Храм Вознесения Христова в деревне Коркино (из истории коркинского прихода)

Добавлена: 02.05.2016
Добавил: Admin
Объект:
Храм Вознесения Христова в деревне Коркино (из истории коркинского прихода)

Храм Вознесения Христова в деревне Коркино (из истории коркинского прихода) 

 

 

Автор -   Герасименко Елена Евгеньевна

РуководительКупрякова Ирина Владимировна, МБОУ ДОД ДООЦ №1, педагог дополнительного образования, учитель истории

ВВЕДЕНИЕ.

Тема нашей работы - это продолжение большого исследовательского проекта, которому мы посвятили четыре года. Содержанием этого проекта стал интерес к архитектурному наследию, выдающегося русского зодчего XIX века Константина Андреевича Тона. Известно, что тоновская архитектура не признавалась ни многими его современниками, ни значительным числом последующих поколений ценителей отечественной архитектуры, нося на себе клеймо «дикое». Несогласные в корне с этим утверждением, мы писали о красноярских храмах, построенных по проектам архитектора. Известно, что в Красноярске были построены: Богородице-Рождественский кафедральный собор (по индивидуальному проекту), церковь Николая Чудотворца в Николаевской Слободе и Спасская Железнодорожная церковь (по образцовым проектам), часовня Параскевы Пятницы (в стиле тоновской архитектуры). К настоящему времени в столице края уцелела только часовня, которая стала широко известным символом Красноярска. В 60 км от города в селе Барабаново сегодня, благодаря трудам многих людей, переживает второе рождение самая старинная деревянная церковь на территории нашего края (1855 года). Она тоже построена по образцовому проекту, взятому из альбомов архитектора Тона. Наши работы, как нам кажется, могут быть расценены в качестве дополнительного аргумента в пользу того, чтобы считать академика К.А.Тона вовсе не «грубым каменщиком», а его архитектурные произведения достойными того, чтобы ими любоваться и помнить о них. [13;8]

К сожалению, ни одно из тоновских творений в нашем городе не сохранилось, но тем больший азарт охватывает нас, когда мы приступаем к изучению того, что безжалостное время смело с лица земли, и о чем мы, сегодняшние, знаем очень мало. К счастью, архивы хранят много интересных документов, благодаря которым можно попытаться восстановить утраченное.

В настоящей работе тема нами раскрывается более широко. Мы будем говорить и об архитектуре великого зодчего, о людях, связанных с ним, и имеющих прямое отношение к культурной истории нашего города. Также в нашей работе мы обращаемся к тем сибирским деревням, которые сегодня исчезли с карты нашего края, вместе с материальными свидетельствами их истории. А ведь в ней часто встречаются любопытные факты, имена тех, кто жили сто с лишним лет до нас. Таким образом, нынешняя работа не носит чисто искусствоведческий характер. В ней тесно переплетается жизнь красноярцев второй половины XIX века, строительная история удивительной церкви, о которой пойдет речь и конечно, о её архитектурных особенностях. Мы бы назвали нашу работу историко-искусствоведческой. В этом мы видим новизну нашего исследование. Объектом нашего исследования стала Вознесенская церковь в деревне Коркино.

Цель нашей работы: воспроизвести строительно-архитектурную историю Вознесенской церкви в селе Коркино, попутно рассматривая некоторые вопросы, связанные с причинами её возникновения, а также уделяя внимание людям, которые оказались вовлеченными в исторический процесс её создания.

Для достижения цели мы поставили следующие задачи:

  1. Изучение материалов Государственного архива Красноярского края.

  2. Изучение литературы, посвященной архитектурной истории края.

  3. Изучение фондов Красноярского краевого краеведческого музея, с целью обнаружения необходимой информации.

При написании работы мы использовали методы:

  1. Проблемно-хронологический;

  2. Систематизация и анализ материалов;

  3. Сравнительный анализ.

Основной проблемой нашей работы стало то, что многие утверждения выдвигаются нами на уровне гипотезы, т.к. существуют только косвенные подтверждения некоторых фактов, касающихся Коркинской церкви.

Сегодня границы современного Красноярска, раздвинулись так широко, что вобрали в себя и деревню Коркино, и её старинную церковь, которые были безжалостно снесены, уступив место современной застройке. Этим отчасти может быть объяснено длительное отсутствие исследовательского интереса к объекту нашей работы. Исключением может служить лишь факт не закончившейся положительным результатом попытки отнести в 1980-х годах здание Вознесенской церкви к охраняемым государством памятникам архитектуры. Но начав изучать эту темы, мы обнаружили, что в самой истории сибирских деревень можно найти много любопытных и необыкновенных событий.

Малоизученность объекта нашего исследования объясняется еще тем, что корпус исторических документов, содержащих сведения об этом произведении архитектуры незначителен. Основой для нас стали документы Государственного архива Красноярского края: это «Дело о постройке церкви в селе Коркино 1852-1859 год», «Коркинская Вознесенская церковь 1846-1852 год». В этих двух источниках собраны все документы Красноярской епархии, которые дают представления о том, когда и как строилась и функционировала церковь, но, по большей части это документы статистического характера, которые не обладают большой информативностью. Тем не менее, эти документы нами были тщательно проанализированы.

Кроме того, нами была использована краеведческая литература, в которой мы нашли упоминания о Коркинской церкви. Это Енисейский Епархиальный вестник за 1890-е годы, Краткое описание приходов Енисейской Епархии; Памятные книжки Енисейской губернии конца XIX начала XX веков.

Так же мы использовали работы красноярских краеведов и исследователей архитектуры. Это работы красноярских архитекторов В.И.Царёва и И.В.Крушлинского. Главным источником, на который мы опирались при исследовании архитектуры К.А.Тона, для нас стала хорошо известная нам по предыдущим исследованиям работа Т.А.Славиной о Тоне.

Результатом нашей работы стало, не только описание истории строительства Вознесенской церкви деревни Коркино, а также анализ её архитектурных особенностей, как произведения архитектуры. Мы попытались реконструировать тот период истории прошлого нашего края, когда строилась эта церковь. Определить мотивы, побуждение людей, имевших к ней непосредственное отношение. Тем самым мы попытались восстановить очередное утраченное звено в культурной истории Красноярска. В этом мы видим актуальность нашей работы.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ.

