Храмы Новой Мангазеи - Туруханска

Добавлена: 02.05.2014
Добавил: Yarr
Объект:
Храмы Новой Мангазеи - Туруханска

Храмы Новой Мангазеи - Туруханска

Храмовое зодчество Приенисейского севера, представляющее собой интереснейшую страницу в истории развития строительного дела Центральной Сибири, до сих пор не нашло должного отражения в трудах исследователей отечественной архитектуры. Большинство из храмов этого сурового края, возведенных в XVII — XIX вв. – в период его интенсивного хозяйственного освоения, в силу различных исторических причин было утрачено. А сохранившиеся единичные постройки находятся в сильно руинированном состоянии, не позволяющим без проведения специальных исследований реконструировать их архитектурный облик.

К числу полностью исчезнувших произведений церковной архитектуры Приенисейского севера относится храмовый комплекс бывшего города Туруханска (Новой Мангазеи) – современного Старотуруханска Красноярского края. Здесь с начала XVII столетия из дерева и кирпича был возведен целый ряд православных храмов, сведения о строительной истории и архитектуре которых крайне скудны и разноречивы. Примечательно, что, деревянные храмы Новой Мангазеи (с 1780 г. — Туруханска) не были известны даже авторам обобщающего труда по истории приходов Енисейской епархии, вышедшего в Красноярске в 1916 году. (1) Между тем в фондах государственных архивных хранилищ и музеев сохранилось достаточно большое количество документальных источников XVIII — начала XX вв. (включая графические), позволяющих с определенной степенью подробности составить представление не только о строительной истории этих утраченных церковных памятников, но и сделать некоторые выводы об их архитектурном облике. Илл.1-Новая Мангазея на карте Витсена. 

Появление первых церковных построек на месте современного Старотуруханска относится к периоду времени после основания здесь в 1607 году выходцами из Мангазеи большого ясачного зимовья. (2) Оно располагалось на берегу Никольского шара – протоки реки Турухана и представляло собой небольшой поселок с жилыми домами, амбарами и часовней Николая Чудотворца. Это зимовье возникло как конечный пункт разведанного в конце XVI века Тазо-Туруханского водного пути, который соединил бассейны рек Таза и Енисея. Первоначально у первопроходцев оно называлось Туруханским или «на енисейском волоке». А по давней сибирской традиции называть поселения именами святых иногда именовалось «у Николы на Турухане». (3) Уже в начале 1620-х годов Тобольской архиепископией, созданной в 1621 году, была предпринята попытка основать на Турухане мужскую обитель. В «отписке» первого сибирского архиепископа Киприана, отправленной в 1623 году мангазейским воеводам Д.Погожему и И.Тоневу, сообщалось о посылке на Турухан игумена Тимофея, которому предписывалось: «храм возвигнуть Преображение Спасово и монастырь устроить и братию призывать и мирских людей, хто побьет челом постригати». (4)

По неясным причинам монастырь в Туруханском зимовье основан не был. Его первые строения были возведены в 1660-х годах в тридцати верстах от зимовья на правом берегу Нижней Тунгуски – крупном притоке реки Енисея.

Строительство первых храмов в Туруханском зимовье, позднее получившем название Новая Мангазея, связано с развитием этого населенного места как важнейшего центра пушного промысла Приенисейского севера и опорного пункта продвижения русских на Таймыр и в Эвенкию. По сведениям Миллера Г.Ф. в этом зимовье в первой половине XVIIв. существовала деревянная Никольская церковь, видимо выстроенная взамен одноименной часовни. (5) Помимо выполнения религиозных функций в годы своего существования эта церковь вместе с мангазейской Троицкой церковью была частью «троицкой казны»-мирского банка, где купцы и промышленники имели возможность получать денежные кредиты. Архитектурный облик Никольской церкви — одной из первых православных церковных построек Приенисейского края нам не известен.

Предположительно формы этой постройки могли быть близки храмам Поморья, выходцы из которого не только принимали активное участие в хозяйственном освоении Мангазейского уезда, но и были носителями собственной строительной культуры, длительное время определявшей характер деревянного зодчества Приенисейского севера. Основа этого архитектурного процесса была заложена еще в начале XVII века, когда жители поморских уездов — пинежане и мезенцы были пожалованы особой грамотой царя Бориса Годунова «в Мангазею морем и Обью рекою, на Таз и на Пур и на Енесей …ходить». (6) Другие храмы Новой Мангазеи упоминаются в подробном описании 1739 года, составленном Г.Ф.Миллером в период его месячного проживания в этом городе. Историк указывает: «Недалеко от дороги, ведущей к воротам, друг подле друга стоят две церкви с одной общей колокольней. Одна посвящена Преображению…с боковым приделом трех святых – Петра, Алексея и Ионы и используется для службы зимой.

Другая, в которой служат службу летом, носит имя Успения Богородицы». (7) Основой приведенного описания была содержащаяся в портфелях Миллера Г.Ф. «Ведомость города Мангазеи», сочиненная в 1739 году в мангазейской провинциальной канцелярии. Она упоминает о двух церквях в Туруханске. Как следует из текста этого документа, обе эти церкви располагались на посаде «за городом» — вне крепостных стен. Кроме этих церквей в указанной «Ведомости» также отмечена часовня, находившаяся внутри крепости. В этой часовне хранилась церковная казна. (8) Судя по тексту «Ведомости», ее составители, сославшись на утрату документов от «пожарных случаев», не смогли определить время постройки не только городских церквей, но даже городского казенного строения. (9)

Видимо в этой связи Миллером Г.Ф. были дополнительно истребованы сведения о туруханских церквях непосредственно у местных священнослужителей. Эти сведения содержатся в «справке» священника мангазейской соборной церкви Василия Селеванова, обнаруженной нами в архивных документах туруханского Троицкого монастыря. «Справка», датированная июнем 1739 года, была явно составлена во время нахождения Миллера Г.Ф. в Туруханске, и по своему содержанию, вероятнее всего, является ответом на один из разделов его анкеты.

