Отсутствие перевязки кирпичной кладки в месте стыка стен западного рукава креста и узкого перехода, соединяющего собственно храм и колокольню, подтверждает данные документальных источников. Кроме этого отсутствие колокольни в изначально возведенном объеме подтверждают следы кирпичного обрамления портала на западной стене «трапезной».

Факт пристройки колокольни в 1850-х годах наглядно демонстрирует кризис архитектуры русского классицизма, характерный для отечественной культуры середины XIX века. Вместе с тем следует отметить, что архитектурные пропорции колокольни и ее декоративное убранство с археологической точностью, достойной эпохи стилизаторства, воспроизвело классицистический характер форм первоначального ядра здания. У неизвестного автора проекта колокольни хватило художественного чутья, в период разложения классицизма и установления в архитектуре русско-византийского стиля, не вносить в архитектурный облик Покровской церкви элементы откровенной новизны. Полную противоположность этому факту представляет история сооружения новой колокольни Воскресенского собора в Красноярске (1761-1773гг.). Ее строительство было осуществлено в середине 1850-х годов, возможно, по проекту енисейского губернского архитектора Я.И.Алфеева в формах русско-византийского стиля. При этом архитектура самого Воскресенского собора являла образец «московского барокко» рубежа XVII-XVIII веков.

Архитектурная композиция колокольни Покровской церкви представляет собой четырехгранную двухъярусную коробку без сводчатых кирпичных перекрытий. Судя по остаткам заложенных в толщу стен бревен (в уровне яруса звона) изначально междуярусные перекрытия колокольни представляли собой деревянный настил из толстых досок. Сохранилось деревянное перекрытие над ярусом звона. Сохранившиеся гнёзда деревянных балок на внутренних стенах колокольни дают возможность реконструировать еще один ярус деревянного перекрытия, находившийся на уровне верха арочных конструкций в нижней части стен колокольни.

Западный, северный и южный фасады нижнего яруса колокольни завершены треугольными фронтонами с карнизами небольшого выноса и несложного профиля (повторяют профили карнизов фронтонов храмовой части здания). Фасады яруса звона колокольни с треугольными фронтонами, по углам объема акцентированы плоскими пилястрами; арочные проемы звона – архивольтами. Кровля – металлическая. Колокольня завершена маленькой главкой на шее, форма и убранство которой аналогична храмовой. Форма ажурного металлического креста на главе колокольни в целом, при некоторых отличиях в пропорциях деталей, повторяет форму креста храмовой главы. На северном и южном фасадах нижнего яруса колокольни находится по одному оконному проему. Обрамления оконных проемов аналогичны обрамлениям храмовых окон. На южном фасаде колокольни сохранился фрагмент балюстрады — деревянного ограждения яруса звона колокольни.

Полностью утрачено крыльцо у западного фасада колокольни. Следы примыкания деревянного фронтона крыльца, а также гнёзда горизонтальных балок, на которые в прошлом опирались конструкции фронтона, позволяют в общих чертах восстановить архитектурный облик крыльца. Размеры рундука следует определить натурными обследованиями остатков его фундаментов. Отсутствие следов примыкания вертикальных опор к стене западного фасада колокольни позволяет сделать вывод о наличии в прошлом двух опор или пары сдвоенных опор фронтона крыльца. Пристройка в 1850 году колокольни по архитекторскому проекту, безусловно, предполагала следование стилевым традициям позднего классицизма. Об этом свидетельствует архитектура колокольни, повторяющая архитектурно-художественные особенности основного ядра здания 1830-х годов. Отсутствие иконографических источников делает дискуссионным вопрос о конструкции и архитектурном облике вертикальных опор крыльца. Упоминание колонн в «условии» 1874 года на ремонт здания позволяет лишь высказать предположение о наличии этих элементов в архитектуре западного крыльца.

С момента своего появления крыльцо имело тесовую кровлю. В условии 1874 года на ремонт здания речь шла о покрытии крыльца новым тесом.