Предыстория возникновения Вознесенской церкви в деревне Коркино.

Церковное строительство до революционной России было обычным делом, но иногда появлению церкви предшествовали интересные события, так случилось и с церковью Вознесения Христово в деревне Коркино. Мы нашли документ от 10 декабря 1846 года, в котором жители деревни Тетерино Подгородной волости Красноярского округа, которая находилась в 21 версте от Красноярска, обратились в Томскую Духовную Консисторию с просьбой разрешить им обновить дряхлую часовню, которая стояла в деревни с незапамятных времен. [9;1-3] (Рис.1)

Консистория в просьбе не отказала, но внесла встречное предложение: вместо часовни жителям деревень Тетерино, Кубеково, Старцево, Шуваево и Замятино, объединиться для строительства церкви и создания церковного прихода. Епархия опиралась на разумный довод, утверждая, что церковь будет гораздо полезнее, так как все перечисленные деревни находились на довольно приличном расстоянии от Красноярска, не имея собственной церкви, Их жители были вынуждены посещать Благовещенскую и Воскресенскую Градо-Красноярские церкви. Это создавало определенные трудности, так как обратиться со своими проблемами в церковь к священнику не было возможности. Это понимали все, это было логично.

Но нам хорошо известно, что у Епархии был и другой, скрытый интерес, который не имел ничего общего с заботой о просителях. Еще со времен Петра I, церковь выступала категорически против строительства часовен. Объясняется всё очень просто: наличие в деревне часовни не требует содержания причта. Деньги, которые жители деревни собирают на содержание церкви, расходуются ими по своему усмотрению и не попадают в епархиальный карман. Поэтому епархия направила все усилия на то, чтобы убедить крестьян в необходимости создания нового прихода и строительства новой церкви. Для убеждения были использованы самые разнообразные средства: мы обратили внимание, что каждый документ, который следовало довести до сведения жителей деревень, начинался словами «По Указу Его Императорского Величества…». Намекая на то, что императору Николаю I словно бы есть какое дело до проблем жителей далеких сибирских деревень. Но в сознании неграмотных крестьян это должно было вызвать определенное настроение. [9;10,14]

Томская Духовная Консистория оказывает давление на Красноярское Духовное правление, поручая ему убедить крестьян в необходимости строительства церкви, а в свою очередь Духовное правление перепоручает это дело Протоирею Антонию Слопцову, который вместе с прикомандированным к нему депутатом от Красноярского Земского Суда Харченко, активно занимаются агитацией крестьян в мае 1850 года. [9;9]

Как видим, незначительный вопрос о новой часовне приобретает все большие и большие масштабы, убедить крестьян никак не удается, и это понятно. Хотя Консистория и обещает всяческую помощь, но нам известно, что строительство церкви должно было осуществляться целиком и полностью на деньги жителей деревень; кроме того, создание прихода означало появление причта священников, содержать которых должны были целиком и полностью сами прихожане. Словом, строительство церкви было делом затратным и обременительным. Жители деревень это понимали и старались найти решение, которое удовлетворило бы всех. Такое решение было принято в июне 1850 года. [9;14]

Рождение коркинской Вознесенской церкви.

Обнаруженный нами «приговор» от 18 апреля 1851 года, гласит следующее: жители деревень Тетерино, Кубеково и Старцево заявили, что строительство церкви в этих деревнях неразумно, так как деревни маленькие и жителей в них немного. Зато в 12 верстах от Тетерино расположена деревня Коркино, которая гораздо больше по своим размерам, имеет волостное правление, почту, часто посещаема земским заседателем и если строить церковь, то только там. Вокруг деревни Коркино, кроме жителей деревни Тетерино, Кубеково и Старцево, объединялись жители деревень Песчанка и Горская. О чем был и составлен «приговор» сельского схода. [9;18] (Рис.2)

Жители деревень Шуваево и Замятино решили, что оставят всё как есть, то есть будут прихожанами Соборной Воскресенской церкви в Красноярске. но помощь в строительстве новой церкви обещали оказать. Таким образом рождался новый приход, в который вошли деревни Подгородной волости Красноярского округа: Коркино, Тетерино, Песчанка, Горская и Кубеково. Дело закипело.

9 февраля 1851 года в Епархию было отправлено прошение от имени крестьян деревни Коркино Алексея Обжорина и Ивана Черкасова, в котором они «просят дозволения построить им новую каменную церковь во Имя Вознесения Господня, с одним пределом теплым во Имя Знамения Пресвятыя Богородицы».[9;30] Место для новой церкви было поручено выбрать Иерею Александру Иноземцеву совместно с представителем с гражданской стороны. Оно должно быть далеко от огня и воды, а также на определенном расстоянии от жилых домов. Можно сказать, что 1851 год является датой рождения Коркинской церкви, но никто не мог предположить, что на самом деле это дело далекого будущего.

Консистория сразу же определила, что церковь будет строиться силами жителей и добровольных пожертвований, кроме того необходимо было построить «дома приличные, с хозяйственными постройками, прислугами» для причта, который будет состоять из священника, дьякона, дьячка и пономаря. Кроме того, селяне должны позаботится, о том, чтобы причт получил хорошую землю для хлебопашества. [9;32-35]

Из сказанного видно, что опасения будущих прихожан Коркинского прихода были небезосновательны, на их плечи ложилась серьезная финансовая нагрузка. Прихожане должны были построить церковь начиная от заказа проекта и до реального возведения его, кроме того причт должен был получить не только жилье, но и денежное и хлебное содержание. Читаем: «Священник 1 пуд, дьякону-30 фунтов, причетникам-1 пуд ржаного хлеба в год. И деньгами за их труды».[1;1] Кроме того, понимая, что больших денег у крестьян нет, они будут выполнять любые поручения, как-то: «возят бут для фундамента, лес, кирпич, известь и выполняют любые поручения, чтобы не тратить капитан на наемных со стороны. Снабжая церковь дровами, а так же из своей среды выбирают достойных: старосту, трапезника и сторожа».[1;1] В документе от 12 мая 1852 года сказано, что крестьяне уже собрали 1060 рублей серебром на строительство церкви.

