Церковь Св. Николая Чудотворца в Николаевской слободе

Добавлена: 08.05.2016
Добавил: Admin
Объект:
Церковь Св. Николая Чудотворца в Николаевской слободе

Церковь Св. Николая Чудотворца в Николаевской слободе г. Красноярска - утраченный памятник архитектуры.

 

 

 

 

Автор: Наумова К.А.
Научные руководители : Купрякова И.В., Шумов К.Ю.

Важнейшей проблемой в современном мире является сегодня сохранение наследия предков, будь то памятники архитектуры, национальный фольклор, традиции и обычаи, и т.д. Это актуально не только потому, что бережное отношение к прошлому есть показатель цивилизованности того или иного народа. Это еще и проблема сохранности нации: уничтожив памятники своей давней истории, на каких же примерах мы будем воспитывать подрастающие поколения?!

К сожалению, в нашей стране проблема сохранности памятников старины, доставшихся нам от предыдущих поколений, стоит особенно остро. Ни в XX, ни в начале XXI века мы не наблюдаем стремления россиян всеми силами оберечь свое наследие. Хоть повсеместно и говорят о необходимости бережного отношения к прошлому, но происходит уничтожение памятников архитектуры по разным причинам.

Все сказанное относится в полной мере и к нашим сибирским городам, которые и так не богаты архитектурным прошлым. А перечисленные причины приводят к тому, что они теряют сегодня свой неповторимый облик. Это мы можем сказать и о нашем родном Красноярске.

Особенно это касается архитектурных памятников нашего города, которые были построены по типовым проектам величайшего русского архитектора Константина Андреевича Тона. История часто бывает несправедлива к тем, кто является ее гордостью. Творчество К.А. Тона изначально было предметом острых дискуссий, даже среди его современников. Такие убийственные характеристики, как «дикая тоновская архитектура» (А.И. Герцен) и «сметливый каменщик, без образования и без художества» (В.В. Стасов) навсегда приклеились ярлыком к творчеству Тона.[23,с.7]. Такое отношение представителей российского свободомыслия объясняется их отношением к главному заказчику архитектора - императору Николаю I.

Несмотря на критику, были и те, кто восхищались его творчеством. Например, директор Оружейной палаты А.Ф. Вельтман писал о Кремлевском дворце, который был создан архитектором, что в нем «видна смелая рука, руководимая гениальной мыслью…» А историк русской архитектуры П.Н. Петров считал, что Тоном сделан «громадный шаг», который приближает нас к архитектуре предков. [23, с.6] Несмотря на это, отрицательное отношение к архитектору и пропагандируемому им архитектурному стилю, который получил название русско-византийский, в советские годы сохранялось. О нем писали, что в его архитектуре «перемешались мотивы древнерусской, романской и классической архитектур, создав нестройное нагромождение разностильных форм…» [18, с.117] О его архитектуре говорили, как об архитектуре, утратившей свое «гражданское звучание»[22, с.245].

Даже в настоящее время мы находим такую характеристику творчества К.А. Тона: «тоновские постройки якобы в русском стиле, из которых многие весьма замечательны в конструктивном отношении, грешат холодностью, сухостью, недостатком истинной красоты и величия» [18, с. 18]. Но даже при такой резкой оценке, не замалчивается, что именно Тону принадлежит заслуга в том, что «он первый указал русским архитекторам на богатый источник вдохновения, кроющийся в памятниках их родной старины» [18, с.18].

Сравнительно недавно были сделаны попытки реабилитировать имя гениального архитектора. Это исследование Татьяны Андреевны Славиной «Константин Тон», где автор опирается не на эмоции, а как профессиональный архитектор, на мощную доказательную базу, в которой очень бережно и уважительно анализируются сохранившиеся постройки зодчего. Работая с данной книгой, мы отметили, что помимо эстетического удовольствия, которое мы получаем как зрители, глядя на архитектурные сооружения К. Тона, его постройкам были присущи такие важные качества, как простор, удобство, тепло и свет. Т.А. Славина отмечает, что архитектор преследовал важную цель: здание должно быть удобно человеку. [23, с.11]

Творениям архитектора не повезло - они часто уничтожались. Хорошо, если еще остались какие-то проекты и фотодокументы. Многие тоновские работы утрачены безвозвратно. Мы не можем даже представить себе, как они выглядели в реальности.

Великолепные храмы, построенные по проектам архитектора, были безжалостно уничтожены в 20-30-е годы прошлого столетия. Нас особенно заинтересовала последняя постройка, созданная по проекту гениального архитектора, в нашем городе - это церковь Николая Чудотворца в Николаевской слободе. Странным образом, это сооружение не оставило после себя почти никаких следов. Материал нашей работы мы собирали по крупицам, исследуя документы Государственного Архива Красноярского Края. (РИС. 1)

Наша цель заключается в том, чтобы в своей работе дать хотя бы приблизительное представление об этом архитектурном памятнике, так как это самая загадочная тоновская работа в Красноярске на сегодняшний день.