Из этой справки, составленной, очевидно, с привлечением документов церковного архива, становятся известными даты строительства туруханских храмов. Так, выясняется, что здешняя, названная в документе «старой» соборная Преображенская церковь была выстроена в 7160 году (1652/1653гг.) по челобитью жителей Новой Мангазеи и грамоте архиепископа сибирского Семеона, правившего в Тобольске с 1651 по 1664 годы. (10) На момент составления справки эта церковь имела два придельных храма. Один из них – Одигитрии богородицы, а другой во имя московских святителей и чудотворцев Петра, Алексея и Ионы. Одна из монастырских промеморий за 1745 год сообщает, что антиминс во второй придельный храм был подписан тобольским митрополитом Иоанном пятнадцатого марта 1713 года. (11)

Временем строительства второй «новой» городской церкви Успения, справка называет 1698 год. (12) Благословенная грамота на закладку этой постройки была выдана митрополитом Игнатием (Римским-Корсаковым), занимавшим, как известно, сибирскую кафедру в 1692-1700 годах. Примечательно, что на сооружение Успенской церкви из государственной казны поступило сто пятьдесят рублей. (13) Строительство этой церкви видимо завершилось в начале 1710-х годов, поскольку антиминс на ее освящение был подписан тобольским митрополитом Иоанном четырнадцатого мая 1712 года. (14) Эту церковь в своих путевых заметках отметил руководитель первой научной экспедиции в Сибирь немецкий медик Мессершмидт Д.Г., побывавший в Новой Мангазее в июне 1723 года. (15)

Каких либо сведений о названии и времени строительства деревянной часовни, находившейся внутри новомангазейской крепости, указанная выше справка не содержит. Вероятно, это было связано с тем, что в период составления справки лишившееся своего сакрального назначения здание бывшей часовни использовалось в качестве помещения для хранения ценностей. В своем описании Туруханска Миллер Г.Ф. указывает: «В крепости находятся следующие здания. Слева от входа караульная изба, канцелярия и дом с относящимися к нему пристройками, который служит жильем для воеводы. Напротив, справа, находится старая часовня, которая сейчас служит амбаром…». (16) Таким образом, в конце первого десятилетия XVIII века к западу от крепостных укреплений Новой Мангазеи сложился живописный храмовый комплекс, включавший две приходские церкви и отдельно стоящую колокольню. Появление колокольни храмового комплекса Новой Мангазеи более поздние документы церковных архивов относят к 1698 году. (17) В основу композиционного построения комплекса был положен традиционный для русского Севера прием объединения теплой и холодной церквей с общей колокольней. Весьма близкое по характеру взаиморасположение триады архитектурных объемов существовало, например, в селе Юромско-Великодворском на реке Мезени в Архангельской округе. (18) (илл.-2,3 – Юромский погост). 

Представление о местоположении церквей в застройке Новой Мангазеи дает нам ряд известных графических материалов XVII-XVIII веков. Судя по изображению на «чертеже земли Туруханского града», тобольского картографа С.У.Ремезова соборная церковь Преображения находилась к западу от возведенных к осени 1673 года новомангазейских крепостных укреплений, неподалеку от их главной проездной башни. То же местоположение Преображенской церкви зафиксировал вид Новой Мангазеи известного голландского географа Н.К.Витсена. (илл.4 -вид Новой Мангазеи Витсена. XVIIв.). В основу фундаментальных трудов, обоих картографов, как известно, были положены многочисленные подробные «чертежи с урочищи», служившие «прилогами» не только к общему чертежу Сибири 1667г., но и к другим общим чертежам этой обширной российской провинции. Архитектурный облик туруханской Преображенской церкви на обоих изображениях, вероятнее всего, носит условный характер и не соответствует ее реально существовавшим формам. Подобный условный вид имеют многие церковные постройки, также размещенные на картах Н.К.Витсена и С.У.Ремезова в других местах туруханского края.

 Пожалуй наиболее достоверное из известных нам изображений Преображенской церкви, содержат чертежи и зарисовки Новой Мангазеи 1730-х годов художников, входивших в состав участников Второй Камчатской экспедиции. Сотрудникам этой экспедиции, занимавшимся «перспективным художеством», специальной инструкцией предписывалось выполнять зарисовки с максимальной степенью подробности. Требовалось «строения, деревни, города, морские гавани, водные пороги и прочее тому подобное по надлежащим местам располагать и, следовательно, так делать, чтоб оные узнать можно» было. Вид Новой Мангазеи был запечатлен на рисунке-проспекте молодого художника И.В.Люрсениуса, побывавшего в этом городе в 1730-х годах. (илл.5-вид Новой Мангазеи по рисунку И.В.Люрсениуса) В 60-х годах XVIII в. на основе этого рисунка русским рисовальщиком и гравером М.И.Махаевым, была выполнена гравюра, лишь в некоторых несущественных деталях отличающаяся от оригинала. (илл.6-вид Новой Мангазеи на гравюре М.И.Махаева.1760-е гг.)