Священник А. Иноземцев выбрал место для постройки «по грунту удобная, от жилых домов в 40 саженях. План церкви одобрил строительный комитет».

Всё складывалось на редкость удачно: приход составлял в этот момент 1509 мужских и 1018 женских душ, что позволило церкви увеличить количество причта: 2 священника, дьякон, 2 дьячка и 2 пономаря.

Прихожане должны были заручиться согласием Енисейского Гражданского Губернатора, который должен был направить для надзора за постройкой, либо губернского архитектора, либо чиновников, знающих архитектуру. Вместе с тем, сами прихожане не были лишены права самостоятельно найти и нанять такого сведущего в строительном искусстве человека. Но в документе от 5 мая 1852 года, мы видим, что план церкви готов, храмозданная грамота выдана. Можно начинать строительство.

Всё оказалось не так легко. В документе от 1856 года, мы читаем, что за прошедшее время стало ясно, что денег на строительство каменной церкви у крестьян не хватает. Об этом рапортует в Консисторию священник Градо-Красноярской Покровской церкви Григорий Климовский, который будет до самого конца строительства церкви курировать её. Поэтому было принято решение строить однопрестольную деревянную церковь, проект которой был утвержден 20 марта 1857 года. [1;42]

Торжественная закладка церкви состоялась 1 июля 1857 года. Такой путь прошла она за 1846-1857 годы. Скоро сказывается только сказка.

Церковь, которую построили коркинцы.

Часто работая над темами о прошлом в нашей истории, мы сосредотачиваем внимание на том, что нам кажется особенно важным, масштабным, сыгравшим большое значение в истории, но забываем, что история складывается из обыденной повседневной жизни людей и то, что мы называем «бытовым описанием» часто дает возможность понять истинную суть исторического процесса. Например, уже не первый год, работая над исследованиями, которые касаются архитектурного наследия Красноярска, мы обратили внимание на такую вещь: строительство любой церкви зачастую было проблемой либо какой-то государственной структуры (военного ведомства, железной дороги), либо самих граждан, которые являлись прихожанами той или иной церкви.

Вот и, в отношении Коркинской церкви, убеждая жителей около красноярских деревень, Епархия обещала всяческую помощь. Но выразилась она только в том, что после принятия решения о строительстве церкви, прихожане выбрали специальных сборщиков средств (Андриан Старцев и Иван Стефанович Катцын), которые получили сборные книги, куда должны были заносить все суммы, которые удалось собрать на строительство. Сама Епархия не пожертвовала ни копейки, зато очень строго спрашивала отчёт о том, куда и как были потрачены собранные средства.

Оставим на совести церковной администрации, такую странную помощь и обратимся к самому процессу строительства. Мы сразу отметили личность священника Покровской церкви Григория Климовского, под руководством которого строилась Вознесенская церковь. Григорий Иванович Климовский окончил Иркутскую духовную семинарию и с 1844 года являлся священником Покровской церкви. Его хорошо знали в губернии, как строителя храмов. Судя по всему, это был добросовестный и ответственный человек. Об этом можно судить, хотя бы уже по тому, что церковь построили за 2 года, в то время, как нам известно, некоторые храмы строились и по 9 лет и по 11 лет.

Любопытен сам ход строительства. Мы с удивлением отметили, что многие его этапы очень похожи на современный строительный процесс. Известные нам уже строители Алексей Обжорин и Иван Черкасов, несмотря на название «строители» не занимались самолично стройкой. В декабре 1857 года вместе с представителями от прихода они провели своеобразный конкурс на должность главного подрядчика. Свои услуги предложили отставной казак Гавриила Молотилин, крестьяне Шабанов и Серебряков, а также Ардатовский мещанин Матвей Кузьмич Сажин. Сохранился любопытный документ, который позволяет понять, почему главным подрядчиком становится Матвей Сажин: о строительном искусстве претендента положительно высказался архитектор Борис Набалов, который должен был наблюдать за работой; за Сажина поручился видный житель Красноярска, о котором мы скажем подробней позже, и, конечно, не малую роль сыграло то, что Сажин запросил за свою работу наименьшую сумму-1955 руб. серебром, в то время как его главный конкурент Шабанов просил 1960 руб. серебром. Судя по всему, 5 руб. в тот момент были деньгами немалыми. [1;46]

Разбираясь в деловой документации, сохранившейся в архиве, мы выяснили, что даже строительство небольшой сельской церкви было делом не простым. [1;51]

Из церковной описи мы узнаем, что высота церковного здания составляла 8,5 сажени, а в ширину и длину 4 сажени. [1;28] Мы переведи эти цифры в современную метрическую систему и получили общую площадь здания около 64 кв.м. Приблизительно такое здание могло вмещать от 100 до 200 человек. [1;28]

А вот непосредственных участников строительства здания церкви было значительное число. Изучая одну из смет, мы узнали, что кроме главного подрядчика Сажина было множество других. Согласно сведениям строительной сметы за 1857 год: подрядчику казаку Петру Иванову заплатили 216 руб. за выделку кирпича; красноярскому мещанину Федору Григорьеву 144 руб. за известь, подрядчики крестьянине Иван Вычужанин и Гавриила Потылицин за доставку леса получили 185 руб. Также перечислены деньги: за мох, которым конопатили щели между бревнами-21 руб., на веревки для плотов ушло- 1 руб.35 коп. [1;46] Матвей Сажин получил 300 руб. за возведение каменного фундамента. [1;63]

Благодаря подобным архивным документам, в истории навсегда остались имена простых жителей Енисейской губернии, чьим трудом возводились постройки, которым повезло сохраниться до сегодняшнего дня. К сожалению, этого нельзя сказать о Коркинской церкви. [12;30]

Некоторые документальные источники дают представление о том, какие суммы были потрачены на строительство. К сожалению, бухгалтерия того времени крайне запутана. Мы пытались в ней разобраться, но это оказалось не просто. Хотя известно, что с 1852 по 1857 годы по сборной книге было собрано 1322 руб. серебром, жители прихода собрали своих кровных 457 руб. серебром, а от благотворителей было получено 1948 руб. серебром. [1;58]

