Иконостас Благовещенского придела Благовещенской церкви

Добавлена: 26.04.2014
Добавил: Алексей
Объект:
Иконостас Благовещенского придела Благовещенской церкви

Историческая справка об Иконостасе Благовещенского придела Благовещенской церкви в городе Красноярске

3 сентября 1804 года в Красноярске состоялась закладка каменной двухэтажной трехпрестольной церкви Благовещения. Сохранившиеся документы достаточно подробно отражают ход строительства здания.

В 1805 году было начато возведение нижнего теплого придельного храма Благовещения. Строительством этого придела руководил приглашенный из Иркутска мастер Иван Прохоров. Здание строилось по "планам"- проектным чертежам , выполненным тобольчанами Григорием Бусыгиным и Алексеем Поспеловым (1). Строительство придела было завершено к 1808 году, и в нем начались отделочные работы (2). В конце 1812 года к храму был определен священник И.М.Евтюгин, а в 20 мая 1813 года храм был освящен (3). К сожалению, из-за плохой сохранности документов, нам не известен автор иконостаса Благовещенского придельного храма. Тем не менее ряд документов, обнаруженных нами в фондах Государственного архива Красноярского края, позволяет с определенной степенью достоверности предположить, что авторами и исполнителями элементов внутреннего убранства Благовещенского придела могли быть тобольчане Григорий Бусыгин и Алексей Поспелов. Как видно из расходной книги 1801-1808 года за "зделание планов" Благовещенской церкви Г.Бусыгиным и А.Поспеловым было получено тридцать рублей. Этот факт свидетельствует о широком участии приезжих специалистов в возведении храмов на территории Приенисейского края.

По данным историка А.Н.Копылова Григорий Бусыгин и Алексей Поспелов были известными сибирскими мастерами по художественной обработке дерева.(4) Первый из них был сыном Егора Михайловича Бусыгина — отставного служилого из Тобольска — наиболее опытного мастера иконостасных дел местного ремесленного цеха. Вместе со своим родным братом Иваном и сыном Григорием Егор Бусыгин часто привлекался к строительным подрядам на территории сибирских уездов. Так, например, в 1782 году они изготавливали иконостас Богоявленской церкви в Екатеринбурге. В 1789 году братья Бусыгины по собственному рисунку выполнили иконостас Благовещенской церкви в Тобольске. Тобольский мещанин А.Поспелов также часто работал на изготовлении иконостасов. Так в 1800 году он обязался выстроить по предс- .тавленному рисунку иконостас Воскресенской церкви в Березове, на манер иконостаса Благовещенской церкви в Тобольске. Изученные нами материалы строительных подрядов и приходно-расходных книг из архивов ряда приенисейских церквей, позволяют сде лать вывод об участии Григория Бусыгина в сооружении значительного числа культовых построек на территории Приенисейского края в конце ХУШ — первой половине XIX веков. Так, в 1800 году он работал на строительстве церкви Захария и Елизаветы в Енисейске (5). В феврале 1804 года он находился в селе Арейском под Красноярском, где в это время завершались отделочные работы в Троицкой церкви (6). В феврале этого же года он уже находился в Канском остроге по подряду иконостаса для Спасского собора. (7). В 1830- х годах он упоминается среди мастеров, получивших деньги за работу на Всехсвятской кладбищенской церкви в Красноярске.

По нашему мнению Г.Бусыгин как опытный мастер иконостасных дел, прошедший хорошую выучку у своего отца, врядли оказался бы в стороне от сооружения иконостаса храма, который сам же запроектировал. Судя по тому , что Г.Бусыгин владел основами составления проектных чертежей — "планов" православного храма , он был в состоянии выполнить проектный набросок иконостаса Благовещенского придела. Это замечание может служить отправной точкой в определении вероят- ной стилистики иконостаса Благовещенского придела. Не исключено, что общий характер построения архитектоники иконостаса Благовещенского придела восходил к тобольскому бразцу — иконостасу Благовещенской церкви. Судя по данным договорных писем мастеров иконостасных дел последней четверти XVIII века изготовление иконостасов производилось по "осободанным рисункам" или по примеру уже существующих иконостасов. Так, например, в договоре красноярского мещанина Федора Тимофеевича Ушакова за 1791 год на изготовление иконостаса Воскресенской церкви в Нижнеудинском остроге было записано: "зделать мне Ушакову собою и своими работными людьми во оной Воскресенской церкви иконостас по примеру имевшегося в г.Красноярске в соборной Воскресенской же церкви иконостаса и царские двери с Евангелистами и предстоящими ангелами и по осободанному рисунку резкою и в иконостасе и столярной работою на что и получен мне от него Рачковского . рисунок..." (8).