На рисунке И.В.Люрсениуса Преображенская церковь показана вместе с другими церковными постройками храмового комплекса, располагавшегося у западной стены новомангазейской крепости. Точность этого изображения подтверждается фиксационным чертежом плана города, составленным в это же время. (илл.7-план Новой Мангазеи 1739 г.) Судя по этому плану, соборная теплая Преображенская церковь по-прежнему располагалась прямо напротив проездной башни, находившейся в центре западной стены городских деревянных укреплений. К югу от Преображенской церкви размещалась отдельно стоящая колокольня, западнее которой чертеж зафиксировал здание приходской холодной Успенской церкви. 

Насколько можно судить по рисунку И.В.Люрсениуса и более поздней гравюре М.И.Махаева основной одноглавый объем новомангазейской Преображенской церкви завершался крупной крытой лемехом бочкой с полицами на повалах. Такую же форму, видимо, имело одноглавое покрытие алтаря. Этот тип покрытия, восходящий к каменным первообразам, известен многочисленными примерами в деревянном зодчестве русского Севера и Сибири. В частности он был использован при строительстве Казанской церкви (1679г.) города Илимска и более поздней Троицкой церкви (1714г.) Елгомской пустыни на Каргаполье.

Холодная, предназначенная для служб в летнее время церковь Успения, представляла собой великолепный образец пятиглавого храма с усложненным верхом, выполненным по типу «шатра на крещатой бочке». Шатер и каждая из бочек, смотрящих по странам света, были завершены луковичными главами. Подобной композицией верха обладал большой ряд построек Архангельской губернии, в частности, церковь Архангела Гавриила (1685/1686г.) в селе Юромском-Великодворском, церковь Ильи Пророка (1697г.) в Верколе, церковь Николая Чудотворца (1698г.) в Едоме, Троицкая церковь (1781г.) в Лампожне на реке Мезени Мезенского уезда, а также собор Рождества Богородицы в Мезени, построенный в 1714 году. Свои архитектурные формы Успенская церковь, как и многие другие постройки того времени, очевидно, получила вследствие церковных реформ середины XVII века, в частности требовавших строить церкви «о пяти верхах, а не шатром».

Изобретенный по мнению Лисенко Л.М. на Мезени и Пинеге оригинальный прием установки шатра, «спрятанного» за пятиглавием, обеспечивал соблюдение требований византийского канона без отказа от излюбленной народными зодчими шатровой формы верха. (19) (илл.-8,9 чертежи Архангельской ц. в Юромском погосте) Судя по рисунку Люрсениуса И.В. холодная Успенская церковь не имела трапезной, а у западной стены ее храмового объема находилось крытое крыльцо с одним лестничным маршем.

Высокая колокольница храмового комплекса Новой Мангазеи представляла собой распространенное в деревянном зодчестве русского Севера столбчатое сооружение. Восемь ее бревенчатых столбов для большей устойчивости были наклонно поставлены к центральному столбу, обеспечивавшему прочность всей постройки. Особенностью новомангазейской колокольницы было устройство в ее основании четырехгранного сруба, в котором для придания всей конструкции должной надежности закреплялись концы столбов. Архитектурная композиция всего сооружения завершалась над колокольным навесом восьмигранным шатром с главой. Среди построек, подобных новомангазейской, следует назвать девятистолбную колокольницу (кон.XVII в.) в Ракулах Холмогорского уезда Архангельской губернии и пятистолбную колокольницу (1763г.) в Кимже Мезенского уезда. Из географически более близких примеров таких сооружений следует привести деревянную колокольню Софийского собора (1644–1677 гг.) в Тобольске.

В своей приписке к «справке» о состоянии храмового комплекса Новой Мангазеи священник Василий Селеванов сообщает о том, что «в оных церквях…перемены и о пожарных случаях траты никакой по сие время не бывало». Это обстоятельство дает основание предполагать, что Преображенская и Успенская церкви, а также колокольня храмового комплекса, архитектурный облик которых был зафиксирован на рисунке И.В.Люрсениуса, сохранялись в застройке Новой Мангазеи с момента своего появления до составления указанной справки. (20)

К концу 40-х годов XVIII века здание Преображенской церкви сильно обветшало и требовало серьезного ремонта. В 1747 году Архимандрит туруханского Троицкого монастыря Амвросий (Пыхов), исполнявший должность заказчика, с большой озабоченностью сообщал в Тобольск о состоянии церквей города Туруханска: «Преображенская церковь весьма ветха и наклонилась под гору едва стоит, а между алтарем и приделом вверху вся стена выгнила и бревна зачем невывалились на пол и ежели не будут починены оные церкви то служить ни в которой будет невозможно». (21) В этом же 1747 году туруханскими духовными властями был поднят вопрос о строительстве в городе новых церквей. (22) Их дальнейшая судьба нам пока не ясна. Известно, лишь, что в середине XVIII века в Туруханске по-прежнему существовало две деревянные приходские церкви. В справке туруханского духовного правления за 1754 год сообщается: «имеется… в граде Туруханске соборная Преображенская да другая холодная Успенская…» церкви. (23)