Благотворители были солидные, так, например, Енисейский Приказ Общественного Призрения пожертвовал 2 банковских билета на сумму 1250 руб. и 800 руб. Жертвовали владельцы золотых приисков: так от Александровского прииска княгини Трубецкой еще в 1852 году было внесено 10 руб. серебром; от управляющего Мариинского прииска Коновалова 16 руб. серебром. От Канской соборной церкви 40 руб. серебром; отставной сотник Илья Артемьев передал колокол весом в 50 пудов и денег 750 руб. серебром; томский мещанин Туркин-20 руб., а купец Степанов пожертвовал кадило стоимостью 127 руб. серебром. [1;43] Многие документы, к сожалению, не сохранились, но по приблизительным подсчетам, стоимость строительства церкви могла составить 7-8 тыс. руб. серебром. Мы не берем в расчет стоимость внутреннего убранства церкви, о чем будет сказано позже. [10;33]

Строители были экономны и рачительны. Когда в августе 1858 года свои услуги предложил небезызвестный в тот период житель деревни Глядень, Николай Дементьевич Козлов, взявший на себя окраску крыши, рам, дверей, запросив за свои услуги 185 рублей, строители церкви Обжорин и Черкасов получили выговор, за привлечение людей со стороны, так как это были лишние расходы. [1;59]

Девятого сентября 1858 года священник Вознесенской церкви Тюшняков, сообщал об окончании строительства, и просил прислать представителей Строительной Комиссии для освидетельствования церкви. Оно состоялось 21 сентября, но причт отказался считать его действительным, так как при этом не было священника Григория Климовского, что говорит о высоком доверии к этому человеку. [1;80] И священники Коркино были правы: выявилось, что одна из двух печей, которыми отапливалась церковь, оказалась не исправна. И главный подрядчик Сажин, вынужден был переделывать её, что ему пришлось делать целых три раза. [1;78]

О том, что к своему делу тогда относились добросовестно, говорит документ от 12 августа 1858 года, в котором дворовый человек князя Соколинского Гавриила Захарьевич Коротков подрядился вызолотить иконостас Коркинской церкви. Каким ветром занесло уроженца Смоленской губернии, Вяземского уезда в далекую Сибирь, история умалчивает, но вероятно Коротков здесь был человеком известным. Договариваясь о работе в пункте 2, он указывает «а в случае непрочности работы, обязуюсь на свой счет переделать и сдать в лучшем виде». [1;82] Работа предстояла ему ответственная, запрошенные деньги за работу составляли 275 рублей, поэтому поручителем выступил красноярский мещанин Алексей Иванович Ростов, владелец недвижимости. Наверное, если бы Коротков нарушил соглашение, поручителю пришлось бы отвечать собственным имуществом. [1;92]

Судя по документам, мы предполагаем, что освящение церкви состоялось не позднее июня 1859 года, такой вывод мы делаем на основании документа от 12 мая 1859 года, в котором Протоирей Василий Касьянов, которому было поручено освящение церкви, пишет, что Коркинской причт может получить Священный Антиминс, а значит, в скором времени должно состояться и освящение самой церкви. Точную дату нам пока не удалось найти, но мы склонны считать, что с июня 1859 года Коркинская Вознесенская церковь обрела свой законный статус. [10;24]

Как жил коркинский причт.

Бесценным документом, который дает представление о жизни сельского священника, является – Клировая ведомость. Часто у нас создаются представления, что жизнь священнослужителя очень благоустроена. Особенно когда мы видим по телевидению роскошные интерьеры резиденций облеченных высоким званием священнослужителей. На самом деле в церкви, как и в миру, её служители живут по-разному. И 100 лет назад и сегодня жизнь священника, живущего в отдаленном селе, полна трудностей, как материальных, так и духовных. Не каждый выдерживает её, поэтому мы считаем необходимым сказать несколько слов о жизни Коркинского причта, тем более что мы встречаемся на страницах старых изданий с личностями достойных уважения людей.[13;120]

По указу Томской Консистории от 1856 года причт коркинской церкви составляли: 2 священника ,1 дьякон и 1 дьячок. Мы помним, что прихожане обязаны были обеспечить содержание причта, обустроить их быт и предоставить жильё. Как все выглядело на самом деле? Первый причт состоял из священников Константина Алексеевича Тюшнякова и Афанасия Геогриевича Глаголева. Дьяконом был Игнатий Ефремов, дьячок Василий Кудрявцев. В первой Клировой ведомости от 1857 года мы читаем, что весь причт-грамотные люди. Это указано особо, следовательно, можно сделать вывод, что встречались и неграмотные священники. (Рис.3)

 

Особого внимания заслуживает личность Константина Тюшнякова, в дневниках В.Д. Касьянова, мы находим сведения о том, что это довольно известная династия священников в Красноярске. Константин Алексеевич родился в 1830 году в семье священника Алексея Тимофеевича Тюшнякова, который упоминается с почетной приставкой «старец». После окончания Духовной Семинарии К.А. Тюшняков назначен священником в Коркино, где он будет исполнять свои обязанности до 1880 года, срок не малый. В его биографии в последствии будет должность настоятеля красноярской Покровской церкви; начальника судного стола Енисейской Духовной Консистории; духовника кафедрального собора; благочинного священника церквей Красноярского округа. [14;173] Но это всё в будущем, а пока в 1857 году причт живет на съемных квартирах, хотя оба священника-люди семейные, имеют детей. В 1859 году Тюшняков остался один, должность второго священника Консистория закрыла. Только в этот период причту отвели 30 десятин земли для сенокоса, появилась возможность держать подсобное хозяйство.

Приход коркинской церкви был довольно большой, забот в нем хватало, но это не помешало молодому священнику уже с 1859 года организовать при церкви училище для детей, проще сказать церковно-приходскую школу. В 1864 году в ней обучалось 2 мальчика и 5 девочек. Специального помещения для школы не было, она находилась в квартире священника, но это не смущало Тюшнякова и он продолжал учить детей, не получая за это никакого жалования. В 1869 году в его школе уже 18 мальчиков. Такой рост учеников стал возможен, потому что 15 ноября 1866 года для школы выделили помещение в доме при церкви, теперь занятия стал вести не только Тюшняков, время от времени его заменял дьякон и даже было назначена плата за обучение-110 руб. в год. Эти деньги платило Частоостровское волостное правление.[1;1]

Жизнь причта постепенно устраивалась в 1865 году Тюшнякову наконец удалось переехать в собственный дом, правда мы не знаем, был ли он построен на деньги прихожан или священника. Думается, что вряд ли сельский священник мог осилить финансово строительство дома. Как бы то ни было, но у него теперь есть собственное жилье, причт получил еще 3 десятины усадебной земли. Значит, появилась возможность заниматься огородами.

