Утраченные памятники архитектуры Красноярска: Спасская железнодорожная церковь.

Добавлена: 12.06.2016
Добавил: Admin
Объект:
Утраченные памятники архитектуры Красноярска: Спасская железнодорожная церковь.

Автор: Наумова Кристина Артуровна
Руководитель: Купрякова Ирина Владимировна, педагог дополнительного образования, Почетный работник общего образования Р.Ф.
Научный руководитель: Шумов Константин Юрьевич, руководитель службы по контролю в области градостроительной деятельности Красноярского края, член Союза архитекторов России, академик Петровской академии наук и искусств
Россия, г. Красноярск, МБОУ ДОД ДООЦ №1, 11 класс

ВВЕДЕНИЕ

По словам немецкого философа XIX века Ф. Шеллинга: «Архитектура – это музыка в пространстве…» [37]. Тема нашего исследования является продолжением работы по описанию памятников архитектуры города Красноярска в XIX-XX вв. Около четырех лет мы занимаемся наследием гениального русского архитектора К.А. Тона, чьи творения встречались и в нашем, далеком от столиц, сибирском городе. Тоновскому наследию не повезло, так как его большая часть, представлявшая собой церковные сооружения, была уничтожена на волне воинствующего атеизма в 20-40-е годы XX века. Следуя мысли Ф. Шеллинга, Спасская железнодорожная церковь была завершающим аккордом дореволюционной культовой архитектуры нашего города.

Мы считаем, что актуальность нашей работы заключается в том, что описание исчезнувшего дает нам прекрасные архитектурные образцы для подражания. Можно спорить о красоте современной архитектуры, но современный Красноярск со своей хаотичной застройкой потерял свою неповторимость, которая была ему присуща еще с XIX века. Классик русской литературы А.П. Чехов написал в 1890 году: «Красноярск — самый лучший и красивый из всех сибирских городов…» [36]. Чего не скажешь сегодня.

Самой остро обсуждаемой темой осени 2013 года стал вопрос о восстановлении в нашем городе Богородице-Рождественского Кафедрального собора, построенного по индивидуальному проекту К.А. Тона. Он разрушен в 1936 году. Красноярцы спорили не только о выборе места для будущего собора, но и о том, нужен ли он сегодня нашему городу. И почти никто не вспомнил об эстетической стороне этого вопроса. Красота собора настолько поражала воображение современников, что мы находим упоминания о нем даже в творчестве Александра Дюма в романе «Мишель Строгов». А современные красноярцы, за редким исключением, даже не представляют себе, как выглядел собор.

Изучение старинной красноярской архитектуры необходимо, так как в городе были по-настоящему красивые сооружения. Но сегодня многие не только навсегда исчезли, но и информация о них сохранилось очень скудная. Это касается двух красноярских церквей, построенных последними в нашем городе перед революцией 1917 года по образцовым проектам К.А. Тона. Если в прошлом году мы посвятили нашу работу церкви Николая Чудотворца в Николаевской слободе, то сегодня мы говорим о Спасской железнодорожной церкви, построенной в начале XX века рядом со зданием красноярского вокзала. Церковь просуществовала менее 20 лет, а затем была снесена.

Проблема заключается в том, что информация о Спасской железнодорожной церкви в Красноярске практически отсутствует. В архивных документах, периодической печати начала XX века, а также в краеведческих пособиях присутствуют лишь отрывочные сведения. Это объясняется тем, что церковь строилась Сибирским участком железной дорогой, который входил в состав Томского округа путей сообщения. Вся документация относительно железной дороги сегодня находится в архивах города Томска либо в архивах РГИА. Местные краеведы ограничиваются чаще всего только упоминанием о Спасской церкви. Мы находим краткие сведения в работах красноярских архитекторов В. И. Царева и В. И. Крушлинского [35]; краеведов И.Ф. Потапова[31] и Л.И. Казанцевой[27]. Основным источником исследования для нас стали архивные документы из фондов Енисейской Епархии за 1901-1916 гг. и Красноярского жандармского управления за 1902-1910 гг. (ГАКК).

Наша работа представляет собой комплексное исследование. Ее целью является раскрытие строительной истории малоизвестной Спасской железнодорожной церкви и описание ее архитектурных особенностей. Красноярская Спасская церковь интересовала нас как памятник зодчества. В исследовании были поставлены следующие задачи:

  1. Выявить и изучить документы Государственного архива Красноярского края, содержащие сведения о Спасской железнодорожной церкви при станции Красноярск.

  2. Проанализировать местную периодическую печать с 1902 по 1928 года на предмет упоминания в ней Спасской железнодорожной церкви

  3. Сопоставить краеведческую литературу по истории и архитектуре Красноярска и Красноярского края, посвященную церквям нашего города с теми материалами, которыми мы располагаем

Методами нашего исследования стали:

  1. Сбор и систематизация материалов

  2. Архитектуроведческий анализ

  3. Метод атрибуции

  4. Натурное обследование

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

Причины строительства
Спасской железнодорожной церкви в Красноярске

В истории Красноярска периодом его активного развития являлись 90-е годы XIX века, что было связано со строительством Транссибирской железнодорожной магистрали. (РИС.1)

Широко известный французский писатель, классик приключенческой литературы. Жюль Верн в одном из своих романов отмечал: «Часто говорят о необычайной быстроте, с какой американцы проложили железнодорожный путь через равнины Дальнего Запада. Но, да будет известно, что русские в этом отношении им ничуть не уступают, если даже, не превосходят как быстрого строительства, так и смелостью индустриальных замыслов» [26].