Для этого мы поставили следующие задачи:

  1. Изучить документы Государственного Архива Красноярского Края, посвященные Николаевской церкви в Николаевской слободе

  2. Изучить литературу по данной теме

  3. Интервьюировать людей, которые обладают информацией по нашей теме

Мы использовали методы:

  1. Искусствоведческий анализ

  2. Систематизация

  3. Атрибуция

Первое упоминание о церкви Св. Николая Чудотворца в Николаевской слободе города Красноярска мы находим в «Кратком описании приходов Енисейской Епархии» от 1916 года. Из него мы узнаем, что церковь была построена в 1914 году, что она каменная, однопристольная. [15, с.8] К сожалению, дается только такое скромное описание. Мы не нашли пока каких-либо изданий, в которых церковь была бы описана подробнее. Хотя это не означает, что о церкви не писали. Красноярская периодическая печать того времени, которую нам удалось просмотреть, уделяла ей много внимания. Мы находим информацию о церкви в газетах «Сибирский голос», «Красноярская мысль», «Сусанин» за 1912-1913 гг. В очередной раз периодическая печать упоминала о церкви в 1922 году, когда происходило изъятие церковных ценностей по всей стране. Затем церковь была разрушена и о ней долго не упоминалось. [9, с.11]

Интерес к этому архитектурному памятнику вновь возник совсем недавно. В книге двух красноярских архитекторов В.И. Царева и В.И. Крушлинского «Красноярск. История и развитие градостроительства», изданная в 2001 году, мы находим краткую информацию о церкви Николая Чудотворца в Николаевской слободе. [25, с.18]Та же информация перенесена ими в работу «Градостроительство Сибири», которая вышла в 2011 году. [24, с.423] Здесь очень кратко описана история церкви, назван тип чертежа, на основе которого она была построена. Но что самое главное, дается фотография предполагаемой Николаевской церкви. Следующий автор Л.И. Казанцева пишет о церкви в своем труде «Красноярск Православный и больничная церковь Святителя Николая. Исторические очерки событий в России в г. Красноярске в конце XIX и в начале XX века». [19, с.177] Любопытно, что давая сведения о церкви в общем-то одни и те же, но с разными нюансами, все перечисленные авторы представляют фото одного и того же архитектурного памятника, который они называют Николаевской церковью в Николаевской слободе. А в книгах красноярских краеведов, Болдырева Ю.В. «История православия на берегах Енисея» изданная в 2008 году [16, с.89], и Потапова И.Ф. «Красноярск. История в документах и фотографиях» за 2001 год [21, с.18], мы также читаем о Николаевской церкви, но только здесь представленная фотография носит совсем другое название – это Спасская церковь у железнодорожного вокзала города Красноярска.

Мы придерживаемся той же точки зрения, что и краеведы Потапов И.Ф. и Болдырев Ю.В. – на фотографии, которую так часто именуют изображением Николаевской церкви в Николаевской слободе, в действительности запечатлена Спасская церковь у железнодорожного вокзала. На самом деле Николаевская церковь выглядела совершенно иначе. Именно это мы попытаемся доказать в своей работе.

Новизну своей работы мы видим в том, что отрывочные сведения об этом памятнике архитектуры, который можно отнести к наиболее загадочным строениям нашего города, мы попытались систематизировать. Кроме того, мы рассматривали проблему в комплексе: нас интересовала церковь не только как памятник архитектуры, но и история её создания. Что было выделено в отдельную тему.

Работая в Государственном Архиве Красноярского Края мы обнаружили проект на постройку каменной церкви в Николаевской слободе, подписанный архитектором С.Г. Дриженко. На плане представлен чертеж церкви абсолютно другого типа, нежели на фотографии. Возможно предположение о том, что проект могли поменять в ходе строительства, такое случалось часто. Однако нами была просмотрена сохранившаяся в архиве переписка Сергея Георгиевича Дриженко с Комитетом по строительству Николаевской церкви. Обсуждается все, от важных этапов вплоть до мелких деталей, включая вознаграждение архитектору. Ни о каком, даже незначительном изменении проекта, не говорится. (РИС. 2)

Во всех найденных нами документах церковь Св. Николая Чудотворца называют однопрестольной. В проекте на постройку также отчетливо видно, что данная церковь однопрестольная. Церковь же, изображенная на растиражированной фотографии, могла быть и двупрестольной. Стоит заметить, что в описании приходов Енисейской Епархии мы прочитали о том, что Спасская железнодорожная церковь была двупрестольной.