Отец и сын Бутусины — известные енисейские мастера иконостасных дел, подряжаясь на изготовление иконостаса в Спасскую церковь Кежемского села в 1798 году, также особо оговаривали необходимость строительства иконостаса по образцу Христорождественской церкви в Енисейске. Согласно договора высота иконостаса должна была составлять десять аршин семь вершков (7.40м.) и ширина — десять аршин один вершок (7.15м.). Отсутствие упоминания в сохранившихся документах Благовещенского храма о каком либо графическом изображении — проекте его иконостаса или данных о строительстве иконостаса по образцу , затрудняет поиск возможных аналогов — образцов, легших в основу архитектурно-художественного облика этого элемента внутреннего убранства. Вследствие этого, в качестве возможных аналогов, отразивших в своем облике арсенал форм и конструктивных приемов, присущих творчеству тобольских мастеров иконостасных дел, следует назвать ряд иконостасов, возведенных семьей Бусыгиных в различных городах Сибири. Изготовление иконостаса , как правило занимало один — два года. Тот же Ф.Т.Ушаков подряжался изготовлять иконостас Нижнеудинского храма с 1 февраля 1791 года " и со всею работою кончить ноября к 1 числу онаго 1791 года" (9). Не исключено, что на изготовление иконостаса Благовещенского придела такому опытному мастеру, каким был Григорий Бусыгин, понадобилось не более одного года: с конца 1812 по май 1813 года. Аналогичное время изготовления иконостаса указано в договоре красноярского мещанина Ильи Агапитова, который должен был выполнить работы для Троицкого Туруханского монастыря с июня 1791 года по июль 1792 года.

Ведущее место среди элементов внутреннего убранства Благовещенского придела принадлежало иконостасу. Благодаря сохранившимся в фондах Государственного архива Красноярского края подробным описаниям храма, мы можем представить общий характер композиционного построения иконостаса и ряд изменений, происходивших в его облике на протяжении нескольких десятилетий. К сожалению, сегодня сложно судить о первоначальном облике иконостаса Благовещенского придела, ввиду того, что изученная нами опись храма 1825 года, подробно рассказывая об иконостасах приделов . Иоанна Богослова и Александра Невского, ничего не сообщает о Благовещенском иконостасе (10). Очевидно этот факт следует отнести к особенности характера составления этого документа. В него оказались включеными лишь иконостасы тех придельных храмов, строительство которых завершилось к моменту составления документа. Иконостас Благовещенского придела в это время существовал уже более десяти лет, судя по дате освящения придела Благовещения. Его подробное описание содержится в описи 1873 года.

Судя по содержанию описи иконостас Благовещенского придела имел характерный для иконостасов сибирских церквей ХУШ века облик. Основу его архитектонического построения составляла пространственная структура из " восьми небольших круглых деревянных колонн". Две из них располагались по сторонам царских дверей, четыре других колонны попарно фланкировали южные и северные пономарские двери , и еще по одной колонне находилось по краям иконостаса , в местах его примыкания к боковым стенам четверика храма. Центральное место в композиции иконостаса занимали царские двери, украшенные "пятью круглыми иконами": Благовещения Пресвятой Богородицы и четырьмя "малыми" изображениями евангелистов.

Сюжетика икон, украшавших царские двери иконостаса Благовещенского придела носила канонический характер и совпадала по набору изобразительного ряда с иконостасами прочих храмов. Необходимо отметить, что компоновка сюжетов на плоскости царских дверей могла быть различной. Так, например, в иконостасе Спасского собора мужского монастыря в Енисейске (1750-е годы) клеймо овальной формы с изображением Благовещения помещалось в центре царских дверей, между четырьмя овальными же клеймами с помещенными в них евангелистами ( см.приложение N 1 ). В иконостасе главного зимнего придельного храма Успения кладбищенской церкви Енисейска ( 1793-94годы ) сюжет Благовещения распадался на два отдельных изображения ( Архангела Гавриила и Богоматери) овальной формы, каждое из которых располагалось на одной из створок царских дверей. Сверху и снизу этих изображений находились небольшие квадратной формы клейма с ликами евангелистов ( см.прило- жение N 2 ). В иконостасе Петропавловского придела той же Успенской церкви в Енисейске ( 1820-е гг.) сюжет Благовещения присутствовал в виде . росписи обеих створок царских дверей, на которые, в их нижней части, были наложены четыре круглых медальона с изображениями евангелистов (см.приложение N 3 ).