Красноярск – один из городов «Великого Сибирского пути». Под нужды железной дороги был отведен большой участок города. По этому поводу городские власти и Управление Сибирской железной дороги много спорили. Красноярские власти критиковали, и не без основания, железнодорожное начальство за присвоение лишних городских земель.

«Железная дорога является постоянным тормозом в стремлении населения застраиваться на пустопорожних городских землях и если бы железнодорожный путь не прерывал сообщения одной части города с другой, то и без железнодорожного поселка указываемая местность застроилась бы обывательскими зданиями» [25].

Однако руководство железной дороги не было намерено возвращать городу землю, стремясь всеми силами сохранить полученное для своих настоящих или же будущих нужд.

Стали появляться районы города, заселенные рабочими и служащими железной дороги. Алексеевская и Николаевская слобода, Карловка потеснили окраинные районы, так называемые Теребиловку и Сахалин. Складывается большой железнодорожный район на юго-западе Красноярска.(РИС.2)

Здесь вырастают железнодорожный вокзал, мастерские, депо, служебные строения. А в начале XX века руководство Сибирской железной дороги высказало пожелание построить церковь при станции Красноярск.

Мысль о строительстве церкви при железнодорожной станции не была новаторством управляющих железной дорогой. Дело в том, что еще в 1891 году Цесаревич Николай Александрович, в будущем император Николай II, возвращаясь из своего путешествия через территорию Сибири и Дальнего Востока, отметил недостаточность количества церквей в этих районах. Обер-прокурор Святейшего Синода К. П. Победоносцев поднял вопрос о постройке церквей вдоль железнодорожной линии в 1893 году: «Обер-прокурор сказал, что наряду с материальными потребностями сибиряков, необходимо обеспечить еще и духовные. Министр путей сообщения А.В. Кривошеин сообщил, что в министерстве планировали строить временные церкви, которые могли бы следовать за рабочими, но вопрос постоянных церквей требовал обсуждения в Комитете Сибирской железной дороги.

Выслушав заявление К.П. Победоносцева, император выразил полное сочувствие по этому вопросу» [33].

Это ознаменовало собой значительное увеличение масштабов церковного строительства в Сибири.

Для этой цели был открыт прием пожертвований на образование капитала, который, вскоре после смерти Императора Александра III, был преобразован в Фонд, получивший его имя.

О необходимости постройки церкви вблизи станции Красноярск заговорили еще в 1898 году. Священники Всехсвятской церкви, к причту которой и относилось население станции Красноярск и близлежащих населенных пунктов (Заозерная, Клюквенная и т.д.), не справлялись со своими обязанностями из-за многолюдства прихода.

В протоколе Енисейской духовной консистории от 31 января 1902 года рассматривается вопрос о строительстве церкви вблизи железнодорожного вокзала. Один из вариантов включал «юго-западный угол Всехсвятского прихода от батальонных казарм до западной оконечности города» [3]. По другой версии «удобным местом для церкви признавалась площадь между юго-западною конечностью города и заводом товарищества «Пивовар» [3]. Городские власти категорически воспротивились этим предложениям, так как по городскому плану место для церкви железнодорожных рабочих было отведено в строящейся Николаевской слободе. Землю, о которой шла речь в документе, предполагали застроить богоугодными заведениями. Споры закончились тем, что железнодорожное и епархиальное начальство решили, что строительство церкви может производиться только в полосе отчуждения железной дороги. Так было принято решение в 1901 году строить церковь для рабочих и служащих железной дороги рядом с вокзалом станции Красноярск.

Начало строительства

Если обратиться к современной застройке Красноярска, то можно сказать, что каменная Спасская железнодорожная церковь находилась недалеко от вокзала на месте западного крыла современного здания «Красэнерго».

Была получена и единовременная субсидия из Фонда императора Александра III в размере 14 500 рублей, а также 10 000 рублей было выделено от суммы, которую предполагалось употребить на строительство церкви на станции Половина.

31 мая 1902 года начальник Сибирской железной дороги В.М. Павловский подал прошение в Енисейскую духовную консисторию с просьбой разрешить начать строительство церкви. Читаем: «Работы по постройке этого храма, по заявлению г. Начальника дороги, уже сданы. Материалы заготовляются. Место выбрано на самой станции, близ пассажирского здания. Видное. Хорошее. К постройке предположено приступить теперь уже с таким расчетом, чтобы к концу будущего года храм был окончен и освящен. Храм решено построить каменный, на 750 человек». [8].(РИС.3)

Проект Спасской железнодорожной церкви обнаружить не удалось. Но известно, что для постройки храма был выбран образцовый проект под № 8 из альбома крупнейшего российского архитектора Константина Андреевича Тона. В двух альбомах К.А. Тона, изданных в 1844 году, помещалось 30 чертежей, которые послужили основой для строительства многочисленных храмов в России. Эти сборники образцовых проектов даже стали называть «манифестом» государственной политики по церковной архитектуре [32]. (РИС.4)

Образцовый проект был переработан в соответствии с потребностями прихожан непосредственно самим начальником Сибирской железной дороги инженером В.М. Павловским:

«Вследствие требования консистории начальник дороги инженер Павловский препроводил в консисторию при отношении от 23 июля сего года за № 118 выработанный и утвержденный им план церкви на станции Красноярск и уведомил, что церковь предположено воздвигнуть в честь Нерукотворнаго Образа Господа нашего Иисуса Христа…» [8].