Согласно документам церковного архива в 1765 году из Тобольска в туруханскую Преображенскую церковь была направлена грамота на освящение ее престола. (24) Это обстоятельство позволяет предположить, что в это время в Туруханске было завершено строительство новой деревянной Преображенской церкви. В 1763 году ее приход вместе со всеми близлежащими зимовьями составлял 105 дворов и 802 человека обоего пола. К началу 80-х годов XVIII века в Туруханске, судя по плану города этого времени, существовала только одна деревянная церковь, находившаяся на месте прежней Преображенской церкви. К югу от нее находилась деревянная отдельно стоящая колокольня. В описании Тобольского наместничества 1790 года, составленном по материалам анкеты 1784 года, также сообщается об одной церкви в Туруханске (25)

В начале XIX века жителями Туруханска было принято решение о строительстве каменной церкви, которая должна была уже по сложившейся городской традиции получить именования в честь праздника Преображения господня. По замыслу прихожан и ктитора постройки — отличавшегося обширной благотворительной деятельностью енисейского купца Матвея Федоровича Хороших, здание Преображенской церкви предполагалось выстроить четырехпрестольным. Но, вопреки этому замыслу, по неизвестным нам причинам, в 1813 году в Туруханске была заложена каменная Преображенская церковь с двумя придельными теплыми храмами Рождества богородицы и Николая Чудотворца. Ее строительство, как и сооружение каменных церквей в туруханском Троицком монастыре и в селе Верхнеимбатском осуществлялось благодаря доставке из Енисейска водою партий необходимых строительных материалов.

В октябре 1814 года туруханскими заказчиками сообщалось о том, что здание холодной церкви было возведено до окон, а строительство теплых приделов еще не началось из-за недостатка «в приготовлении многих железных материалов к строению принадлежащих…» (26) Для решения вопроса по обеспечению стройки железными изделиями заказчиками предлагалось использовать их остатки от разобранной в 1809 году в Туруханском монастыре деревянной Троицкой церкви. В процессе строительства из-за нехватки денежных средств, трудностях завоза строительных материалов из Енисейска, а также смерти в 1816 году подрядившегося енисейского мастера, имя которого пока остается не известным, жителями Туруханска было принято решение о возведении здания каменной церкви меньшего размера с одним престолом. (27) По сложившейся издавна традиции для проведения богослужений в период строительства каменной церкви туруханцами в 1821 году была сооружена деревянная теплая церковь во имя апостолов Петра и Павла.

Решение вопроса о строительстве в Туруханске каменной Преображенской церкви затянулось до середины 1820-х годов. После образования в 1822 году Енисейской губернии возведение этой церкви оказалось в ведении новых светских властей. В 1826 году жители Туруханска обратились к енисейскому губернатору А.П.Степанову с просьбой о разработке проекта новой каменной церкви. В своем обращении они писали: «Фасады смиреннаго храма соответствующего местным обстоятельствам и бедности прихожан а более по недоумею нашему сочинить некому». (28) Проектные чертежи каменной Преображенской церкви по поручению енисейского губернатора Степанова А.П. были в апреле 1827 года составлены енисейским губернским архитектором Павлом Федоровичем Воцким. (29) По долгу своей службы П.Ф.Воцкий вместе со своим помощником П.А.Шаровым постоянно привлекался к выполнению проектов православных церквей на всей территории губернии.

Так, в том же 1827 году П.Ф.Воцким были разработаны планы и фасады каменных церквей в селах Кашино-Шиверском енисейской округи и Уринском канской округи, а также в деревне Шилинской под Красноярском (30)

Чертежи проекта туруханской Преображенской церкви не сохранились. Поэтому сегодня невозможно достоверно судить о первоначальном проектном замысле П.Ф.Воцкого – представителя плеяды первых енисейских губернских архитекторов–классицистов. Исходя из известного нам опыта проектирования каменных церквей на территории Енисейской губернии в рассматриваемый период времени, проект каменной туруханской церкви должен был получить черты, характерные для произведений эпохи позднего классицизма. В формах этого стиля в 20-40-х годах XIX века был возведен целый ряд построек, к числу которых, например, относятся сохранившиеся Николаевская церковь (1829г.) в селе Каменка, Троицкая церковь в Красноярске (1838-1848гг.), Николаевская церковь (1842-1848гг.) в селе Большой Кемчуг, а также не дошедшая до нашего времени Николаевская церковь в селе Конторском (1840-е гг.). Большинство из этих построек представляет собой авторские произведения эпохи позднего классицизма с крестообразной формой плана, ярусной композицией храмовой части и колокольни.

В то же время значительная часть построек этого периода была возведена с использованием образцовых проектов, содержавшихся в «Собрании планов, фасадов и профилей для строения церковных зданий», изданном в Петербурге в 1824 году. К их числу следует отнести Казанскую церковь (1826-1836гг.) в городе Ачинске, Покровскую церковь (1829-1836гг.) в деревне Шилинской, Троицкую церковь (1826-1837гг.) в селе Шарыповском. Появлению в 1820-х и в 1830-х годах в застройке населенных мест Енисейской губернии построек, возведенных на основе «высочайше утвержденных чертежей», способствовала по-военному жесткая позиция енисейского губернатора А.П.Степанова, вообще исключавшего возможность строительства церквей, не соответствующих «преднамерениям правительства». (31)