Несмотря на то, что в описи 1873 года, и в более поздних списках с нее не указаны размеры царских врат, их величина может быть расчитана исходя из известных нам размеров храмового четверика Благовещенской церкви и размеров боковых крыльев иконостаса ( ширина каждой из местных икон, располагавшихся по сторонам царских дверей составляла четыре четверти два вершка ( 0.8м.) ( четверть — размерная величина, равная четырем вершкам или одной четвертой аршина — К.Ш. — 17.8см.) , ширина каждой из пономарских дверей равнялась один аршин одна четверть (около 0.9м.),и ширина каждой из крайних боковых икон равнялась три четверти аршина (около 0.53м.). Таким образом, суммарный размер основных элементов боковых крыльев иконостаса составлял — 4,4м. В соответствии с традициями размещения икон, на колоннах, расположенных по сторонам царских дверей, были помещены две небольшие иконки :Спасителя и Божьей Матери в серебрянных под золотом ризах. Длина каждой из них равнялась трем вершкам (13,35см.) ,ширина — два и одна четвертая вершка (10см.). Подобные иконки видны на снимках иконостасов Успенской церкви в Енисейске ( см.приложения NN 2,3). По сторонам царских дверей находились местные образа: с правой стороны — икона Сретения Господня, с левой — Благовещения Пресвятой Богородицы. Обе иконы были помещены в резные киоты с серебрянными позолоченными ризами. Каждая из икон имела длину (высоту -К.Ш.) семь четвертей (1.24м.) и ширину четыре четверти два вершка (0.8м.)

В октябре 1920 года сотрудник Красноярского краеведческого музея С.И.Дараган, обследовав состояние иконостасов Благовещенской церкви отметила в своем докладе: " В нижней части храма помещается третий придел Благовещения. В нем останавливают внимание две старые иконы "Благовещения" и "Сретение" при царских вратах. Это по-видимому копии с картин старой итальянской школы, но копии старые и хорошие, отмеченные большим мастерством и живописной техникой. По манере письма, состоянии красок и деки можно думать, что иконы писались в конце ХУШ века. На иконах старинные ризы 1810-1820 годов. Обе иконы представляют значительный художественный интерес". Не исключено, что автором этих икон мог быть известный красноярский художник Мартын Хозяинов, на участие которого в работах по изготовлению иконостасов Благовещенской церкви указывает ряд документальных источников из ее архивного фонда , и "Историческое обозрение Сибири" И.Словцова (11). Под иконой Сретения "в тумбе" находилось изображение "Милосердного Самаритянина" длиною одна четверть три вершка (31см.) и шириною — три четверти ( 53.4см.). Под иконой Благовещения, также " в тумбе", находилось изображение Гедеона с размерами, аналогичными иконе "Милосердного самаритянина" — (31х53.4см.). К северу и югу от местных образов располагались пономарские двери, каждая из которых имела следующие размеры: длина (высота) — два аршина три четверти с половиною (2.04м.) и ширина — один аршин одна четверть — (0.89м.)

На северных пономарских дверях было изображение Святого Пророка Аарона, на южной — Святого Пророка Захарии. За правым клиросом, к югу от пономарских дверей, в иконостасе находилась икона Воскресения Христова в серебрянной под золотом ризе, длиной один аршин два вершка (0.8м.) , ширины — три четверти аршина ( 0.53м.). В откосе первого окна за правым клиросом находилась икона Спасителя на кипарисной доске. В первом простенке от правого клироса располагался "иконостас, одинакового украшения с описанным ранее".В этом "иконостасе" находилась икона Александра Невского. За левым клиросом, к северу от пономарских дверей, в иконостасе находилась икона Святителя и Чудотворца Иннокентия. В откосе северных дверей ( храма -К.Ш.) икона Святителя Иннокентия на кипарисной доске в серебрянной под золотом ризе, длиною пять с половиной вершков (0.24м.) и в ширину — четыре с половиной вершка (0.19м.). В первом простенке от левого клироса располагался "иконостас", аналогичный иконостасу в простенке около правого клироса. В нем находилась икона Святого Великомученика и Победоносца Георгия.