Недоумение вызвал тот факт, что в документах не назывались имена городских архитекторов того времени, которых уместно было бы встретить на строительстве церкви. У нас даже возникла гипотеза, что в строительстве принимал участие Сергей Георгиевич Дриженко, который являлся, как известно, с 1908 по 1930 год городским архитектором Красноярска [34]. Но в тот момент (1904 год) он приезжал на практику в Красноярск, как студент Института гражданских инженеров в Санкт-Петербурге. Скорее всего, особой роли в строительстве он не сыграл, не обладая достаточными знаниями, опытом и навыками. Да и став в 1908 году городским архитектором Красноярска, он вряд ли вмешивался в процесс строительства. Натянутые отношения между городскими властями и железнодорожным начальством привели к тому, что строительство церкви городу было неинтересно.

Значит, архитектурные вопросы решал В.М. Павловский. Возникает вопрос, каким образом инженер-путеец, даже занимающий должность начальника Сибирской железной дороги, мог выступить в качестве архитектора?

Дело в том, что в XIX веке страна испытывала острую нехватку людей, способных не только строить, но и проектировать здания.

«Россия нуждалась в квалифицированных кадрах – инженерах, строителях, техниках, архитекторах. Эта проблема, без решения которой невозможно было преодолеть экономическую и техническую отсталость страны, осознавалась как важнейшая, и в 1820-1840е гг. открываются новые училища и институты: в Петербурге – Технологический институт и Строительное училище, ставшее впоследствии Институтом гражданских инженеров, в Москве – Художественное училище и Константиновский Межевой институт. Была проведена реформа академии художеств. Расширенный и преобразованный институт корпуса инженеров путей сообщения становится центром развития научно-технической мысли» [32].

Например, в Институте гражданских инженеров имени Николая I существовали курс «Гражданская архитектура» (из которого впоследствии выделились несколько дисциплин: «Части зданий», «Отопление и вентиляция», «Сельскохозяйственная архитектура»), и курс «Строительное искусство» (разделенный на отдельные дисциплины: «Геодезия» и «Строительные материалы»). Из этого следует, что инженер, не имеющий специального архитектурного образования, вполне мог стать и архитектором.

Пост, занимаемый В.М. Павловским, не стал поводом для отказа от руководства строительством церкви. Строительство железнодорожных церквей, по негласному распоряжению Его императорского Величества, считалось такой же важной задачей, как и строительство самой железной дороги.

Таким образом, инженеры путей сообщения, возглавлявшие строительство, считали за честь стоять во главе церковного строительства. Эту версию подтверждает еще один документ из красноярского архива: «к Начальнику Красноярского Отдела Жандармского Полицейского Правления Сибирской железной дороги» обращается с просьбой тот, кто заканчивал строительство церкви в июле 1912 года – «строитель храма Начальник 17 участка пути Инженер Константин Васильевич Лавров». Еще один инженер-путеец, ставший архитектором храма.

Газета «Енисей» от 19.04.1902 года сообщает, что заложена новая церковь в полосе отчуждения вблизи станции Красноярск по инициативе «начальника Сибирской железной дороги Павловского и начальника красноярских мастерских Клочковского. Постройка церкви поручена подрядчику г. И.И. Никольскому. Церковь рассчитана на 1000 человек молящихся» [17]. Видимо, эту дату и следует считать днем рождения храма.

Архитектурный анализ

Образцовый проект, который был выбран для строительства Спасской железнодорожной церкви, представлял собою тип соборного пятиглавого храма. Проект был выполнен в «русско-византийском» стиле. По мнению искусствоведа Н.В. Лайтарь: «Вообще в церковном строительстве 1830-1870-х гг. преобладали постройки, имеющие завершение из пяти луковичных глав. Это объясняется господством в архитектурной практике этого времени «русско-византийского стиля» с его программным обращением к традициям московского зодчества XV-XVI вв.…

Отдельную группу храмовых построек составляют церкви, имеющие пятишатровое завершение. Впервые в XIX в. к этому композиционному приему обратился К.А. Тон в церкви Благовещения Пресвятой Богородицы в Петербурге. Возможно, к такому композиционному решению его привели самостоятельные поиски в способах придания внешнему облику сооружения национального характера» [29]. (РИС.5)

Спасская церковь представляет собой большой по размерам храм центрического типа с четырьмя внутренними опорами-столбами. К основному квадратному в плане помещению храма с востока примыкало полукруглое помещение алтарной апсиды, а с запада небольшое помещение церковного притвора. Кубический храмовый объем здания завершался пятью восьмигранными барабанами, увенчанными стройными шатрами. В отличие от образцового проекта малые барабаны храмового пятиглавия были зрительно облегчены устройством большего числа пролетов. Благодаря этому приему авторам Спасской церкви удалось достичь весьма эффектного контраста между монументальным храмовым объемом и его устремленным ввысь завершением. Общей гармоничности архитектуры здания церкви способствовали удачно найденные пропорциональные отношения размеров крупного барабана центральной главы и малых барабанов пятиглавия. Дополнительную стройность храмовому пятиглавию Спасской церкви придавали вертикально вытянутые шеи луковичных глав.