Архитектурный облик туруханского каменного Преображенского собора известен благодаря сохранившимся фотоснимкам рубежа XIX-XX вв. Его объемно-пространственная композиция была необычна не только для церковных построек второй четверти XIX в. Енисейской губернии, но и, пожалуй, всей Сибири. Небольшой одноэтажный прямоугольный в плане объем здания был возведен в сплошных линиях фасадов. В отличие от большинства прочих сибирских церквей у Преображенского собора изначально отсутствовали композиционно выделенная алтарная апсида, храмовое завершение и колокольня. Гладкие оштукатуренные фасады здания собора, лишенные вертикальных элементов, закрепляющих углы объема, были оформлены в духе позднего классицизма. Единственным элементом исключительно сдержанного убранства фасадов здания служили рамочные наличники огрубленной формы с треугольными фронтонами вокруг окон прямоугольного очертания. Стены здания завершались карнизом очень простого профиля, имевшим небольшой вынос. (илл.-10, 11 фото собора и чертеж плана собора)

При внимательном рассмотрении известные нам и редкие по своему характеру формы Преображенского собора обнаруживают некоторую близость с одним из образцовых проектов, опубликованных под № ХIII в «Собрании планов, фасадов и профилей для строения церковных зданий». (илл.12 -образцовый проект). В пользу этого предположения говорит сходство необычной прямоугольной формы плана туруханского собора, его оконных наличников с архитектурой образцового прототипа, очевидно созданного архитекторами И.И.Шарлеманем и А.А.Михайловым на основе античного храма-простиля. Если наше предположение является верным, то перед нами еще один пример строительства на территории Приенисейского края православной церкви с использованием «высочайше утвержденных чертежей». Что в это время, как отмечалось выше, в соответствие с указаниями губернских властей являлось обязательным. Выбор же в качестве образца совершенно не обычного для Сибири типа каменной церкви мог быть продиктован не только соображениями экономии средств и необходимостью скорейшего завершения затянувшегося строительства, но и суровыми климатическими особенностями Туруханска. В тридцати верстах от Туруханска в здешнем Троицком монастыре с конца XVIII века стояла проверенная сложными условиями эксплуатации каменная церковь, также с компактной формой плана, имевшего прямоугольные очертания.

Документы церковного архива сообщают, что каменная Преображенская церковь была освящена двадцатого июня 1829 года. (32) В это же время с енисейскими мастерами-подрядчиками, имена которых, к сожалению, не содержатся в известных нам документах, был произведен окончательный расчет. (33) Строительство Преображенской церкви, вероятно, осуществлялось без надзора со стороны ее автора –губернского архитектора П.Ф.Воцкого. В апреле 1828 года губернатор Степанов А.П. отвечал отказом на просьбу иркутского епископа Михаила о посылке архитектора для составления сметы и плана на укрепления берега около туруханского Троицкого монастыря.

Свой отказ он объяснял «перемещением» Воцкого П.Ф. в Иркутск и крайней загруженностью его помощника Шарова П.А. исполнением казенных заказов. (34) Выстроенную в Туруханске Преображенскую церковь в своих записках о Енисейской губернии, составленных в 1831 году, упоминает Пестов И., сообщая о наличие в городе двух церквей и одной деревянной колокольни. (35) Таким образом, к началу 30-х годов XIX века в Туруханске вновь сложился своеобразный храмовый комплекс, включавший две приходские церкви и отдельно стоящую колокольню. Главным сакральным элементом этого комплекса было здание каменной Преображенской церкви, приобретшей по указу томской духовной консистории в сентябре 1858 года соборный статус. (36)

Сохранившаяся опись за 1879 год донесла до нас сведения о состоянии Преображенской церкви в этот период времени. Этот документ сообщает: «Церковь каменная четырехугольная одноэтажная без колокольни с деревянной папертью… Длиною церковь с алтарем восьми сажень а ширины четыре сажени и три вершка, престол один во имя Преображения господня. Для входа с западной стороны двои двери с наружи в паперть створчатая, … окон в алтаре три а в храме по две с правой и левой стороны, все они одной меры длиною два аршина десять с половиной вершков, ширины один аршин четыре с половиной вершка и с железными решетками, рамы одинарные, потолки и полы деревянные равно как и стены внутри и снаружи все оштукатурены. Церковь и паперть покрыты тесом на два ската. Сверх крыши четырехугольный шатер обшит тесом и окрашен белилами. Крыша на нем из тесу, окрашена краскою охрою сверх шатра на малом возвышении небольшой купол, покрыт листовым железом и крест зеленой краскою, а глава из листового железа и крест железный окрашенный желтою охрою.

Крест прикреплен к главе цепями. При входе в церковь с западной стены с правой стороны ход на потолок и слева кирпичная печь. При входе в паперть деревянное крыльцо кругом церкви деревянная решетчатая ограда длиною тринадцать сажен ширины девять сажен окрашена охрою». (37) Из приведенного описания следует, что в это время церковь была завершена невысоким четырехугольным объемом с четырехскатной крышей и крупной главой на восьмигранной шее. Эту форму завершения зафиксировали многочисленные фотоснимки здания рубежа XIX-XXвв. Было ли это завершение первоначальным или имело позднее происхождение пока судить затруднительно.