Нам уж известно, что обязанности сельского священника, были очень широки: помимо ведения церковных служб и обучения детей, он был обязан выполнять все необходимые требы (венчание, причастие, крещение), по всему обширному Коркинскому приходу. Он составлял проповеди, которые должны были проходить требовательную цензуру, довольно сурового протоирея Василия Касьянова. [14;324]

На плечах причта, полностью лежит ответственность за сохранность церкви в 1857 году. Красноярское Духовное правление направило распоряжение, требуя, чтобы причт систематически занимался осмотром церковных труб и печей. Это понятно, так как в этот период произошел пожар в Благовещенской церкви Красноярска, а деревянная Коркинская церковь была особо уязвима. Вот и приходится священнику, как заправскому трубочисту, проводить доскональный осмотр помещения.[1;2]

Архивный фонд Коркинской церкви состоит из большого количества книг, которые велись в обязательном порядке: метрические записи, исповедальные росписи, богослужебные журналы, брачные документы, приходно-расходные журналы. Интересно отметить, что до конца XIX века, они находятся в идеальном порядке. Отсюда мы делаем вывод, что священник Тюшняков, был человеком добросовестным, исполнительным и аккуратным. Не даром, в последствии ему довелось занимать столь высокие должности, а в 1893 году ему был пожалован орден Св.Анны 3-й ст. Но свой славный путь, Константин Алексеевич начинал, скромным священником деревни Коркино.[15;93]

Вознесенская церковь в селе Коркино-памятник архитектуры.

Вознесенская Коркинская церковь являет собою оригинальный памятник архитектуры. В ней гармонично сочетаются традиционные формы древнерусской архитектуры и позднего классицизма. Автор проекта старался совместить канонические традиции и собственное видение будущего храма. (Рис.4)

Церковь построена в форме корабля, что является традицией древних христианских построек, которые образно выражали мысль о том, что Церковь подобно кораблю, спасает души верующих от губительных волн житейского плавания и ведет их в Царствие Божие.[16;24]

Если рассматривать план здания, мы видим традиционный крест - основу всех христианских культовых построек. Но снаружи здание выглядит именно так, как и трактовала его древнерусская традиция. Церковь располагается по оси с запада на восток и состоит из: паперти с колокольней над ней, трапезной, храмовой части и алтарной абсиды. Сохранились точные цифры, по которым можно судить о размерах церкви: «храм имеет вышины до креста 8 одна вторая сажень, длины и ширины 4 сажень, трапезы вышины 8 арш., длины и ширины 7 арш.»[1;1] Переведя эти цифры в метрическую систему, мы получили внутренний объем храма и трапезной приблизительно 64 кв.м.

Церковь одноэтажная, на каменном фундаменте, в котором располагались отверстия для забора воздуха. Они исполняли роль естественных вентиляторов, которые осуществляли циркуляцию воздуха и оберегали деревянное здание от гниения.

Паперть имела крыльцо, над которым располагалась двускатная крыша, опирающаяся на два столба и имеющая простой фронтон, без всяких украшений. Колокольня представлена в виде двух ярусов: восьмерик на четверике. Колокольню венчает шатровая крыша, которую венчал барабан, имеющий углубления, заканчивающийся граненой луковицей. Шатер колокольни от барабана отделял карниз с четырьмя полуфронтонами. В притворе располагалось окно с южной и северной стороны.

От трапезной притвор отделен лопатками, над которыми расположен такой архитектурный элемент, как щипец (двускатная крыша, не отделённая снизу карнизом, в отличие от фронтона. Трапезная тоже имела по одному окну с южной и северной стороны.

Храмовая часть, так же как и притвор, находилась не на одной линии с трапезной, а имели выступы-«уши». Она была украшена тремя окнами первого света и одним окном второго света. Над ней возвышалась восьмигранная шатровая крыша, которую украшали 4 щипца. Венчал шатер, такой же барабан и гранёная луковица, как и на колокольне.

На единственной сохранившейся фотографии Вознесенской церкви не видно алтаря, но из такого редкого документа, как «Опись церковного имущества за 1870 год», мы узнаем, что алтарная абсида была 8 аршин высоты ,5 аршин длины и 8 аршин ширины, и имела 4 окна.[15]

Вся крыша на здании церкви была двускатной, выкрашенной в зеленый цвет. Такие архитектурные элементы, как лопатки (плоская вертикальная полоса, выступающая на поверхности стены здания), отделяли одну часть храмового здания от другой. Капители, украшающие лопатки, придавали зданию нарядный вид. Любопытно, что автор проекта задумал центральный шатер над храмовой частью, не совсем обычно: одни грани были уже, а другие- шире.

На здании церкви мы видим такие элементы, как: ставни на окнах, у которых было две функции. Первая-защита от холода, вторая-защита от тех, кто мог посягнуть на церковное добро. Окна также имели железные кованые решетки. Но, обрамляющие их резные наличники, делали окна не только источниками света, но и украшением фасадов всего храма.

Многое из перечисленного в архитектуре Вознесенской церкви, говорит о её принадлежности своему времени. Времени, когда архитектурное искусство целиком и полностью находилось во власти художественных идей одного из крупнейших русских зодчих Х1Хв. – Константина Андреевича Тона. Идей, проникнутых политическими установками государства на возврат к традиционным национальным ценностям. Не смотря на свои скромные размеры Вознесенская церковь, занимает вполне достойное место среди произведений архитектуры Красноярска, исполненных в тоновской манере.[14;9]

Интерьер церкви.