В Клировой ведомости о церквях и причтах г.Красноярска за 1915 год указывается, что Николаевская церковь и колокольня каменные, в Спасской же церкви колокольня отдельно не упоминается. Если внимательно посмотреть на фотографию, о которой мы говорим, то колокольня здесь не выделена самостоятельным архитектурным элементом. [9, с.3]

Во всех архивных документах, посвященных строительству Николаевской церкви, она никогда не называется железнодорожной. В то время как Спасская церковь, которая строилась на средства Сибирской железной дороги и находилась рядом с железнодорожным вокзалом станции Красноярск, в большинстве документов часто упоминается просто как железнодорожная церковь. Подписи на широко известной фотографии указывают, что на них изображена железнодорожная церковь. Следовательно, Спасская, а не Николаевская (по утверждению краеведа И.Ф. Потапова). [30]

Еще один аргумент: в отчете Церковно-строительного комитета Николаевской церкви, которой был помещен в газете «Красноярская мысль» от 2 декабря 1911 года, мы находим упоминание о том, что заказано 6 крестов, которыми предстоит украсить купола церкви. [8] Если посмотреть на фотографию, которую выдают за изображение Николаевской церкви, куполов всего пять, а вот на проекте, сохранившемся в фондах архива, мы видим пять куполов на храме и один на колокольне. Значит, заказ был сделан совершенно правильно: Николаевская церковь нуждалась в шести крестах для окончательного завершения своего внешнего вида. (РИС. 3)

Спасская железнодорожная церковь прекратила свое существование в 1928 году. Она была разрушена а на ее месте построена столовая для рабочих красноярской железной дороги. Об этом сообщает газета Красноярский Рабочий за 1928 год. Николаевская церковь, по информации очевидцев, просуществовала до 1948 года.

К началу XX века Красноярск являлся городом с населением приблизительно в 27 тысяч человек и был центром Енисейской губернии. Город был красив, недаром в 1890 году русский писатель Антон Павлович Чехов, побывавший в Красноярске, писал:

«На этом берегу Красноярск — самый лучший и красивый из всех всех сибирских городов, а на том — горы, напомнившие мне о Кавказе, такие же дымчатые, мечтательные».[17, с.4] (РИС. 4)

Сами красноярцы считали свой город достаточно красивым и ухоженным. Вот что пишет «Хронологический указатель постановлений Красноярской Городской Думы» за февраль-июнь 1914 года: «За последния десять лет город Красноярск во всех отношениях улучшился… и по внешнему благоустройству приблизился к типу европейских городов. В городе имеется освещение на всех улицах города; проведен и закончен водопровод, снабжающий город и все его части чистой и здоровой водой… Город располагает массой каменных построек; в целях улучшения города проведены обязательные постановления о постройке на некоторых улицах только каменных зданий». (стилистика и орфография документа сохранены) [14, с.14].

Это не случайно. В конце XIX – начале XX века началось строительство Транссибирской железной дороги, проходившей и через Красноярск. В городе селились люди, тесно связанные с нею: рабочие, служащие. С 1897 года все они селятся в том месте, которое позже стало называться Николаевской слободой. Этот район города появился самым последним, накануне XX века, и оказался самым проблемным. От основной части города он был отделен железнодорожными путями, которые представляли большие трудности для передвижения жителей слободы. Благоустройство этого района практически отсутствовало. (РИС. 5)

В слободе не был проведен водопровод, который уже был в других районах города. Воду брали из колодцев. А так как район находился на возвышенности, то перебои в доставке воды были частым явлением. Не было электричества, канализации. Виадук был построен гораздо позже, и жители добирались через железнодорожные пути до центра города с огромным трудом. [3, с.14]

Документы того времени сообщают: «…слобода отрезана несколькими ж/д путями, на которых постоянно маневрируют паровозы, проходят поезда и стоят вагоны; было даже несколько человеческих жертв…» [1, с.16]; «…слобода отрезана от города сплошным забором…» [1, с.16]; «…все прочие неудобства, сопряженные с переходом через линию, имеющие для всей Николаевской слободы один переезд и один проход для пеших, женщин с грудными детьми и стариков…» [1, с.16]. Из этих документов мы видим, как непросто жилось слобожанам. Кроме того, в слободе существовала большая секта баптистов, что не могло не беспокоить власти города. Поэтому неудивительно, что еще в 1908 году у них зародилась мысль о строительстве храма и создании собственного прихода.

Вопрос о строительстве церкви был неоднозначен, так как в это же время рядом с железнодорожным вокзалом строилась Спасская церковь, которая была центром большого прихода, объединявшего в себе значительный участок Сибирской железной дороги. Причт этой церкви всячески противился появлению еще одного храма, но николаевцы настояли на своем.