Представляется сомнительным наличие такой формы храмового завершения в разработанном архитектором Воцким П.Ф. и утвержденном губернскими властями проекте Преображенской церкви. Вряд ли появление этого храмового завершения стоит объяснять возможными отступлениями от утвержденного проекта мастерами-исполнителями в процессе возведения постройки. Судя по сохранившимся текстам подрядных контрактов того времени, точное следование выданным чертежам являлось одним из важнейших условий их исполнения. Например, в контракте енисейского мастера И.И.Ишимцова на строительство Казанской церкви в Ачинске в 1826 году специально было оговорено: «В производстве работы означенного храма мне Ишимцову нимало не отступать правил архитектуры на счет красоты и прочности здания…всемерно стараться сохранять совершенную прочность по всем направлениям линий показанных в плане фасаде и разрезе сего храма…ежели…в продолжении моей работы замечено будет им строителем или господином архитектором отступление...обязуюсь без малейшего противления...изменить» (38)

К числу документально установленных изменений первоначального облика церкви следует отнести разборку в 1870 году «развалившегося каменного крыльца» на западном фасаде здания. (39) Предположительно именно в это время мог быть разобран портик с колоннами и треугольным фронтоном, предусмотренный образцовым проектом «Собрания», возможно использованным Воцким П.Ф. Взамен разобранного портика в 1873 году на церковные средства при участии Миссионерского общества к западному фасаду туруханского собора была пристроена деревянная паперть, видимая на фотоснимках здания. (40)

Другим элементов храмового комплекса Туруханска была деревянная Петропавловская церковь, находившаяся к юго-западу от каменной соборной церкви. Ее вид также зафиксировал ряд фотоснимков рубежа XIX-XXвв. (илл.13 – деревянная церковь) Это была вытянутая вдоль продольной оси рубленная из бревен и обшитая досками постройка. К ее невысокому храмовому четверику с востока и запада примыкали чуть пониженные объемы пятигранной апсиды и трапезной, имевшие одну высоту. Храмовый четверик завершался невысоким восьмериком с фигурным восьмигранным куполом и маленькой главкой. Такой же главкой на фигурном куполе завершался объем алтаря. По описанию храмового комплекса Туруханска, составленному Еленевым А.С. в 1893 году, деревянная церковь имела длину около шести саженей, а ширину около трех саженей. Высота здания была до двух саженей. (41) Как указывалось выше, деревянная Петропавловская церковь была выстроена в 1821 году, в период нахождения приенисейских уездов в составе Томской губернии.

Из этого следует, что к созданию проекта туруханской Петропавловской церкви могли быть причастны лица, занимавшие должность томского губернского архитектора, в частности Деев А.П.. Известно, например, что в 1820-1821 гг. он, находясь в указанной должности, занимался проектированием церквей в Нерчинске и Иркутске. По проектам, составленным томскими архитекторами, в это время строились и другие церкви на территории приенисейских уездов. Так, с 1821 года в селе Ужурском по «приложенному плану» возводилась каменная Петропавловская церковь. (42) Любопытное свидетельство об архитектуре туруханской Петропавловской церкви в своем труде о Енисейской губернии, увидевшем свет в 1835 году, оставил енисейский губернатор Степанов А.П.. На страницах своей книги он писал: «В Туруханске недавно выстроена новая деревянная церковь по красивому фасаду». (43) Эту постройку Степанов А.П. осматривал лично во время своего нахождения в Туруханске в 1824 году. (44) Вряд ли это замечание енисейского губернатора можно отнести к изображенной на фотоснимках рубежа XIX-XXвв. туруханской деревянной церкви, архитектура которой принадлежит скорее периоду, последовавшему за отменой обязательности строительства по образцовым фасадам, нежели времени повсеместного распространения форм классицизма. Возможно взамен деревянной церкви, выстроенной в 1821 году по архитекторскому проекту, позднее была возведена новая постройка, вид которой и был запечатлен на известных нам фотоснимках.

Вертикальной доминантой храмового комплекса Туруханска была высокая деревянная колокольня, покрытая шатром. (илл.-14,15- фото колокольни) Ее объем располагался в восьми саженях к юго-западу от каменного собора. О времени возведения колокольни источники содержат разноречивые сведения. Так, упоминавшаяся выше опись церковного имущества 1879 года сообщает, что эта колокольня была выстроена в 1698 году (45) Краткое же описание приходов Енисейской епархии относит появление этой колокольни к 1912 году. (46) Простое сравнение архитектурного облика колокольни, изображенной на фотоснимках рубежа XIX-XX вв., и колокольницы на рисунке И.В.Люрсениуса и гравюре М.И.Махаева, сооруженной в 1698 году, позволяет сделать однозначный вывод о том, что это разные постройки. Указание на 1912 год, как дату сооружения туруханской колокольни, в виду очевидной «древности» ее архитектурного облика следует отнести к числу явных технических ошибок при подготовке к изданию или печати «краткого описания». Наиболее вероятной датой возведения туруханской колокольни следует назвать 1813 год.

На эту дату прямо указывает один из документов архива туруханского духовного правления. (47) Архитектурная композиция колокольни туруханского храмового комплекса обнаруживает тесную связь с аналогичными постройками XVII-XVIII столетий. В частности, с колокольнями ансамблей Нижне-Уфтюгского погоста на Вологодчине и Юромско-Великодворского погоста на Мезени. (48) (илл.16,17 -колокольня Нижне-Уфтюгского погоста. Обмер Суслова В.В. 1883г.).

Ее мощный высокий восьмигранный от уровня земли столп был срублен из крупных бревен «с остатком» и увенчивался шатром над ярусом звона. По мнению Крадина Н.П. такие отдельно стоящие колокольни строились по типу круглых крепостных башен. (49) Видимо, именно из-за этого сходства в конце XIXв. составители Энциклопедического словаря Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона ошибочно относили туруханскую колокольню к остаткам крепостных сооружений Новой Мангазеи. (50) Судя по фотоснимкам, шатер туруханской колокольни был покрыт тесом. Его объем увенчивался довольно крупной главой с металлическим покрытием и ажурным кованым крестом, аналогичным крестам храмов города Енисейска XVIII века.