Благодаря архивным документам, мы имеем возможность представить себе, какой была церковь внутри. Войдя в притвор, который был, вероятно, довольно узким, мы увидели бы с южной стороны-кладовую, попасть в которую можно было из трапезной. С северной стороны был вход на колокольню, куда вела деревянная лестница. Нам бы пришлось пройти через три двери, первая- входная, которая вела из притвора в паперть, вторая- из притвора в трапезную, и третья- на колокольню. Все двери были деревянные, крашенные. Две печи – одна в трапезной, на северной стороне, другая- в храме, согревали верующих в холодное время. Попадая в храмовую часть, мы увидели бы иконостас, который отделял её от алтаря. Известно, что иконы для иконостаса попадали в церковь тремя путями: старые, которые хранились ещё в деревенских часовнях, новые, написанные специально для храма во время строительства и подаренные церкви разными людьми.

Из документов следует, что основные деньги на церковный иконостас, были пожертвованы строителям храма Алексеем Обжориным. Иконостас был деревянным с вызолоченной резьбой, в середине иконостаса- золоченные резные царские врата. На ними были помещены иконы четырех евангелистов, а в середине помещался образ Тайной вечери. Иконы имели золоченные резные оклады. По правую сторону находилась икона Снятие с креста, а по левую образ молящегося Христа. Далее с правой стороны от царских врат, мы бы увидели, образа Вознесения Господня и Архистратига Михаила. Перед правым клиросом помещалась икона Воскресения Христова, которую перенесли из старой часовни. По левую сторону от царских врат - икона Покрова Пресвятой Богородицы и перед левым клиросом икона Святителя и Чудотворца Николая. На царских вратах располагался образ Благовещенье Пресвятой Богородицы. На пономарских дверях-изображения архистратига Михаила и Гавриила. Два деревянных клироса были простой столярной работы, выкрашены красной краскою.

Самое главное место — храма-это алтарь. Вообразим себе, что мы через царские врата вошли в алтарь Коркинской церкви. Мы видим здесь Святой Престол из дерева, покрытый святым Антиминсом. Жертвенник тоже деревянный, четырёхугольный. За «Престолом на Горнем месте Образ Вседержителя. На правом месте Горнем месте образ распятия Господа. Над правым восточным окном образ Спасителя Нерукотворного под сребропозолоченною ризою. Образ Успения Божьей Матери под сребропозолоченною ризою, в выкрашенном киоте под стеклом. Над южным окном образ Св. Великомученицы Екатерины. Над левым восточным крылом образ Спасителя.»[1;63] Мы увидели бы в алтаре образа Казанской Божьей Матери, Смоленской Божьей Матери, Св. Иоанна Златоуста, образ Св. Иоанна Предтечи. Все иконы имели посеребренные или позолоченные оклады. Но были и такие, которые хранились в скромных деревянных киотах.

Мы наткнулись на документ от 12 мая 1859 года, в котором гражданский губернатор приказывал из ликвидированной губернской Строительной комиссии передать Коркинской церкви три образа: Христа Спасителя в серебряной позолоченной ризе в киоте красного дерева. Одна икона написанная на доске березового дерева, а третья- на доске кипарисового дерева. Правда не указано содержание изображения икон, зато мы знаем, на чем писались иконы того времени.

В фонде Коркинской церкви хранится документ, который встречается довольно редко, это «Опись церковного имущества за 1870 год». Благодаря этому документу, мы можем представить себе, не только как выглядела церковь, но и составить мнение о том, насколько она была материально обеспечена.

Не стоит забывать, что это сельский храм, который вряд ли имел богатых донаторов. По крайней мере, о таких почти не упоминается. Зато, мы помним, что крестьяне прихода самостоятельно не смогли осилить строительство каменной церкви, так как не смогли собрать необходимую сумму, да и построенная деревянная, оказалась небольшой. В документах проскальзывает постоянно упоминание о том, что содержание причта, и связанные с этим затраты - тяжелое бремя для крестьянской общины. Такие сведения мы черпаем из Приходно-расходных книг за 1881 год. Документы такого рода, сохранились не все, но в тех финансовых бумагах, которые удалось посмотреть, отчетливо заметно, что Коркинский приход населяли люди небогатые.

Все это мы упоминаем, в связи с тем, что опись имущества церкви, которую удалось просмотреть, нас откровенно поразила. Во-первых, церковного имущества больше, чем достаточно. Это - лампады, подсвечники, паникадила, кресты, аналои, столики, хоругви, дарохранительницы, дароносицы, облачение священников и многое другое, что должна была иметь, любая другая церковь. Во–вторых: всё это церковное имущество, было изготовлено из достаточно дорогих материалов. Например, упоминается «серебряный под золотом крест, ценною в 48 рублей серебром».[1;3] Почти все священнические сосуды, либо серебряные с позолотой, либо посеребренные или позолоченные. Священнические книги, такие как Евангелие в бархатных или кожаных переплетах, с серебряным и золотым тиснением. Одежды священнослужителей, а также различные покрывала, занавеси, пелены, изготовлены из дорогих тканей. Например, упоминается облачение престола, один-из золотой парчи, другой-из шелка. Третий-из атласа. Ризы священников из «среброзолотой парчи с зелеными бархатными цветами». [1;4] Перечислять всё имущество, просто нет возможности, но оно явно не соответствует скромному сельскому храму.

Такое же сильное впечатление на нас произвело и описание книгохранилища Коркинской церкви: кроме обязательных богослужебных книг (библия, часословы, псалтыри, октихи), которые все в кожаных переплетах, с необходимыми украшениями из бархата, с позументами, имеются и книги «учительные», как сказано в документе. Мы помним, что при церкви имелась приходская школа, так что не удивительно, что такие книги, нужные в процессе обучения детей, имеются в церковной библиотеке. Кроме того, церковь активно подписывалась на различные периодические издания духовного содержания: «христианские чтения», «православный собеседник», «странник», «руководство для сельских пастырей» и так далее. Отдельный раздел церковной библиотеке составляли: «Уставы Духовных Консисторий» и различные инструкции, например, «Церковным старостой». [1;6]

Из перечисленного мы делаем вывод о том, что кто-то позаботился, о благосостоянии Коркинской церкви, чтобы она ни в чем не нуждалась в будущем. Возникает вопрос, кто же этот благотворитель? И вот тут, мы должны сказать о некоторых особенностях, которые поражали нас на протяжении всего исследования.

Загадки Коркинской церкви.