В декабре 1908 года сход жителей Николаевской слободы подал прошение в Городскую Думу с просьбой разрешить строительство каменной церкви. В январе 1909 года получили согласие Городской Управы, которая выделила под строительство довольно значительную территорию: «1200 кв. сажен рядом с базарной площадью и пожарной каланчой в слободе» [2, с. 10]. А в 1913 году был создан Николаевский приход, который «выделился из прихода жел.-дорожн. Спасской церкви при ст. «Красноярск» Томской ж.д.»[15, с.10]

Получив разрешение на строительство церкви, жители Николаевской слободы избрали Церковно-строительный комитет, который целых два года прилагал минимальные усилия для осуществления поставленной перед ним задачи. Кроме того, что был вырыт котлован и закуплены кое-какие материалы, больше ничего сделано не было.

Ситуация резко меняется в 1911 году, когда состав комитета был переизбран слобожанами и его возглавил энергичный и целеустремленный житель Николаевки Докучаев Петр Васильевич. Можно сказать, что с этого момента начинается главная страница в истории Николаевской церкви.

Место для строительства церкви было выбрано чрезвычайно удачно. Вот что писала газета «Красноярец» 26 апреля 1911 года: «Место постройки выбрано очень удачно, с него открывается панорама всего города». [10] Поскольку слобода располагалась на возвышенности, вид и в самом деле был замечательным. В панораму вписывался не только город, но и величественный Енисей, и правый берег с темно-зеленой тайгой.

Одним из важнейших стал вопрос о создании проекта будущей церкви. Он был рассмотрен и одобрен Строительным Губернским Управлением от 10 мая 1912 года. 16 мая 1912 года проект был утвержден Енисейской духовной консисторией. За основу был взят типовой проект каменной церкви из альбома К.А. Тона «тип 25». В книге «Градостроительство Сибири» мы читаем, что со второй половины XIX в архитектуре соборов в основном использовался официальный русско-византийский стиль, который был главным пропагандистом его. Авторы книги В.И. Царев и В.И. Крушлинский отмечают, что в старых городах при строительстве соборов «делом престижа считалось построить оригинальное здание, которое в совокупности с другими крупными сооружениями придавало городу характерную индивидуальность». []. Далее мы увидим, что типовой проект Николаевской церкви и в самом деле был несколько видоизменен красноярским гражданским инженером Сергеем Георгиевичем Дриженко, который, как сказано в документе от 10 мая 1912 года «даю сию подписку в том, что имея право производства работ, принял на себя надзор и руководство при постройке каменной типа 25-го церкви в Николаевской слободе…и обязуюсь ответствовать за правильность и прочность работ» [4, с.40]. (РИС. 6)

Первое, что сделал архитектор, это обследовал выбранную местность, о чем был составлен акт от 8 мая 1912 года, в котором говорилось: «…мною был произведен осмотр грунта… при чем оказалось: место находится на возвышенном месте, сухое. Котлован вырыт на 4 аршина. Сначала идет растительная земля на 4 аршина толщина, затем на всю глубину суглинок. Грунт надежный, и по качеству этого грунта подошву фундамента достаточно заложить на 3 аршина. Подпись: Гражданский инженер С. Дриженко». [4, с.12] Из текста документа можно предположить, что выбранным местом архитектор остался доволен. Составив предварительную смету, архитектор сообщил церковно-строительному комитету, что все строительство церкви обойдется в 50 тысяч рублей [4, с.3].

Благодаря активной деятельности Церковно-строительного комитета вскоре найдены подрядчики, которыми стали братья М. и А. Михайловичи и А.А. Жалудский. Кроме того, содействие в деле построения храма оказывали инженеры А.К. Ледер и А.В. Леверовский. Вспомогательные помещения возле храма строила предпринимательница города Красноярска Елена Найденова. Все эти имена перечислены в документах из фондов Николаевской церкви.

25 августа 1911 года С.Г. Дриженко дает свое официальное согласие Церковно-строитеьному комитету храма и определяет условия, на которых он будет трудится: «…я согласен взять на себя составление проекта церкви, расчеты и наблюдения за постройкой на следующих условиях:

  1. Вознаграждение за труды должно быть 4%, т.е. со сметной суммы не превшая в 40 000 р. - 1600 р.

  2. На постройке во все время каменных работ штатный десятник за счте строительного комитета.

  3. При вознаграждении я жертвую на внутреннюю отделку храма 600 р.» [4, с.3]

Чтобы представить себе, какие материалы требовались для строительства церкви, мы заглянули в отчет Церковно-строительного комитета, который был размещен в газете «Красноярская мысль» 2 декабря 1911 года:

«Расход

В течении 6 месяцев

  1. Канцелярские расходы (50 тысяч квитанций и других принадлежностей)…54 р 89 к

  2. Проект и смета церкви…125 р.

  3. Инвентарь разный…10 р. 95 к.