Преодолевая некоторую сухость архитектурного образца, Спасская церковь получила гораздо более богатый декоративно-пластический убор фасадов, в котором явственно угадываются черты русского зодчества XVII века. Именно к арсеналу форм храмов того времени следует отнести килевидные кокошники в основании центрального шатра, полукруглые закомары на гранях малых барабанов, широкие декоративные пояса, охватывавшие стены храмового четверика, изящные колончатые наличники при окнах. К древнерусским архитектурным приемам следует отнести и устройство украшенного колонками высокого перспективного портала при западном входе в здание.

Фасады Спасской церкви были разделены лопатками на три части. «Членение лопатками в русском стиле отличается от композиции фасада крестово-купольного храма в древнерусской архитектуре симметричностью и четкостью, равновеликостью одинаковых частей» [30].

Судя по образцовым проектам, помещения Спасской церкви перекрывались кирпичными сводами. Центральный барабан имел кирпичный купол, вследствие чего его шатровое завершение не имело выхода в интерьер церкви. Таким образом, как во многих древнерусских храмах шатер выполнял декоративные функции.

Видимо, как и в образцовом проекте, Спасская церковь могла иметь обширное подвальное помещение. Такое решение мы видим в проекте Богородице-Рождественского Кафедрального собора в Красноярске, а также в Храме Христа Спасителя в Москве.

Три дверных проема располагались с запада, севера и юга. Оформление дверей простое, завершение арочно-полуциркульное. При входах располагались крыльца с лестничными маршами. (РИС.6)

В проект были внесены некоторые изменения. Как известно, в провинции образцовые проекты К.А. Тона часто изменялись зодчими, применительно к местным условиям. Возможно, это являлось еще и формой самовыражения того, кто строил церковь. В нашем случае существенному изменению подверглись многие черты образца.

К числу таких изменений, помимо указанных выше, следует отнести увеличение размеров окон храма. После революции, когда церковь на короткое время превратили в дом культуры железнодорожников, газета Красноярский рабочий от 4 мая 1924 года писала, что огромные окна – единственная возможность для местных ребятишек смотреть кино, так как их не допускают в зал. Изменено было и оформление окон, - они были обрамлены высокими колончатыми наличниками. Пожалуй, наиболее заметным изменением в проекте стали размеры самой церкви. Первоначальный план, рассчитанной на 750 человек церкви, был значительно увеличен. Уже газета Енисей в 1902 году утверждала, что церковь закладывается на 1000 человек. Подтверждением этому стали косвенные доказательства, взятые нами из Енисейского Епархиального вестника. В №13 за 1914 год описывается миссионерский праздник Воздвижения Честнаго и Животворящаго Креста Господня в помещении церкви. Читаем: «После выноса Креста из Св. алтаря на середину храма была произнесена проповедь. До начала Литургии Железно-дорожный храм был полон молящимися; пред местными иконами и перед Св. Крестом подсвечники были почти сплошь заставлены свечами. Их огромное количество…» [23]. Сомнительно, что небольшое помещение храма позволило бы выносить Крест в толпу молящихся, а огромное количество свеч говорит само за себя. Но есть и более конкретное свидетельство. В №8 за 1915 год этого же издания мы читаем о встрече паломнического поезда из Иркутска на станции Красноярск: «Два военных полка, весь чиновный мир, тысячи народа собрались на вокзал в ожидании прибытия Святыни.… Весь народ, запрудивший огромную площадь железнодорожной церкви, встрепенулся, и по этому живому морю прокатилась волна священнаго восторга…» [23].

Мы произвели приблизительные расчеты, какую площадь могла бы занимать церковь, имея в виду, что в Клировых книгах за 1913-1915 гг. четко сказано, что церковной земли у храма нет. Учитывая здание церкви и прилегающую площадь, мы получили приблизительную цифру 400 м2. (РИС.7)

Здание Спасской церкви было возведено из красного хорошо обожженного кирпича. Побелка присутствовала на декоративных деталях храма. Благодаря контрасту между лицевой кирпичной кладкой и побеленными деталями, зданию Спасской церкви было придано характерное для русских храмов XVII столетия колористическое решение.

Церковь трехпридельная и двупристольная. Главный престол – во имя Нерукотворного Образа Спасителя, второй (левый) – во имя Св. Иркутского Иннокентия.

Относительно строительных материалов, использованных для строительства храма, можно сказать следующее. В газете Красноярский рабочий от 20 октября 1928 года, когда церковь начали разбирать, сообщалось, что «от разборки ее будет 321 000 кирпичей, 400 кубов бутового камня и 144 кв. метра гемориальных плит» [16].Мы не нашли пока точного перечня материалов, которые были употреблены на строительстве и не знаем, откуда они были взяты. Но, имея опыт исследования церкви Николая Чудотворца в Николаевской слободе, уместно предположить, что материалы были местного происхождения. Использовались известь и песок из местных карьеров, лесные материалы для устройства лесов, а также железные связи для арок и сводов крыш, оконные металлические решетки. Мы помним, что К.А. Тон часто применял железные конструкции, особенно при монтировании крыши. Возможно, все это было применено и для строительства Спасской церкви. (РИС.8)

К строительству церкви подходили, учитывая многие факторы: наличие окружающих церквей, рельеф местности, примерная численность прихожан, ведь посещали ее не только жители Красноярска, численность которых постоянно росла, но и растущих железнодорожных районов города.