Первое, что вызвало наше недоумение, это вопрос о проекте, по которому был построен храм. По опыту предыдущих работ, мы знаем, что в этот период, при строительстве храмов, чаще всего использовались образцовые проекты К.А.Тона. Такие типовые проекты были изданы в середине 19 века несколькими альбомами, которые были разосланы во все епархии Российской империи. Если заказчик хотел построить что-то особое, он мог заказать индивидуальный проект, тому архитектору, которого он выбрал. Примером может служить, Богородице-Рождественский собор, который строил в Красноярске известный купец и золотопромышленник И.Г.Щеголев. И для которого им был заказан индивидуальный проект все тому же К.А.Тону.

Вряд ли крестьяне Коркинского прихода имели возможность, найти подходящего архитектора и заказать ему индивидуальный проект. Стоило это не дешево, да и что понимали неграмотные крестьяне в архитектурном искусстве. Однако фотография Коркинской церкви, свидетельствует о том, что она была построена по индивидуальному проекту, так как не похожа ни на один образцовый тоновский проект.

Новое открытие нас поджидало, когда мы обнаружили документ, который представляет собой черновик договора Коркинского причта с красноярским художником Николаем Васильевичем Гребневым, выпускником Императорской академии художеств. В договоре говорилось о согласии с И.В.Гребнева написать для храма 12 новых икон за 150 рублей. [1;69] Художник Гребнев был известной личностью в Красноярске, именно он расписывал знаменитый Кафедральный собор нашего города. Вероятно, за свою работу он брал немалые деньги, да и занятый на росписи Богородице-Рождественский собора, он смог найти время, чтобы выполнить заказ для сельского храма.

Как мы уже писали, церковь строили не кто попало, а провели торги, выбирая наиболее эффективного подрядчика. Действительно, Матвей Кузьмич Сажин, которому достался подряд на строительство церкви, уже зарекомендовал себя, как знающий специалист. До сегодняшнего дня в селе Барабаново сохранилось здание церкви Параскевы Пятницы, строительством которой он руководил.

Нашелся и архитектор, сочинивший архитектурный проект коркинской церкви - Борис Михайлович Набалов. Трудно себе представить, что все переговоры с художником Гребневым, архитектором Набаловым, подрядчиком Сажиным, крестьяне сумели провести сами, без какой либо помощи. Даже если среди них можно найти смышлёного и грамотного человека. Нам кажется, что мы нашли ответ на свои вопросы.

Документ от 25 апреля 1857 года, является своеобразным поручительством, данным во время торгов, Ардатовскому мещанину Сажину. Именно его рекомендуют Епархиальному начальству, как хорошего специалиста для строительства храма, и в качестве гарантии предлагают залог 2000 рублей серебром - огромные деньги. Этим поручителем стал известный в нашем городе купец, золотопромышленник, почетный гражданин Красноярска - Петр Иванович Кузнецов. Личность П.И.Кузнецова хорошо известна в истории Красноярска, он широко известен своей благотворительной деятельностью, свое имя П.И.Кузнецов обессмертил уже хотя бы тем, что благодаря ему русская культура получила такого художника, как В.И.Суриков. (Рис.5)

Мы думаем, что П.И.Кузнецов принял активное участие в строительстве Коркинской церкви. Конечно ему не мог отказать, ни художник Гребнев, ни его друзья - золотопромышленники, от которых пожертвования на Коркинский храм, стали поступать уже в 1852 году. Ничего удивительного не будет и в том, что жертвователи на храм в отдаленном сельском приходе были самые разные: и Енисейский приказ общественного призрения, и гражданский губернатор города Красноярска, и Алтайское Горное правление. И заказать индивидуальный проект Петру Ивановичу, обладавшему большими денежными ресурсами, было не трудно.[1;100]

Чем вызван такой интерес П.И.Кузнецова к селу Коркино? Следует вспомнить, что в этот период И.Г.Щеголев возводит наш знаменитый Кафедральный собор и делает это единолично. Почему не предположить, что между богатыми меценатами города существовало негласное соперничество. В период, когда создавался щеголевский шедевр, П.И.Кузнецов в 1855 году на собственные средства строит часовню Параскевы Пятницы, которую мы имеем счастье видеть и сегодня. Кузнецов сооружает крупную по размерам новую колокольню Воскресенского собора на Стрелке, для которой им был отлит один из самых больших в Красноярске колоколов. Думается, что узнав о предполагаемом строительстве деревенского храма Петр Иванович, решил поучаствовать в этом проекте. Это конечно должно было добавить славы и уважения именитому купцу, проявлявшему заботу не только об украшении губернского центра, но и пригородных населенных мест.

Это только наша гипотеза, но, как нам кажется, аргументы, подтверждающие её, мы привели.

Другой загадкой Коркинской церкви остается имя автора архитектурного проекта, здесь мы тоже имеем некое предположение. Из документов фонда нам становится известно, что архитектурный надзор над строительством церкви осуществлял Б.М.Набалов. [1;63] Кроме того в рапорте священника Г.Климовского в красноярскую городскую Думу, идет речь о том , что заключен договор о написании иконостаса, также с Борисом Набаловым. Контракт был заключен 19 марта 1857 года. [1;64] Мы думаем, что вполне резонно предположить, что архитектор, который следил за строительством церкви, создал иконостас для храма, был одновременно и автором архитектурного проекта. Наше мнение разделяет и наш научный руководитель - главный архитектор края - К.Ю.Шумов.

Клубочек загадок тянет за собой все новые и новые вопросы. Личность архитектора Бориса Набалова, мало известна в истории нашего города. Нам известен «неклассный художник» Яков Михайлович Набалов, ученик К.А.Тона, который был прислан знаменитым архитектором в Красноярск и осуществлял архитектурный надзор за строительством, и знаменитой красноярской часовни Параскевы Пятницы, и храма этой же святой в деревне Барабаново.

В работе о красноярской архитектуре Царева В.И. и Крушлинского В.И., мы находим имя и Якова, и Бориса Михайловича Набаловых. Можно предположить, что эти люди приходились друг другу братьями. Что и тот, и другой были учениками К.А.Тона. Это объясняет и шатровые завершения Коркинской церкви, в которых усматривается явное влияние тоновской архитектуры. [18;16]

Мы полагаем, что наше предположение обязательно найдет более основательные аргументы, которые отметут все сомнения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ,

Мы сознательно ограничили свое исследование началом 20 века. Судьба Коркинской церкви по 1917 года ничем не отличалась от судеб сотен тысяч других российских храмов.