  4. Постройка барака забора навеса ворот другия постройки и во дворе строящейся церкви, и ремонт кирпичного завода…268 р. 10 к.

  5. Выделка кирпича…887 р. 88 к.

  6. Дрова для обжога кирпича…274 р. 75 к.

  7. Покупка песка…199 р. 84 к.

  8. Камень бутовый и облицовочный тесанный…467 р. 21 к.

  9. Творила для раствора извести…17 р. 50 к.

  10. Земляные работы…38 р. 20 к.

  11. Доставка разных строительных материалов…157 р.

  12. Доставка воды для раствора извести…95 р. 8 к.

  13. Разные мелкие расходы, не вошедшие в предыдущий параграф…97 р. 46 к.

Итого: 2694 р. 58к.» [5, с. 52]

Трудно представить себе здание, которого уже давным-давно не существует. Из прочитанных документов мы знаем, что окна церкви украшали решетки, использовались железные связи для свода и крыш. Это еще одно подтверждение того, что в основе лежал тоновский проект. К.А. Тон, несмотря на то, что был архитектором XIX века, с удовольствием использовал в своих работах «как традиционные, так и современные конструкции, в частности металлические, и использовал их когда это было прилично сущности дела…» [23, с. 47].

Церковь было заложена 30 июля 1911 года, о чем сообщала газета «Красноярский хроникер» [7, с.13]. Денег на строительство хронически не хватало: об этом мы читаем в Заявлении Церковно-строительного комитета в Красноярскую Городскую Управу в мае 1909, в котором просят выделить хотя бы тысячу рублей на строительство [8,c.7]; в Прошении в Красноярское городское общественное управление от 13 сентября 1911 года и еще многих и многих документах [4, с.14]. Можно сказать, что «печальником» Николаевской церкви очень повезло в 1912 году, когда московский купец Павел Николаевич Шустов жертвует на строительство 15 тысяч рублей, и только за лето 1912 года здание храма удалось построить почти до колокольни [9, с.75]. (РИС. 7)

Наконец, 21 декабря 1914 года состоялось торжественное освящение церкви, что стало долгожданным результатом многолетних и упорных трудов жителей Николаевской слободы [7, с.104].

В двух книгах К.А. Тона, о которых было уже сказано, помещалось 30 чертежей, которые послужили основой для строительства храмов в России. Эти сборники образцовых проектов даже стали называть «манифестом» государственной политики по церковной архитектуре. [17, с.350]

Проект, который был выбран для Николаевской церкви, представлял собою тип соборного пятиглавого храма. Это был храм с прямоугольным планом, продольной ориентацией, включающий последовательно соединенные по оси запад-восток колокольню, трапезную часть и основное пространство (или, как называют такие храмы, «трехчастный храм») [20, с.353]. К притвору пристроена колокольня с шатровым завершением.

«Можно выделить ряд общих черт, присущих пятиглавым храмам соборного типа в тоновской традиции. Фасады этих храмов разделены по вертикали лопатками, или, полуколоннами, на три части (прясла). Как и в древних соборах, прясла завершены закомарами. Архитектор сознательно стремился выделить эту новую для архитектуры классицизма деталь. Но закомары в соборах Тона не всегда оформляют переход от стен к верхней части. Тон восстанавливает конструктивную роль кокошников в основании барабанов, кроме того, в его проектах используется позакомарное покрытие.

Фасады соборов разделяются по вертикали на три части: цокольную, среднюю, в которой помещены большие окна, и верхнюю, увенчанную закомарами.

Преобладают гладкие поверхности, это роднит стиль Тона с архитектурой ампира. Фасадам храмов присущи простота и ясность форм, отчего они хорошо воспринимаются на расстоянии. Объемы соборов в целом всегда лаконичны, они отличаются единством всех частей и минимальным применением декора. Колоссальный масштаб - одно из существенных отличий Тона от древнерусской архитектуры. В губернский городах на фасадах храмов, как правило, не воспроизводилась скульптура, которая стала отличительной чертой столичной архитектуры.

Внутреннее пространство - единое и нерасчленимое, центральное место в нем занимает подкупольное пространство. Внутри храмы не подавляют человека, в таком «трехчастном» храме пространство трапезной и приделов создает переход для восприятия центрального объема.

Особой типологии для форм иконостасов и киотов не было, но они разделяли общую, для церковного искусства того времени, традицию. В основном иконостасы были высокими, написанными в стиле академической живописи». [20, с.352-357] Эту характеристику для своей дальнейшей работы мы взяли из статьи А.Л. Павловой «Соборные храмы среднерусского Черноземья по образцовым проектам К.А. Тона».

«25 тип», по которому планировалось возвести Николаевскую церковь. Но, как не раз упоминается в литературе, местный архитектор Сергей Геогриевич Дриженко изменил типовой проект, применительно к окружающей местности и потребностям прихожан. В отличие от тоновского проекта, исправленный проект был более вытянут вверх, а в оригинальном проекте церковь выглядит более приземистой.