Внешний вид церкви нам известен по фотографии, которая широко тиражируется в местной краеведческой литературе. Впервые она была опубликована красноярским краеведом И.Ф. Потаповым. Сегодня не остается никаких сомнений в том, что эта фотография действительно изображает Спасскую церковь. В газете Красноярский рабочий от 21 мая 1924 года мы обнаружили зарисовку церкви, уже без луковичных глав и крестов. Процесс разборки церкви помещен в газете Красноярский рабочий за 1928 год. В 1923 году мы находим заметку, в которой говорится о закрытии железнодорожной церкви, которая долгое время простаивает без дела, и где уже бьются стекла больших окон, а в подвальном помещении «ютятся подозрительные личности всех возрастов и полов» [13]. И окончательно нас убедила заметка от 2 ноября 1923 года, в которой мы читаем: «На днях рабочими красноярских мастерских были сняты кресты и купола со здания бывшей железнодорожной церкви. Большие угловые купола с помощью веревок под припев «дубинушки» были сброшены на землю. Осталась не снятая срединка!» [14]. Все приведенные описания подходят для знаменитой фотографии, которую называют церковью на станции Красноярск, но иногда ошибаются в названии. Это Спасская церковь, а не церковь Св. Николая Чудотворца.

Трудности строительства

Неудивительно, что такое монументальное здание требовало все новых и новых вложений. Архивные документы свидетельствуют о постоянной нехватке денег на постройку церкви. Сам тот факт, что Спасская церковь строилась не в течении года, как ожидало железнодорожное начальство, а в течении 11 лет (Спасская железнодорожная церковь была освящена 21 февраля 1913 года) говорит о том, что средств недоставало. Так читаем в документе от 1909 года:

В виду большого числа ж/д населения ст. Красноярск и сравнительной удаленности ея от города, было признано необходимым построить церковь вместимостью на 750 человек и притом каменную, в предположении привлечь недостающие средства путем доброхотных пожертвований, как со стороны служащих, так и посторонних лиц, сочувствующих делу постройки храма на Сибирской ж/д. На постройку этого храма по настоящее время израсходовано более 40 000 руб, а здание далеко не закончено и доведено лишь по окна глав, и в этом состоянии находится оно и теперь подвергаясь разрушительному действию атмосферных влияний. Между тем, отпуск денег из фонда имени Императора Александра III в настоящее время совершенно прекращен. Для доведения постройки церкви до конца и полного ее оборудования инвентарем и иконостасами по сметным исчислениям требуется еще большая сумма. Считая, что единственным источником для изыскания недостающей суммы могли бы служить добровольные пожертвования, прошу Ваше Преосвящ. соблаговолить почтить меня уведомлением не встроется ли с Вашей стороны каких либо препятствий к открытию в пределах вверенной Вам епархии сбора пожертвований по подписным листам как среди служащих дороги, так и посторонних нему, сочувствующих делу церковного строительства. О согласии губернской администрации на открытие подписки ходатайство возбуждено. Порядок направления пожертвованных сумм и непользованных подписных листов будет объявлен на дороге приходом». [6].

В одном из прошений в Енисейскую Консисторию в 1910 году железная дорога даже получает 12 000 рублей из кружечного сбора на достройку храма, который возведен в этот период до куполов. Таким образом, из церкви, строительство которой было санкционировано начальством «сверху» она превращается в церковь, которую строили, а точнее достраивали, всем миром.

Ввиду недостатка средств, строительство Спасской железнодорожной церкви то шло быстрым ходом, то замирало на неопределенное время. Это порождало новые проблемы. Читаем в газете «Красноярец от 15 июля 1908 года: «Около давностроящейся на ст. Красноярск ж.-д. церкви можно днем и ночью наблюдать мирно сидящих и спящих оборванцев, несмотря на грозные надписи по углам строения : «здесь ходить строго воспрещается». Это относится к ветхим подмосткам кругом церкви, которое в одно прекрасное время могут обрушиться и задавить обычных церковных обывателей, строго соблюдающих надпись – не ходить; они всегда или сидят, или спят». [19]. Упоминание «ветхих подмостков» лучше всего доказывает давность их возведения.

Репортеры газеты «Красноярец» в номере от 4 июня 1908 высказывают недовольство церковно-строительным комитетом церкви, который, по их мнению, недобросовестно выполняет свои обязанности.

«При Спасской церкви ст. Красноярск существует приходское попечительство, которое вскоре по открытии проявило было кипучую деятельность, подняв множество вопросов по благоустройству прихода, и в числе этих вопросов – вопрос кардинальный – о средствах финансовых занимал «не последнее место. И казалось, что вопрос этот удовлетворительно разрешен, но это только «казалось». На самом деле даже приобретение церковных сосудов пришлось произвести в кредит. Правда, подписные листы были покрыты подписями жертвователей – но получка и все такое затормозились…» [18].

В 1907 году был основан приход Спасской железнодорожной церкви. Это дало новый толчок в деле строительства храма.