На протяжении более трех столетий на территории Новой Мангазеи (затем Туруханска) – одного из первых населенных мест обширного Приенисейского края был воздвигнут целый ряд православных храмов, в формах которых нашли отражение особенности становления и развития русской сибирской архитектуры XVII-XIXвв. Благодаря привлеченным новым документальным источникам нам удалось осветить лишь некоторые моменты строительной истории православных храмов Новой Мангазеи (Туруханска). Для описания же полной картины храмостроительной деятельности в этом городе и установления архитектурного облика всех находившихся здесь храмов требуется более широкий поиск и анализ архивных материалов.

Изучение изобразительных источников XVIII- начала XX вв. позволяет сделать лишь самые общие выводы относительно особенностей архитектуры некоторых новомангазейских (туруханских) храмов. Основные черты первых православных построек Новой Мангазеи, вероятнее всего, складывались под влиянием деревянного зодчества Поморья, северорусской народной строительной культуры, приобретшей широкую мировую известность, благодаря своим архитектурным шедеврам. Графические материалы русских научных экспедиций первой половины XVIIIв. в Сибирь наглядно показывают преемственную связь отдельных новомангазейских храмов с пинежскими и мезенскими архитектурными образцами. Устойчивый традиционализм народного зодчества нашел отражение в формах шатровой деревянной колокольни, сооруженной в Туруханске в начале 1810-х годов, и восходившей к значительно более ранним образцам северорусской архитектуры. Полная смена в 1820-х годах сложившейся за столетия системы проектирования церковных зданий, обусловила архитектурный облик первой каменной постройки Туруханска – соборной Преображенской церкви. В ее необычных объемных формах были запечатлены мотивы, характерные для эпохи классицизма.

Храмовый комплекс Туруханска был полностью уничтожен в 20-30-х годах XX века. С его исчезновением был окончательно утрачен архитектурный образ одного из древнейших поселений Приенисейского края, оставившего значительный след в истории русского освоения Сибири. (илл.-18,19,20 – вид комплекса) Статья написана в 1999 году по материалам Красноярского государственного архива (ГАКК) и Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА).

ПРИМЕЧАНИЯ


1.Краткое описание приходов Енисейской епархии. Красноярск, 1916, С.227-228;
2.Александров В.А. Русское население Сибири XVII-начала XVIIIв. (Енисейский край). М.,1964,С.16;
3.Миллер Г.Ф. Описание Сибирского царства и всех произошедших в нем дел, от начала а особливо от покорения его Российской державе по сии времена. Кн.1,СПб.,1750, С.392;
4.Миллер Г.Ф. История Сибири. Изд-во Академии наук СССР, М-Л, 1937г.,Т.2, С.71;
5.Миллер Г.Ф. Описание Сибирского царства и всех произошедших в нем дел, от начала а особливо от покорения его Российской державе по сии времена. Кн.1,СПб.,1750, С.392;
6.Буцинский П.Н. К истории Сибири: Мангазея и Мангазейский уезд (1601г.-1645г.). П.Н. Буцинский // Записки Императорского Харьковского университета. – Харьков, 1893. – Кн.1, С.43; Русское население Енисейского уезда в XVIIв. сформировалось также преимущественно за счет выходцев из поморских уездов. – Александров В.А.Русское население Сибири 17-нач.18в. (Енисейский край). М.,Наука, 1964, С.66;
7.Резун Д.Я,Элерт А.Х. Сибирские города как памятники истории и культуры XVIII в. (по материалам Второй Камчатской экспедиции) Памятники истории, культуры и градостроительства Сибири: Сб.науч.статей/ СО АН СССР.Институт истории,филологии и философии/отв. ред. О.Н.Вилков, Д.Я.Резун. – Новосибирск:Наука,1991.- С.20-21;.
8.ЦГАДА, ф.199,порт.481,ч.5, л.109;
9.ЦГАДА, ф.199,порт.481,ч.5, л.109;
10.ГАКК,ф.594,оп.1,д.39,л.53;
11.ГАКК,ф.594,оп.1,д.76 , л.56;
12.Там же;
13. Там же, л.53об.;
14.ГАКК,ф.594,оп.1,д.76, л.56;
15.D.G.Messerschmidt Forschungsreise durch Sibirien 1720-1727,Teil 2. Akademie-Verlag. Berlin,1964. S.69;
16.Резун Д.Я,Элерт А.Х. Сибирские города как памятники истории и культуры XVIII в. (по материалам Второй Камчатской экспедиции) Памятники истории, культуры и градостроительства Сибири: Сб.науч.статей/ СО АН СССР. Институт истории, филологии и философии/отв. ред. О.Н.Вилков, Д.Я.Резун. – Новосибирск:Наука,1991.- С.20-21;
17.ГАКК,ф.391,оп.1,д.22 ,л.1;
18. Ушаков Ю.С. Ансамбль в народном зодчестве русского Севера. Л.,Стройиздат,1982,С.132-133;
19. Лисенко Л.М. Русское деревянное зодчество. М., 1987, С.22;
20.ГАКК,ф.594,оп.1,д.39,л.53об.;
21.ГАКК,ф.592,оп.1,д.2,л.298об.;
22.ГАКК,ф.594,оп.1,д.47,л.71-71об.;
23.ГАКК,ф.594,оп.1,д.73,л.8;
24.ГАКК,ф.594,оп.1,д.73,л.16.;
25. РГВИА,ф.846.оп.16.д.19107.л.232;
26. ГАКК,ф.812,оп.1,д.178,л.38;
27.ГАКК,ф.813,оп.1,д.78,л.1об.;
28.ГАКК,ф.813,оп.1,д.78,л.1об.;
29. ГАКК,ф.813,оп.1,д.78,л.11;
30. ГАКК,ф.813,оп.1,д.29,л.19; ГАКК,ф.813,оп.1.д.30,л.1об.;
31.ГАКК,ф.813,оп.1,д.30,л.16;
32.ГАКК,ф.813,оп.1,д.78,л.27;
33. ГАКК,ф.813,оп.1,д.78,л.36об;
34. ГАКК,ф.813,оп.1,д.77,л.4;
35. Пестов И.Записки об Енисейской губернии Восточной Сибири. М.1833, С.198-199;
36.ГАКК, ф.397,оп.1,д212,л.1;
37.ГАКК,ф.391,оп.1,д.22 ,л.1;
38. ГАКК,ф.813,оп.1,д.11,л.54об.;
39.ГАКК,ф 397,оп.1,д.48,л.2об;
40.ГАКК,ф.391,оп.1,д.22,л.10;
41. Еленев А.С. Естественно-географический очерк реки Енисея от Енисейска до Туруханска Известия Восточно-Сибирского отделения Императорского Русского географического общества. Том.XXIV,№ 3-4,1893, Иркутск, С.44;
42.ГАКК,ф.592,оп.1,д.511,л.2об.;
43.Степанов А.П. Енисейская губерния СПб.1835,С.158;
44. ГАКК,ф.813,оп.1, д.77,л.1;
45.ГАКК,ф.391,оп.1,д.22 ,л.1;
46. Краткое описание приходов Енисейской епархии. Красноярск, 1916, С.228;
47. ГАКК,ф.397,оп.1,д.212,л.1;
48.Суслова А.В, Славина Т.А., Владимир Суслов. Л.,Стройиздат, Ленинградское отделение, 1978, С.14-15;
49.Крадин Н.П. Русское деревянное оборонное зодчество. М., 1988, С.23;
50.Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — СПб.: Брокгауз-Ефрон. 1890—1907. Попутно считаем необходимым отметить, как ошибочное отнесение изображения туруханской колокольни на фотоснимке, опубликованным Кочедамовым В.И., к колокольне в Туринске. – Кочедамов В.И. Первые русские города Сибири. М.,Стройиздат, 1978, С.146;