На северной стороне южного клироса находилась икона Святого Праведника Иоахима длиною пять четвертей одна вторая вершка (0.91см.), шириною — две четверти и полтора вершка ( 0.42м. ). На западной стороне южного клироса находилась икона Божьей Матери "Всех скорбящих радости" на кипарисной доске под серебрянною ризою. Длина — один аршин один вершок ( 0.76м.), ширина — четырнадцать вершков — (0.62м.). Под этой иконой находилась икона с изображением посещения Божьей Матерью Елизаветы. Эта икона имела длину одну четверть три с половиной вершка (0.32м.) и ширину — три четверти (0.53м.). На южной стороне северного клироса размещалась икона Преподобной Анны длиною пять четвертей и полтора вершка (0.95м.) и шириною — две четверти и полтора вершка (0.42м.). На западной стороне северного клироса находилась икона Святителя и Чудотворца Николая под серебряной ризой "с одним большим и двумя маленькими венцами и тремя крестами, убранными фасами". Под этой иконой размещалась икона "Избавление от потопления Святителем и Чудотворцем Николаем Митрополита". Ее длина составляла — одну четверть три с половиной вершка (0.32м.) и ширину — три четверти (0.53м.). В трапезной Благовещенского придела также находился ряд элементов внутреннего убранства. Среди них выделялись "иконостасы", которые располагались с правой и левой строн от входа в храмовую часть. Опись сообщает: " В трапезе по правой стороне иконостас простой резной работы под голубою краскою в позолоченных рамах, в коем на доске вверху изображение Иисуса Христа с предстоящими Божьей Матерью и Иоанном Предтечей и внизу Иоанна Богослова и прочих седьми святых" (12) Около этого иконостаса в откосе окна располагалась икона Святого Пророка Предтечи и Иоанна Крестителя на простой доске, длиною — один аршин с четвертью (0.9м.) и шириною — один аршин (0.71м.)

На левой стороне трапезной, при входе в храм, также находился "иконостас", одинаковый с описанными. Вверху этого иконостаса находилось изображение Божьей Матери, поддерживаемой двумя ангелами, а в внизу — изображение восьми святых угодников. В откосе окна располагалась икона Покрова Пресвятой Богородицы на доске, длиной -два аршина (1.42м.) и шириной — один аршин — (0.71м.). Над входными дверями размещалась икона Великомученика Георгия. Над царскими дверями " во втором ставе" находилась икона с надписью " Премудрость созда себе дом и утверди столпов седьм". . Икона имела серебрянную золоченую ризу. Судя по записи в описи 1873 года эта икона была пожертвована женой красноярского купца Пороховщикова в 1857 году. Таким образом , она представляет собой поздний элемент композиции иконостаса, внесший значительное изменение в его первоначальный облик. По правую сторону от этой иконы находился образ Рождества Христова также в серебрянной под золотом ризе. Эта икона , как видно из описи, была вкладом красноярского купца Михаила Никифоровича Окулова ( л.11об.)

Из документов архива Благовещенской церкви известно, что М.Н.Окулов во второй половине XIX века был церковным старостой, под руководством которого проходило строительство придела Зосимы и Савватия, а также часовни Иверской Богоматери ( Попадюк с.3). Это обстоятельство позволяет отнести появление рассматриваемой иконы Рождества Христова к 1850 годам, что также говорит о значительном изменении в этот период первоначального облика иконостаса Благовещенского придела. По левую сторону от иконы,находившейся над царскими дверями, располагалась икона Богоявление Господне с серебряной под золотом ризой . Эта икона, как и предыдущая, была пожертвована церковным старостой М.Н.Окуловым в 1850-х годах. О других элементах верхних частей иконостаса опись 1873 года ничего не сообщает. Особую ценность для воссоздания архитектурно-художественного облика интерьера Благовещенского придела имеет упоминание в описи 1873 года " бело-голубого " цвета, в который были окрашены конструкции иконостаса. Сочетание светло-голубого цвета с яркой живописью икон , а также золотым и серебрянным покрытием риз и киотов составляло основу колористического решения иконостаса.