Строительство Спасской железнодорожной церкви хоть и шло довольно медленными темпами, но все же оно не стояло на месте. В середине 1912 года церковь была уже практически возведена: «В воскресенье, 8 июля сего года в 12 часов дня на площади у строящейся железнодорожной церкви состоится молебен по случаю поднятия крестов». [1].

Практически завершив строительство здания церкви к 1912 году, начальство железной дороги обнаружило, что денег на ее обустройство практически не оставалось.

«Комитетом по достройке храма на ст. Красноярск постановлено обратиться с просьбой к служащим ст. Красноярск, дабы привлечь их к доброхотным даяниям на устройство иконостаса в храме. Не имея средств, как только на окончание постройки храма строительный комитет в том же заседании высказали искреннее желание изыскать во что бы то ни стало средства на приведение храма в порядок, который позволял бы совершать в нем богослужения начиная с половины августа сего года. Комитет полагает возможным освящение храма в августе месяце при условии если служащие не откажут в отчислениях из их жалований в течении двух месяцев, каждый раз в размере двух процентов, так как на эти отчисления является полная возможность устроить иконостас храма». [2].

Несмотря на обширную кампанию по сбору пожертвований, денег на внутреннее убранство храма так и не хватило. 25 января 1913 года протоирей Василий Фигуровский пишет в Духовную Консисторию прошение от имени Управления Сибирской железной дороги, в котором говорится, что приход просит освятить Спасскую церковь, даже учитывая, что «1. Для постановления престола в храме нет особого места, а предполагают поставить престол прямо на пол, устроенный из цемента, престол намерены перенести из молитвенного дома; 2. Нет укреплений для постановления иконостаса…» [7]. Но, несмотря на это, причт просит дать разрешение освятить храм и начать службы. Прошение было удовлетворено, и церковь была освящена 21 февраля 1913 года малым освящением. Дату приурочили ко дню празднованию 300-летия царствующего дома Романовых.

В Клировой ведомости о церквях и причтах города Красноярска даже за 1915 год говорится о Спасской церкви, что она все еще не закончена до конца: «Начата в 1902 году тщанием Томской железной дороги, окончательно еще не отделана. Каменная. Богослужения совершаются с 21 февраля 1913 г. Утварь: необходимого достаточно» [5].

Церковь до революции

Рассматривая Сведения о состоянии церквей по благочиниям Енисейской Епархии 1912-1913 год, мы читаем, что «здание храма прочно, в пожарном отношении так и в отношении сохранности церковного имущества крепко и безопасно… Церковь чиста. Но церковное имущество, взятое на время из молитвенного дома, содержится небрежно. Св. Антиминсы не прочны и не чисты. Ведется учет всего церковного имущества, как то икон, утвари и облачения» [4].

Старания сделать церковь как можно быстрее пригодной для служб во всех отношениях привели к созданию известного в городе хора певчих. Широкую известность в местной периодической печати получил хор, существовавший при Спасской железнодорожной церкви. Газета Сусанин от 10 декабря 1910 года пишет:

«В Спасской железнодорожной церкви при ст. «Красноярск», 5-го сего декабря совершал первый раз Божественную литургию вновь назначенный на вакансию второго священника при этой церкви отец Иннокентий Орфеев, сказавший после запричастного стиха, весьма прочувственное слово.

За литургией прекрасно пел хор певчих под управлением К. Г. Шкляра; причем с чувством глубокого удовлетворения и душевно – религиозного настроения был прослушан молящимися концерт, муз. Архангельского, «Вскуя мя отринул еси», в котором прочувственно и дивно исполнила соло г-жа Стабровская; нельзя умолчать и о выдающемся по тембру голосе контральто некой Марии Иофель». [22].

Читаем в газете Красноярский вестник от 19 сентября 1912: «В железнодорожной церкви поет хор под управлением нанятого регента г-на Туманова. Хор вместе с любителями достигает 30 человек. Хор очень приличный». [20].

Из этого можно сделать вывод о том, что хор на самом деле был хорош, чем и заслужил внимание публики.

Здание Спасской железнодорожной церкви было на самом деле красиво. Величественная постройка, она поражала своим великолепием. Даже то, что церковь была построена по образцовому проекту, не умаляло ее достоинств. Ею восхищались как красноярцы, так и гости нашего города. Недолго прослуживший в Спасской церкви регентом Михаил Карелин, приглашенный из Закаспийской области, писал: «Спасская церковь обширная, красивая. И усилиями начальства дороги становится все лучше и лучше» [9].

Уничтожение церкви

Так как церковь просуществовала недолго, мы предполагаем, что внутренне убранство храма не успело стать богатым. Судить об этом можно по тем материалам, которые относятся ко времени, когда Советская власть начала изъятие церковных ценностей в Енисейской губернии в 1922 году. Как оно происходило, мы обнаружили в протоколе заседания Междуведомственной комиссии по изъятию церковных ценностей от 12 марта 1922 года:

«1. Обязать губюст к следующему заседанию Комиссии предоставить подробные сведения об имуществе, изъятом из ликвидированных храмов, а также и находящихся в означенных храмах.

2. Обязать наробраз и свечной склад к следующему заседанию предоставить опись имеющихся в наличности вещей религиозного культа.

3. Порядок по изъятию поручить выяснить с представителями разных культов».[10].