Илл. 2 План Юромского погоста.
По Ушакову Ю.С.
Илл. 2 План Юромского погоста. По Ушакову Ю.С.
Илл. 3 Вид Юромского погоста.
Илл. 3 Вид Юромского погоста.
Илл. 4 Вид Новой Мангазеи на
карте Витсена, XVII век.
Илл. 4 Вид Новой Мангазеи на карте Витсена, XVII век.
Илл. 5 Фрагмент панорамы Новой
Мангазеи.
рис. И.В.Люрсениуса. 1739г
Илл. 5 Фрагмент панорамы Новой Мангазеи. рис. И.В.Люрсениуса. 1739г
Илл. 7 План Туруханска. 1739 г.
Илл. 7 План Туруханска. 1739 г.
Илл. 8 Архангельская церковь
Юромского погоста.
Северный фасад.
Илл. 8 Архангельская церковь Юромского погоста. Северный фасад.
Илл. 9 Архангельская церковь
Юромского погоста.
Западный фасад
Илл. 9 Архангельская церковь Юромского погоста. Западный фасад
Илл. 11 Преображенский собор
Туруханска.
фото нач.ХХв
Илл. 11 Преображенский собор Туруханска. фото нач.ХХв
Илл. 12 План Преображенского
собора.
Графическая реконструкция
Илл. 12 План Преображенского собора. Графическая реконструкция
Илл. 12 Образцовый проект
1820-х годов
Илл. 12 Образцовый проект 1820-х годов
Илл. 13 Петропавловская церковь
в застройке.фото руб.XIX-XX
Илл. 13 Петропавловская церковь в застройке.фото руб.XIX-XX
Илл. 14 Колокольня.фото нач.ХХ
Илл. 14 Колокольня.фото нач.ХХ
Илл. 15 Колокольня.
фото кон.XIX в.
Илл. 15 Колокольня. фото кон.XIX в.
Илл. 16 Колокольня
Нижне-Уфтюгского
погоста.
Обмер Суслова В.В. 1883 г
Илл. 16 Колокольня Нижне-Уфтюгского погоста. Обмер Суслова В.В. 1883 г
Илл. 17 Колокольня
Нижнеу-Уфтюгского
погоста.
Обмер Суслова В.В. 1883 г.
Илл. 17 Колокольня Нижнеу-Уфтюгского погоста. Обмер Суслова В.В. 1883 г.
Имя (Псевдоним):   E-Mail:
Секретный код: сменить цифры   Повторите код:
Полужирный
Наклонный текст
Подчеркнутый текст
Вставка смайликов
Вставка картинки
Вставка цитаты
You Tube
Flash
Разрыв страницы
Закрыть все открытые теги





Кафедра ЮНЕСКО в Красноярске

Фонд Архитектурное наследие Центральной Сибири

Старые фотографии
Информационные партнеры