Аналогичное цветовое решение имели прочие "иконостасы", располагавшиеся, как указано выше, в простенках храмовой и трапезной части Благовещенского придела. Сопоставление данных описи Благовещенской церкви 1873 года с "копией ведомости о состоянии" здания 1920 года позволяет сделать вывод о существенных изменениях, произошедших в облике рассматриваемого иконостаса. Так, в южной части иконостаса, располагавшейся за правым клиросом, рядом с прежней иконой Воскресения появились иконы: Троицы . "на дереве без ризы, иконы Святого Пантелеймона, а также ряд "подвижных икон" — Божьей Матери Споручницы, Воскресения в серебрянной под золотом ризе, Чудотворца Николая, писаная на картоне, Федора Тирона "в киоте под стеклом", Александра Невского, писаная на дереве. Особо следует сказать об иконе Александра Невского, "написанной на полотне", которая, судя по ведомости 1920 года, находилась в простенке между северными дверями храмового четверика и его крайним западным оконным проемом. Вероятнее всего в описи речь идет об образе Александра Невского, присланном императором Александром I в дар Благовещенскому приходу, в 1820 году — в период завершения строительства придельного храма в честь одноименного российскому императору святого. Эта икона к 1920 году была перенесена из придельного храма А.Невского в Благовещенский придел. Вероятнее всего, это было связано с желанием прихожан и церковнослужителей сделать более обозримым место размещения иконы А.Невского — особо почитаемого храмового образа, который с 1820 года находился в приделе, где службы проходили весьма редко и преимущественно в летнее время. Эта икона была написана в Петербурге профессором Академии Художеств Алексеем Егоровым, учителем знаменитого Карла Брюллова. По свидетельству И.С.Дараган, видевшей икону в 1920 году,в ней сказались в значительной мере отрицательные стороны таланта этого большого художника при строгой академической правильности рисунка: холодность замысла, безжизненность экспрессии, хотя и гармоничность колорита.

В августе 1920 года группа красноярцев — прихожан Благовещенской церкви получила все имущество здания в бессрочное и бесплатное пользование. Это видно из копии описи церковного имущества 1920 года, подписанной заведующим губернским ликвидационным отделением (13). В начале 1930 -х годов в ходе развернувшейся в стране антирелигиозной компании Благовещенская церковь была закрыта. В 1934 году газета " Красноярский рабочий" писала: " Громадное казарменной архитектуры здание капитально реконструируется: сносятся купола, колокольни, взамен которых здание покроет крыша. Внутри здания будут проведены работы по отоплению, освещению. Бывшая церковь превратится во вполне благоустроенное помещение специально приспособленное под пушную базу "Востсибпушнины" (14) В результате "реконструкции" Благовещенская церковь полностью утратила все элементы своего внутреннего убранства.Это обстоятельство затрудняет решение вопроса о реставрации интерьеров Благове- щенского придела и заставляет нас в поисках материалов для воссоздания архитектурно-художественного облика внутреннего убранства здания обратиться к иконографическим источникам. В настоящее время в фондах красноярского краеведческого музея находится ряд снимков иконостасов, относимых, судя по аннотациям, к Благовещенской церкви. ( см.приложения NN 4,5) Этой же позиции придерживается Н.Е.Лалетина — сотрудник краеведческого музея — автор исторической записки к проекту реставрации интерьеров Благовещенской церкви. К сожалению,в своей работе она, используя снимки иконостасов, не приводит никаких доказательств в пользу правильнос- ти атрибуции снимков.

Между тем, сопоставление описи иконостасов Благовещенской церкви 1873 и 1920 годов с иконостасами, изображенными на данных снимках, позволило сделать вывод об их значительном несоответствии. К числу наибольших расхождений относится, например, несовпадение в описи и на снимках числа клейм и характера венчающего элемента на царских вратах иконостаса Благовещенского придела, а также количества икон и порядка их размещения по сторонам царских врат.Эти несовпадения трудно отнести к возможным изменениям внешнего облика иконостаса Благовещенского придела, которые могли произойти в период между составлением описи ( 1873г.) и выполнением снимков, поскольку опись 1920 года, выполненная уже после появления указанных снимков, также зафиксировала эти расхождения.