По плану красноярского архитектора церковь построена согласно канонам: алтарная часть смотрит на восток, а на западе расположена колокольня с притвором и предполагаемая паперть. Церковь шестиглавая с продольно осевой композицией.

Хотя он оставил трехчастный храм: сам храм, трапезная и притвор с колокольней над ней, но значительно его размеры увеличил. По воспоминаниям очевидцев храм вмещал вместо 500 человек по плану, и даже 750 по проекту, 1000 прихожан. В основе плана самого храма лежит квадрат, а трапезная, по сравнению с тоновским проектом увеличена, и, как нам кажется, в ее основе лежит прямоугольник: вместо двух окон в трапезной по проекту Тона, Дриженко делает три окна.

Красноярский архитектор оставляет, как и в типовом проекте, колокольню с шатровым завершением. Николаевская церковь разделена на цокольную часть, среднюю с большими окнами, и верхнюю часть, но закомары здесь отсутствуют, как и указывалось в статье Павловой, закомары здесь не оформляют, переход от стен к верхней части. Стены гладкие, на них отсутствует какие-либо скульптурные украшения. По вертикали храм разделен пилястрами на три части.

Приделов и галереи на плане не предусмотрено. По плану храм был пятиглавым. Барабан, скорее всего, был круглым, имел форму цилиндра, с аркатурным фризом. Барабанов шесть: пять на самом храме и шестой на колокольне. Подзора нет. Крыша на храме четырехскатная, на колокольне - шатер. Купола шлемовидные на храме, на колокольне - луковичной формы, украшены крестами. Навершия окон полуциркульные, окно на колокольне - луковичное, украшены килевидными кокошниками. Алтарь с одной трехчастной апсидой. В плане изображены три дверных проема, с запада, севера и юга. Крыльцо, скорее всего, располагалось с южной и западной стороны, а также при центральном входе. Скорее всего они были оформлены крылечками, которые имели специальные крыши — навесы. (РИС. 8)

Из архивных документов мы узнаем, что помимо таких обязательных материалов, как кирпич, известь, камень, было закуплено железо, для скрепления купола. [24, с.10] Из отчета церковно-строительного комитета можно извлечь интересные факты: на половину церкви ушло 300 тысяч кирпичей, для того, чтобы выложить колокольню и купол нужно было еще 200 тысяч кирпичей. Для покрытия крыши было закуплено кровельное железо, она было окрашена, как и наружные стены. Храм имел шесть крестов, сорок оконных прав, восемь дверей, для отопления церкви в зимнее время имелись печи, стоимость которых составляла тысячу рублей.

Внутренняя отделка церкви требовала штукатурки, побелки, полы, скорее всего, были деревянные. Для создания арок использовались железные связи. [2, с.15]

Мы уже упоминали, что на строительство церкви хронически не хватало средств. В силу этого пришлось идти на различные хитрости. В сентябре 1912 года председатель строительного комитета сообщал в Енисейскую Духовную Консисторию, что сход жителей слободы 8 июля 1912 года принял решение посвятить строящийся храм 300-летию царствования дома Романовых. В память этого в стену правой внутренней стороны колокольни должна быть вделана гранитная плита с соответствующей надписью. [5, с.60]

Пока мы не можем точно воспроизвести внутреннее убранство храма. Некоторые догадки мы строим на основе изученных документов. В записке от 16 августа 1911 года священнику Николаю Смиренскому пишет житель Красноярска некто Шалобанов о том, что он жертвует несколько досок кипарисного дерева для написания икон: «Из них выйдут кипарисные полотна для двух икон такого размера каждая: ширина полотна в две доски 12 вершков (в чистоте), длина 20 вершков (две доски 23 вершков), а толщина ½ вершка и толще. Предлагаю и другие кипарисные доски для больших аналойных икон, длиною 12 и 15 вершков» (стилистика и орфография документа сохранены) [3, с.29]

Наиболее полные сведения о том, какой была церковь внутри мы узнали из газеты «Красноярский рабочий» от 31 мая 1922 года. Именно в этом номере рассказывается, как в большинстве церквей города Красноярска изымались церковные ценности. Читаем: «18 мая Николаевская церковь (в Слободе). Изъято: 2 серебряных прибора - 5 ф. 47 зол., 5 серебряных крестов - 3 ф. 87 зол., серебряный оклад с евангелия - 5 ф. 60 зол., 1 серебряная лампада - 27 зол., серебряных риз с небольших 7 икон - 2 ф. 63 зол. По заявлению настоятеля церкви опись до 1917 года передана им в Губюст, в 1920 году и оттуда возвращена не была. В деле Губюста ее не оказалось. При сверке наличия вещей с описью Губюста не оказалось одной серебряной дароносицы, вместе её предъявлена мельхиоровая (простой белый металл). Священник Павловский, присутствовавший при изъятии, заявил комиссии о своем желании пожертвовать на помощь голодающим лично ему принадлежащий крест серебряный весом 51 зол., каковой и представлен» (орфография и стилистика документа сохранены) [11] Всего было изъято 18 фунтов 25 золотников серебра.