Время диктовало определенное отношение к церковному имуществу, среди которого часто могли быть настоящие произведения искусства. Но те, кто изымал его, видели в них просто куски драгоценных металлов. К тому же, годы политического хаоса сформировали у людей того времени довольно небрежное и безответственное отношение ко всему, что считали лишним. Это напрямую относится к убранству церквей. В актах комиссии по приемке церковных ценностей от 12-16 и 18 января 1922 года сказано, что Уфинотделом, которому было поручено изъятие, не соблюдались самые элементарные требования. Читаем:

1. не оказалось общей описи отправленных ценностей, вместо коей приложены описи подкомиссии по изъятию ценностей, составленные в таком виде, при коей совершенно исключается возможность установить, что именно было отправлено Уфинотделом.

2. Нет сведений об общем хотя бы весе отправленных Уфинотделом ценнистей;

3. Упаковка их оказалась настолько небрежна, что при переноске ящиков с одного места на другое из них сыпались серебряные монеты и пр.» [11].

Вот что пишут в газете Красноярский рабочий от 31 мая 1922 года:

«11 мая, … Железно-дорожная церковь. Изъято: риз серебряный с 9 икон – 4 в. 75 зол., 3 серебряных напрестоьных креста 3 ф. 36 зол., серебряный оклад с Евангелия (по описи губюста значился металлический) – 1 ф., 1 зол., 1 серебряная дарохранительница – 4 ф. 30 зол., 1 кадило серебряное – 1 ф. 30 зол., 1 лампада серебряная – 36 зол., 1 серебряный прибор для причастия и одну верхнюю часть сосуда. Установлена некоторая разница наличности с описью. Некоторые вещи в описи не значились» [12]. Мы уже высказали предположение, что Спасская церковь не успела украситься богатым убранством, но приведенные документы позволяют предположить, что какие-то ценности были утеряны или расхищены при таком небрежном отношении. Поэтому, быть твердо уверенными, насколько ценными были реликвии храма, мы не можем.

Спасская железнодорожная церковь прекратила свое существование в 1928 году. Она была разрушена, а из оставшегося от нее материала построена столовая для рабочих. Об этом сообщает газета Красноярский Рабочий за 1928 год.(РИС.9)

«Бывший поповский оплот – железнодорожная церковь, по желанию рабочих, разбирается. Материал пойдет на постройку столовой для рабочих железнодорожников. Сейчас идет копка котлованов и сооружение приспособлений с постройке зданий столовой. Корпус здания будет строиться с весны, пока же идет подвозка к месту постройки строительного материала». [15].

Сейчас трудно определить точное место, на котором стояла церковь. В плане города Красноярска от 1914 года местоположение Спасской железнодорожной церкви не указано. (РИС.10)

Возможно, это объясняется тем, что даже в тот момент церковь еще не была окончательно достроена. Читаем в путеводителе по Красноярску XX века:

«Недалеко от вокзала, на месте западного крыла «Красэнерго» когда-то стояла каменная железнодорожная Спасская церковь. Она строилась с 1902 г. и была освящена в 1913 г. В 1923 г. ее приспособили под клуб железнодорожников, сняв купола с крестами. В 1929 году церковь снесли, а кирпич использовали для постройки здания столовой КрасТПО». [28].

Столовая КрасТПО считалась первым в городе каменным зданием, построенным полностью при Советской власти. До этого только достраивали и перестраивали старые каменные здания, либо строили деревянные. (РИС.11)

По словам директора Железнодорожного музея Константина Владимировича Карпухина, облицовачный камень со Спасской железнодорожной церкви был снят и использован при отделке одного из домов по улице Профсоюзов [38]. В данный момент проверить это предположение невозможно, так как все фасады на этой улице закрыты современной отделкой.

Вместе с красноярским краеведом Нелли Вячеславовной Кенской мы пытались найти место, где предположительно стояла церковь. По словам краеведа, здание церкви было разрушено не полностью, остался участок стены, который решили не разбирать, а использовать стеной при строительстве нового здания. [39]. Однако и эти слова нам не удалость ни подтвердить, ни опровергнуть.

К сожалению, церкви была уготована печальная судьба. Она не простояла и двух десятилетий. Ее постигла участь многих других культовых памятников нашей страны. Что относится и к наследию Константина Андреевича Тона. Не мог проект этого гениального русского архитектора остаться нетронутым, ведь всем было известно, что архитектор К.А. Тон был любимым зодчим императора Николая I, и, по мнению революционных деятелей, всего лишь «сметливый каменщик». Все это делало судьбу его творений особенно трагичной: соборы К.А. Тона – олицетворение самодержавного прошлого и религиозного «опиума для народа».

Словно злой рок преследовал творения архитектора в нашем городе. Сначала была разрушена Спасская железнодорожная церковь при станции Красноярск, затем, в 1936 году был снесен возможно красивейший памятник архитектуры нашего города – Богородице-Рождественский Кафедральный собор, а после, приблизительно в 1950 году, окончательно была разрушена Николаевская церковь в Николаевской слободе, созданная по образцовому проекту все того же Константина Андреевича Тона.

Единственным напоминанием сегодня о творчестве этого архитектурного гения в нашем городе остается часовня Параскевы Пятницы на Покровской горе – произведение, возведенное по мотивам построек К.А.Тона.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Используя доступные нам материалы, мы попытались воссоздать внешний и внутренний облик Спасской железнодорожной церкви. Однако все еще остаются нерешенными вопросы местоположения церкви. Не удалось обнаружить в архивных документах и плана строительства храма. Работа по поиску материала продолжается.