Единственная уцелевшая фотография, позволяет судить о том, что в годы Советской власти Вознесенская церковь имела иное назначение, как многие сельские храмы. Она могла стать зернохранилищем, клубом или чем- то еще.

В результате нашей работы, мы сделали вывод, что здание церкви, как архитектурное произведение, связанное с именами известных меценатов, зодчих и художников, заслуживало безусловного интереса. К сожалению, внести Коркинскую церковь в реестр памятников архитектуры, охраняемых государством, не успели. Поэтому церковь была разрушена раньше, чем исчезла сама деревня.

Сохранившиеся документы дали нам возможность лишний раз убедиться в том, что наши предки думали не только о насущном хлебе. Всяческого уважения заслуживает то упорство и целеустремленность, с какой жители приходов возводили свои храмы. Даже понимая, какое бремя они берут на свои плечи.

Поражает ответственность и добросовестность тех, кто занимались строительством, мы приводили документ, в котором один из подрядчиком обязался переделать работу за свой счет, если она не устроит заказчика. А подрядчик Сажин, не считаясь с затратами, переделывал печи в храме, так как они были сделаны некачественно. Ответственность за своё дело- вот чему нужно учиться нам сегодня, у наших предков.

История Коркинской церкви дает возможность лишний раз сказать о том, что богатые люди прошлого очень отличались от современных российских олигархов, хотя бы потому, что твердо знали: нажитое богатство требует от его владельца совершать добрые дела на пользу всего общества и не только для публичной славы. Вероятно, в этом следует усматривать определенную духовную потребность.

Участие П.И.Кузнецова в строительстве Коркинской церкви-это не только, как мы сказали бы сегодня, самопиар. Не думаем, что губернские газеты оповестили красноярцев об этом очередном благотворительном мероприятии мецената. Не для публики Петр Иванович заботился о Вознесенской церкви, так же как и не для публики дал деньги на обучение талантливого юноши Василия Сурикова, о котором ему рассказал уже упоминаемый нами художник Н.В.Гребнев. Именно он, был одним из первых учителей будущей гордости русской художественной культуры.

Это еще один вывод, который мы сделали для себя в нашей работе. В этом мире мы все связаны между собой. Добрые дела не умирают. Хорошо, что есть архивы, которые хранят память о них. А мы можем эту память восстановить.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК.

Источники:

  1. ГААК ф.209, оп.1, д.1

  2. ГААК ф.209, оп.1, д.2

  3. ГААК ф.209, оп.1, д.11

  4. ГААК ф.209, оп.1, д.12

  5. ГААК ф.209, оп.1, д.13

  6. ГААК ф.209, оп.1, д.14

  7. ГААК ф.209, оп.1, д. 28

  8. ГААК ф.209, оп.1, д. 29

  9. ГААК ф.529, оп.1, д. 945

  10. КККМ, Енисейский Епархиальный вестник, 1889 год, №11

  11. КККМ, Краткое описание приходов Енисейской епархии, 1911 год

Литература:

  1. Болдырев Ю.В. История православия на берегах Енисея/ Ю.В. Болдырев - Красноярск: 2008. – 190, [1] с.: ил.

  2. Енисейский Энциклопедический словарь / Под редакцией Н.И. Дроздова. – Красноярск: КОО Ассоциация «Русская энциклопедия», 1998 – 736 с.

  3. Касьянов Василий Дмитриевич, протоиерей. Из дневников 1870-1897гг.: в 2 кн./Автор-составитель А.В. Броднева – Красноярск: ООО Издательский дом «Восточная Сибирь», 2012. – (Музейно-просветительский центр духовной культуры Краснояского края «Касьяновский дом») 624с.:ил.

  4. Потапов И.Ф., Красноярск. История в документах и фотографиях / И.Ф. Потапов. – Красноярск: Офсет, 2007-380с.

  5. Славина Т.А., Константин Тон. Ленинград: 1989.-151с.

  6. Степанов, А. П. Енисейская губерния / А. П. Степанов; ввод. ст., коммент. Г. Ф. Быкони; ред.-сост. А. П. Статейнов. – Красноярск, 1997. – 225 с. : ил.

  7. Царев В.И., Крушлинский В.И., Градостроительство Сибири. СПб: Коло, 2011. – 784 с.

  8. Царев В.И., Крушлинский В.И., Красноярск. История и развитие градостроительства / В.И. Царев, В. И. Крушлинский. – Красноярск: Кларетианум, 2001. – 248 с.

ПРИЛОЖЕНИЯ.

1. Ручательства П.И.Кузнецова в пользу Матвея Кузьмича Сажина (из фондов ГАКК).

2. Ведомость торгов на подряд строительства Коркинской церкви (из фондов ГАКК).

3. Ведомость на подряд строительства Коркинской церкви (из фондов ГАКК).

4. Ведомость торгов на строительство Коркинской церкви (из фондов ГАКК).

Берега реки Енисей, вдоль которых были расположены многие сибирские сёла, в том числе и Коркино.
Берега реки Енисей, вдоль которых были расположены многие сибирские сёла, в том числе и Коркино.
Территория Коркинского церковного прихода.
Территория Коркинского церковного прихода.
Константин Алексеевич Тюшняков.
Константин Алексеевич Тюшняков.
Церковь Вознесения Христова в селе Коркино. (фото из фондов КККМ)
Церковь Вознесения Христова в селе Коркино. (фото из фондов КККМ)
Кузнецов Петр Иванович
Кузнецов Петр Иванович
Приложение 1.
Приложение 1.
Приложение 2.
Приложение 2.
Приложение 3
Приложение 3
Приложение 4.
Приложение 4.
Имя (Псевдоним):   E-Mail:
Секретный код: сменить цифры   Повторите код:
Полужирный
Наклонный текст
Подчеркнутый текст
Вставка смайликов
Вставка картинки
Вставка цитаты
You Tube
Flash
Разрыв страницы
Закрыть все открытые теги





Кафедра ЮНЕСКО в Красноярске

Фонд Архитектурное наследие Центральной Сибири

Старые фотографии
Информационные партнеры