Первоначально здание церкви отапливалось двумя печами. Исходя из традиции их размещения, одна из этих печей могла находиться в алтаре (у северной стены), другая в трапезной. В процессе ремонта 1874 года вместо двух сломанных прежних печей подрядчиками были выложены четыре печи с «двенадцатью колодцами». Натурные обследования здания Покровской церкви позволяют восстановить места расположения этих четырех печей.

Одна из печей находилась в северо-восточной части «трапезной», другая в ее юго-восточной части. Следы арочных завершений конструкций печей и печных каналов видны в кладке стен трапезной. На северной внутренней стене алтарной апсиды в нижней части кладки сохранились две арочные ниши мало понятного происхождения (возможно остатки конструкций первоначальной алтарной печи). На наружной поверхности северной стены алтаря читаются следы печного «колодца». Аналогичные следы печных колодцев видны в остатках кладки разобранной западной стены северного рукава храмового объема. Можно высказать предположение, что в процессе ремонта здания 1874 года, была разобрана алтарная печь. Две печи были сложены, как указывалось выше, в северо-восточном и юго-восточных углах трапезной, и еще две печи, в юго-западном углу северного рукава и в северо-западном углу южного рукава храмового объема.

Как видно из приведенного нами текста «условия» к 1874 году деревянная ограда вокруг Покровской церкви значительно обветшала. Вместо нее в процесс работ была выстроена новая также деревянная ограда. Сохранившийся до нашего времени деревянный столб (возможно, этой) ограды фиксирует ее северо-восточный угол. Гнезда для тетивы решетки, которые видны в теле столба, позволяют определить размеры решетчатой конструкции ограды, а вертикальные врезки в основании столба – размеры ее деревянного цоколя. Из-за отсутствия иконографических или описательных источников сегодня невозможно документально восстановить истинные размеры ограды. Сохранившие в «условии» требования к внешнему виду ограды позволяют в общих чертах восстановить ее облик. Ограда состояла из деревянных столбов, соединенных между собой деревянным цоколем, с деревянной решеткой между столбами. На каждом столбе находились «черепичные» (т.е. керамические) вызолоченные шары. Окраска столбов имитировала кирпичную кладку, цоколя – фактуру «дикого мрамора». Цвет решетки предполагался зеленым. Описание ограды, содержащееся в «условии» 1874 года, упоминает о ряде деталей ограды: «арабиках и репьях». Вероятнее всего речь в «описании» идет о накладных резных декоративных элементах, которые предполагалось разместить на решетках и цоколе, и выкрасить белой краской.

Покровская церковь в селе Шила Красноярского края по-прежнему обладает ролью градостроительной доминанты в панораме старинного сибирского села, хорошо воспринимаемой с трассы Красноярск-Енисейск. Архитектура Покровской церкви, выдержанная в строгих формах позднего классицизма, обладает редкими для края особенностями, связанными с использованием образцовых проектов, содержавшихся в «Собрании планов, фасадов и профилей для строения церковных зданий». Это единственная сохранившаяся постройка из известных нам каменных церквей Приенисейского края 20-30-х годов 19 века, возведенных с использованием центрической схемы объемной-планировочной композиции.

Статья написана в 2010 году по материалам фондов Красноярского краевого государственного архива.

Фрагмент генерального плана с.Шила нач.ХХв. 2
Фрагмент генерального плана с.Шила нач.ХХв. 2
Фрагмент генерального плана с.Шила. нач.ХХв 1
Фрагмент генерального плана с.Шила. нач.ХХв 1
Фрагмент генерального плана с.Шила.нач.ХХв.
Фрагмент генерального плана с.Шила.нач.ХХв.
проект из Собрания фасадов (2)
проект из Собрания фасадов (2)
проект из Собрания фасадов (3)
проект из Собрания фасадов (3)
проект из Собрания фасадов (4)
проект из Собрания фасадов (4)
проект из Собрания фасадов
проект из Собрания фасадов



Кафедра ЮНЕСКО в Красноярске

Фонд Архитектурное наследие Центральной Сибири

Старые фотографии
Информационные партнеры