Таким образом,сегодня, мы не располагаем достаточными основаниями, для того, чтобы отнести данные снимки к Благовещенской церкви. Это обстоятельство также затрудняет поиск возможных вариантов воссоздания интерьера Благовещенского придела. Вследствие этого, на наш взгляд, наиболее правильным направлением над реставрацией интерьера Благовещенского придела должна стать работа по "стилистической реконструкции" композиции иконостаса придела с опорой на ряд имеющихся в наших руках снимков иконостасов, современных рассматриваемому.

Характерные особенности иконостасного дела на территории Приенисейского края сложились в XVII-XVIII веках, в период его интенсивного территориального освоения, сопровождавшегося значительным культовым строительством. Русский тип иконостаса, который в основном сложился в конце XIV века, на территории Приенисейского края в XVIII веке испытал воздействие иных традиций, связанных с особенностями исторического развития региона. На характер декоративной резьбы по дереву на территории Приенисейского края в XVIII веке огромное влияние оказали мастера из Украины. Этот процесс находился в рамках общесибирского процесса украинизации материальной и духовной культуры, связанного с деятельностью сибирских духовных владык — выходцев с Украины. Особое влияние украинского искусства прявилось в столице Сибири — Тобольске. Резьба иконостасов Приенисейских храмов во второй половине ХУШ века становится объемной и пластически выразительной, благодаря чему они стали более обозримыми и поновому стали вписываться в интерьер церкви. Иконостасы становятся настоящими архитектурными сооружениями с четкими линиями рисунка и архитектоническим каркасом, несмотря на обилие декоративной резьбы. Важнейшее место в структуре иконостаса приобрели колонны, несущие отдельные архитектурные элементы. В стилевых особенностях иконостасов конца XVIII-начала XIX веков чувствуется влияние петербургской и московской архитектурной школ. Благодаря широкому участию тобольских мастеров иконостасных дел в обустройстве енисейских храмов к этим влияниям добавились характерные черты иконостасов церквей Тобольска. В качестве аналогов при разработке архитектурно-художественного облика иконостаса Благовещенского придела можно обратиться к сохранившимся иконостасам обоих приделов первого этажа Успенской церкви в Енисейске, возведенной в 1793-1820-х годах ( см.приложение N 2 ).

Общий характер композиции иконостаса Успенского придельного храма обусловлен особенностями конструктивного решения объема здания. Рисунок внешней образующей формы иконостаса повторяет изгиб линии коробового свода. Основу архитектонического построения предалтарной преграды составляют пилястры трансформированного ионического ордера, поддерживающие раскрепованные карнизы. Центральное место в композиции иконостаса занимают царские врата, фланкированные двумя витыми колоннами также ионического ордера. В стилистике декоративных мотивов, примененных в иконостасе, заметны влияния барокко и классицизма. Устойчивость барочных мотивов в полной мере видна в архитектуре северного придельного храма Успенской церкви, освященного в 1820 -х годах ( см. приложение N 3). Особенно она заметна в форме лекально изогнутого киота — картуша, венчающего центральную часть иконостаса. Полную противоположность рассмотренным выше примерам барочно-классицистических иконостасов представляет иконостас неизвестной церкви, снимок которого хранится в фондах красноярского краеведческого музея. Основная система несущих элементов иконостаса здесь также трактована в виде ордера с типичными для барокко элементами убранства: каннелированными колонками, увитыми гроздьями винограда, раскрепованными антаблементами, замысловатыми резными киотами вокруг икон. В отличие от других иконостасов в этом иконостасе живопись имела второстепенную роль и уступала главное место резьбе, приобретшей здесь самостоятельное декоративное значение. Главный элемент иконостаса — царские врата отличались пластическим богатством формы,достигшей высокой степени выразительности.

Рассмотренные нами иконографические материалы вместе с имеющейся описью церковного имущества Благовещенского храма в целом могут служить основой для стилистической реконструкции интерьера Благовещенского придела.


Имя (Псевдоним):   E-Mail:
Секретный код: сменить цифры   Повторите код:
Полужирный
Наклонный текст
Подчеркнутый текст
Вставка смайликов
Вставка картинки
Вставка цитаты
You Tube
Flash
Разрыв страницы
Закрыть все открытые теги





Кафедра ЮНЕСКО в Красноярске

Фонд Архитектурное наследие Центральной Сибири

Старые фотографии
Информационные партнеры