Данная работа очень важна для истории и архитектуры Красноярска. Еще в 80-е годы прошлого столетия была поставлена задача государственного масштаба по описанию памятников архитектуры СССР. Минуло 30 лет, уже не существует государства с таким названием, а задача осталась. И до сих пор не утратила своей актуальности.

В истории архитектуры не должно существовать белых пятен. Преемственность в отечественной культуре должна обеспечить непрерывность в цепочке архитектурного наследия. До тех пор, пока существуют утерянные звенья из этой цепочки, мы не можем говорить о полноценном сохранении культурного наследия.

Наша работа предназначена всем тем, кто интересуется культурным наследием Красноярска. Ее можно будет найти на красноярском архитектурном сайте naov.ru.

БИБИЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Источники:

  1. ГАКК, ф. 241, оп.1 д. 351, л. 2

  2. ГАКК, ф. 241, оп.1 д. 644

  3. ГАКК, ф. 674, оп.1 д. 3514, л. 30-34

  4. ГАКК, ф. 674, оп.1 д. 3775, л. 105-116

  5. ГАКК, ф. 674, оп.1 д. 7937, л. 8-9

  6. ГАКК, ф. 674, оп.1 д. 7937, л. 22

  7. ГАКК, ф. 674, оп.1 д. 7937, л. 25

  8. ГАКК, ф. 674, оп.1 д. 4752, л. 43-54

  9. ГАКК, ф. 741, оп.1 д. 4875, л. 60-70

  10. ГАКК, ф. 832, оп.1 д. 250, л. 37

  11. ГАКК, ф. 832, оп.1 д. 250, л. 49

  12. ГАКК, газета «Красноярский рабочий от 31.05.1922, №119

  13. ГАКК, газета «Красноярский рабочий от 23.09.1923, №212

  14. ГАКК, газета «Красноярский рабочий от 2.11.1923, №246

  15. ГАКК, газета «Красноярский рабочий, 1926 год

  16. ГАКК, газета «Красноярский рабочий от 20.10.1928, №244

  17. ГУНБ Красноярского края, газета «Енисей» от 19.04.1902, №45

  18. ГУНБ Красноярского края, газета «Красноярец» от 4.06.1908, №119

  19. ГУНБ Красноярского края, газета «Красноярец» от 15.07.1908, № 154

  20. ГУНБ Красноярского края, газета «Красноярский вестник» от 19.09.1912, №37

  21. ГУНБ Красноярского края, газета «Сусанин» от 12.11.1910, №119

  22. ГУНБ Красноярского края, газета «Сусанин» от 10.12.1910, №131

  23. КККМ, Енисейский Епархиальный вестник, 1914 год, №13

  24. КККМ, Краткое описание приходов Енисейской епархии, 1911 год.

  25. КККМ, Обзор хозяйства г. Красноярска, июнь-сентябрь 1907 год

РИС.1 Общий вид города Красноярска в 1914 году
РИС.1 Общий вид города Красноярска в 1914 году
РИС.2 Станция Красноярск в начале XX века
РИС.2 Станция Красноярск в начале XX века
РИС.3 План города Красноярска 1906 года
РИС.3 План города Красноярска 1906 года
РИС.4 Константин Андреевич Тон, 1860-65
РИС.4 Константин Андреевич Тон, 1860-65
РИС.5 Проект церкви Благовещения Пресвятой Богородицы в Санкт-Петербурге, ГАКК (см. приложение 1)
РИС.5 Проект церкви Благовещения Пресвятой Богородицы в Санкт-Петербурге, ГАКК (см. приложение 1)
РИС.6 Лист из альбома образцовых типовых проектов К.А. Тона, ГАКК (см. приложение 2)
РИС.6 Лист из альбома образцовых типовых проектов К.А. Тона, ГАКК (см. приложение 2)
РИС.7 Спасская железнодорожная церковь при станции Красноярск
РИС.7 Спасская железнодорожная церковь при станции Красноярск
РИС.8 Отношение Начальника Сибирской железной дороги Епископу Енисейскому и Красноярскому Ефимию, 1910 год
РИС.8 Отношение Начальника Сибирской железной дороги Епископу Енисейскому и Красноярскому Ефимию, 1910 год
РИС.9 Из заметки о разборе Спасской железнодорожной церкви.
Красноярский рабочий, 1928 год
РИС.9 Из заметки о разборе Спасской железнодорожной церкви. Красноярский рабочий, 1928 год
РИС.10 План города Красноярска от 1914 года
РИС.10 План города Красноярска от 1914 года
РИС.11 Николаевская слобода и станция Красноярск на карте Красноярска 1924 года
РИС.11 Николаевская слобода и станция Красноярск на карте Красноярска 1924 года
Имя (Псевдоним):   E-Mail:
Секретный код: сменить цифры   Повторите код:
Полужирный
Наклонный текст
Подчеркнутый текст
Вставка смайликов
Вставка картинки
Вставка цитаты
You Tube
Flash
Разрыв страницы
Закрыть все открытые теги




Кафедра ЮНЕСКО в Красноярске

Фонд Архитектурное наследие Центральной Сибири

Старые фотографии
Информационные партнеры