Эта краткая заметка говорит о многом: если сравнить изъятые ценности Николаевской церкви с другими красноярскими храмами, становится понятным, что приход был самым бедным в городе и особыми богатствами его церковь похвастаться не могла. Об этом же говорил священник Николаевской церкви Анастасий Павлюковский с корреспондентом газеты «Красноярский рабочий». [11]

Исследуя историю того или иного архитектурного памятника, принято в заключении описывать его состояние на настоящий момент. Мы лишены такой возможности, так как безжалостное время не оставило от Николаевской церкви, как говорят «камня на камне».

Сегодня почти нет старожилов в бывшей Николаевской слободе, которые могли бы рассказать хоть что-нибудь о своем знаменитом храме. Даже место, где располагалась церковь, мы искали очень долго. Нам удалось его найти благодаря свидетельствам двух жителей Николаевки: Казакова Александра Антоновича, чей отец жил по соседству с храмом. Сам А.А. Казаков знает о церкви со слов отца. Его предположение о том, где в современном районе Красноярска, который сегодня почти полностью перестроился, находился храм, подтвердила 100-летняя жительница города Евдокия Петровна Ерофеева. Несмотря на возраст, она обладает отличной памятью. Кстати, фамилию ее предка мы нашли в списках домовладельцев слободы, которые в 1911 году обязались вносить 50 коп. ежемесячно на постройку храма. [26]

От того места, где находилась церковь, остался маленький пятачок по улице Советской и Пушкина. Но ориентиры точно совпадают с архивными документами: рядом Базарная площадь и пожарная каланча, о которых сказано в документах.

Судьба церкви трагична: службы в ней прекратились в конце 20-х годов прошлого века. Директор Воскресной школы при Николаевской кладбищенской церкви, Клавдия Иннокентьевна, рассказала нам, что 10-летней девочкой, проживая в Николаевской слободе, она помнит груды кирпича на месте церкви еще в 1948 году. Она же поведала нам, что в 1943 году жители Николаевки сделали попытку уговорить городской совет отдать им здание храма. Шла Великая Отечественная война, службы во многих церквях были разрешены, наверное, это и подвигло николаевцев на такую просьбу. Им было отказано, т.к. в 30-е годы в помещении церкви находились сначала мастерские, а затем мужское общежитие. К началу 40-ых годов здание совсем было заброшено. В Горсовете объяснили, что в фундаменте огромная трещина, и здание может в любой момент рухнуть. [27]Так и осталась церковь стоять неприкаянной. 82-летний Михальцевич Виктор Антонович, бывший житель Николаевки, тоже помнит, что после войны церковь без куполов, без крыши, без колокольни, но еще стояла возле рынка. [29]

Как всегда в истории реальность тесно сплетается с мифологией. Сохранилась легенда о том, что когда просители возвращались зимним днем 1943 года от городских властей, им встретилась жительница слободы. Узнав, откуда они идут, она рассказала, что видела сон, в котором ей приснилась плачущая Богоматерь. Фраза, которую женщина запомнила из своего сна: «Церкви на этом месте больше не бывать!» [28] Время подтвердило: этому архитектурному памятнику здесь больше нет места.(РИС. 9)

Так или иначе, но маленький пятачок, оставшийся от огромной площади, которую занимала церковь, и на который со всех сторон наступают новостройки, кажется, в самом деле оправдают сон бывшей прихожанки. Здесь уже церкви не будет никогда. (РИС. 10)

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Нам кажется, что проделанная работа не напрасна. Восстановить хотя бы на бумаге облик одного из самых красивых зданий нашего города, не дать ему кануть в Лету - это важная веха в архитектурной летописи нашего города. История несправедлива к наследию великого К.А. Тона. По крайней мере, в нашем городе почти не осталось его наследия, кроме часовни Параскевы Пятницы, которая построена в стиле тоновской архитектуры. А ведь это были уникальные по своей красоте сооружения. Вместе с Кафедральным собором и Спасской железнодорожной церковью мы насчитываем уже четыре архитектурных сооружения этого гениального мастера. Но полюбоваться сегодня ими нам не суждено. И это нас, потомков, не украшает.

Работа в самом разгаре. Еще не все отсмотрены архивные документы. Только начата работа с краеведами: мы ищем фотографии Николаевской церкви, которые могли сохраниться в частных архивах. Предстоит еще много бесед с людьми, которые хорошо знают бывшую Николаевскую слободу, возможно, они обладают необходимой для нас информацией.

Сохранить город таким, каким он был сто лет тому назад, невозможно. Старое уходит, а новое наступает порой агрессивно и бездумно. Пусть наша работа будет каплей в том море, которое мы называем наследием своих предков.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Источники:

  1. ГАКК, ф. 595, оп. 59, д. 647

  2. ГАКК, ф. 741, оп. 1, д. 11

  3. ГАКК, ф. 741, оп. 1, д. 15

  4. ГАКК, ф. 741, оп. 1, д. 10

  5. ГАКК, ф. 741, оп. 1, д. 8

  6. ГАКК, ф. 741, оп. 1, д. 7

  7. ГАКК, ф. 741, оп. 1, д. 3

  8. ГАКК, ф. 741, оп. 1, д. 1

  9. ГАКК, ф. 674, оп. 1, д. 3659

  10. ГАКК, газета «Красноярец» от 26.04.1911, №59

  11. ГАКК, газета «Красноярский рабочий» от 31.05.1922, №119

  12. КККМ, Обзор хозяйства г. Красноярска, 1909 год

  13. КККМ, Обзор хозяйства г. Красноярска, 1911 год

  14. КККМ, Хронологический указатель постановлений Красноярской Городской Думы за февраль – июнь 1914

  15. Краткое описание приходов Енисейской Епархии, 1916 год

Литература

  1. Болдырев Ю.В., История православия на берегах Енисея. Красноярск: 2008

  2. Варданян И.В, Мировая художественная культура: Архитектура. М.: 2003

  3. История русского искусства. Искусство X – первой половины XIX века. М.: 1979

  4. Казанцева Л.И., Красноярск православный и больничная церковь Святителя Николая. Красноярск: 2009

  5. Павлова Я.Л., Соборные храмы среднерусского Черноземья по образцовым проектам К.А. Тона, из сборника Памятники русской архитектуры и монументального искусства XVI – XX веков (выпуск V). 2005

  6. Потапов И.Ф., Красноярск. История в документах и фотографиях. Красноярск: 2001

  7. Сборник, Красноярск и красноярцы. Красноярск: 1978

  8. Славина Т.А., Константин Тон. Ленинград: 1989

  9. Царев В.И., Крушлинский В.И., Градостроительство Сибири. СПб: 2011

  10. Царев В.И., Крушлинский В.И., Красноярск. История и развитие градостроительства. Красноярск: 2001

Полевые исследования авторов

  1. Интервью с Козловой Галиной Петровной, от 11.09.2012

  2. Интервью с Клавдией Иннокентьевой, от 25.11.2012

  3. Интервью с Ширяевой Тамарой Михайловной, от 26.11.2012

  4. Интервью с Михальцевичем Виктором Антоновичем, 27.11.2012

  5. Интервью с Потаповым Иваном Федоровичем, от 30.11.2012

Рис 1. Константин Тон. 1820-е годы.
Портрет работы Карла Брюллова.
Рис 1. Константин Тон. 1820-е годы. Портрет работы Карла Брюллова.
Рис 2. Проект на постройку каменной церкви в Николаевской слободе
Рис 2. Проект на постройку каменной церкви в Николаевской слободе
Рис 3. Спасская железнодорожная церковь
Рис 3. Спасская железнодорожная церковь
Рис 4. Николаевская слобода на карте Красноярска 1924 года
Рис 4. Николаевская слобода на карте Красноярска 1924 года
Рис 5. Вид современной Николаевки
Рис 5. Вид современной Николаевки
Рис 6. Акт об обследовании местности, подписанный С.Г. Дриженко
Рис 6. Акт об обследовании местности, подписанный С.Г. Дриженко
Рис 7. Объявление о сборе пожертвований на строительство Николаевской церкви
Рис 7. Объявление о сборе пожертвований на строительство Николаевской церкви
Рис 8. Строительство предполагаемой Николаевской церкви
Рис 8. Строительство предполагаемой Николаевской церкви
Рис 9. Место, на котором стояла церковь, сегодня (2013 год)
Рис 9. Место, на котором стояла церковь, сегодня (2013 год)
Рис 10. Константин Андреевич Тон, 1860-65
Рис 10. Константин Андреевич Тон, 1860-65
Имя (Псевдоним):   E-Mail:
Секретный код: сменить цифры   Повторите код:
Полужирный
Наклонный текст
Подчеркнутый текст
Вставка смайликов
Вставка картинки
Вставка цитаты
You Tube
Flash
Разрыв страницы
Закрыть все открытые теги




Кафедра ЮНЕСКО в Красноярске

Фонд Архитектурное наследие Центральной Сибири

Старые фотографии
Информационные партнеры