Дом Либмана в Красноярске

Добавлена: 11.04.2014
Добавил: архитектор
Объект:
Дом Либмана в Красноярске

Доходный дом Либманов в Красноярске,
строительная история.

 

                   Строительная история памятника такова. Земельный участок, занимаемый в настоящее время памятником архитектуры по пр.Мира,96, ранее находился на территории квартала, ограниченного с севера Благовещенской (ныне ул.Ленина), с востока – переулком Театральным (ныне ул.Кирова), с юга – Воскресенской улицей (ныне пр.Мира), с запада – переулком Падалкиным ( ныне ул.Диктатуры Пролетариата).

Характер застройки этого квартала и земельного участка, занимаемого изучаемым памятником, в последней четверти XIX столетия — начале XX века хорошо иллюстрируют документы, описывающие красноярские домовладения того времени. К началу 1870-х годов территорию изучаемого участка занимало домовладение чиновника Быкова. В состав домовладения входили: Деревянные: одноэтажный дом с подвальным низом, во дворе флигель, кухня, подвал, сарай, амбар, завозня, конюшня и баня. Цена домовладения составляла 2000 рублей.(ГАКК)

К 1882 году усадьба чиновника Быкова перешла к купцу Егору Андреевичу Щепеткину. К этому времени на усадьбе были выстроены два каменных дома, один из них — двухэтажный с лавкой. Во дворе располагались: кухни, баня и амбар, подвал, завозня и сарай.(ГАКК) Вероятнее всего эти строения были выполнены в послепожарный (после 1881 года) период.

В 1885 году, согласно Списку домовладельцев Красноярска, изучаемый земельный участок по-прежнему находился во владении купца Е.А.Щепеткина. (ГАКК). В это время строения усадьбы включали в себя: каменный двухэтажный дом, при нем двухэтажный дом с каменным низом и деревянным верхом, каменную кладовую, деревянные завозни, амбар, каретник и баню.

К 1890 году усадьба была приобретена красноярским мещанином Иваном Семеновичем Дунаевым. Об этом свидетельствует запись в книге домовладельцев Красноярска за 1890 год. В это время в состав усадьбы входили: каменный двухэтажный дом, полукаменный дом и каменные кладовые. Все строения усадьбы оценивались в 8000 рублей. (ГАКК)

В период между 1890 и 1897 годами усадьба была приобретена мещанином Израилем Зельмановичем Либманом и купчихой Иттой Гилевной Либман. Это становится известно из записи в книге домовладельцев Красноярска за 1897 год.(ГАКК). В 1897 году на усадьбе сохранялся прежний состав строений. При этом цена их возросла до 18000 рублей.

Список домовладельцев Красноярска за 1901 год зафиксировал некоторые изменения в характере усадебных строений Либман. Главный усадебный дом к этому времени был приспособлен под торговые функции после устройства в нем лавок.(ГАКК)

К 1907 году на территории усадьбы Либман появились дополнительные строения. Помимо находившихся двух жилых домов здесь появились: каменные лавки с помещениями, кладовые. Все строения усадьбы были покрыты железом. (ГАКК). Стоимость строений составляла 30000 рублей. В одном из этих зданий в 1908 году практиковал врач Л.И.Либман – сын И.З.Либмана («Красноярец» 1908 г. )

Западнее усадьбы Либман находился комплекс строений Красноярского духовного училища. К востоку от нее располагалось домовладение Староверова.

Впервые сведения о каменном трехэтажном доме Либмана содержатся в книге красноярских домовладельцев за 1910 год.(ГАКК). К этому времени территория усадьбы подверглась коренной реконструкции. Бывшие строения усадьбы, указанные в списке за 1907 год, были снесены, а на их месте был выстроен крупный по объему доходный дом. Уже в 1910 году новое здание было оценено в 105820 рублей.

Согласно списку домовладельцев за 1913 год на усадьбе Либман располагались: каменные: дом трехэтажный, крытый железом и пристройкой, флигель одноэтажный, крытый железом, службы каменные. Владельцами этих строений были купчиха Итта Гилевна Либман и мещанин Израиль Зельманович Либман. По оценке 1913 года стоимость строений составляла 152900 рублей (ГАКК).

Владельцы усадьбы, недовольные размером цены своего домовладения, установленного специальной комиссией, в июне 1913 года направили свои возражения городским оценщикам. Городская управа рассмотрела возражения Либман и согласилась с некоторыми из них. Учитывая паровое отопление и водоснабжение здания, а также затраты хозяев на очистные мероприятия, городская дума на своем заседании 1 июля 1913 года пришла к заключению о возможности увеличения ранее определенной скидки. После чего стоимость домовладения Либман была определена в 142857 рублей. (ГАКК)

В первые годы советской власти Постановлением № 11 Енгубревкома от 8 марта 1920 года доходный дом Либман был муниципализирован. По договору от 24 июля 1922 года он был передан Красноярскому отделению Государственного банка (ГАКК) При этом следует отметить, что до муниципализации в здании также размещалось банковское учреждение — «Торговый банк».

Здание доходного дома Либман было выстроено в рекордно короткие сроки. Его строительство началось в 1909 году. Именно эта дата начала строительства дома указана в воспоминаниях автора этого архитектурного произведения – крупнейшего красноярского архитектора первой половины XX века – Владимира Александровича Соколовского. (ККМ, оф.) В этот период в Красноярске, как и во многих городах России, развернулось интенсивное строительство крупных общественных зданий, доходных домов и жилых особняков. Среди них следует назвать новый корпус женского епархиального училища (1908-1909гг. арх.В.А.Соколовский), доходный дом Духовного училища (1912-1914гг., арх.Л.А.Чернышев), торговый дом «Ревильон» (1914-1915гг., арх. В.А.Соколовский), торговый пассаж на Новособорной площади (1907г., арх. Р.С. Попов), особняки М. и Ю. Кохановских (1908-1909гг.,арх.В.А.Соколовский), В.Н.Гадаловой (1911-1912гг., арх.В.А.Соколовский), М.Х.Зельмановича (1910-1911гг., арх.В.А.Соколовский), и др.

Широкий размах строительства вызвал необходимость привлечения к подрядным работам значительного числа рабочих кадров. Зачастую, ввиду нехватки собственных строителей, красноярские подрядчики приглашали на работы строительные артели из других регионов России. Так, например, на строительстве каменного корпуса Женского епархиального училища в 1908-1909 годах работала артель строителей из далекого Смоленска, состоявшая из шестидесяти человек. В связи с этим, можно предположить, что на строительстве доходного дома Либман была непосредственно занята артель приезжих мастеров.

Размеры земельного участка Либманов, имевшего значительную протяженность вдоль главной улицы города, предопределили характер архитектурной композиции доходного дома. Строительные правила того времени, отчасти направленные на уменьшение допустимой плотности застройки в целях улучшения санитарно-гигиенического состояния жилых зданий, в целом удовлетворяли частнособственническим интересам домовладельцев – максимально использовать территорию своего земельного участка. В связи с ростом цен на землю фасады отдельных зданий выстраивались сплошной «уличной стеной», которая определяла характер городской среды отдельных кварталов центральной части Красноярска.

Сохранились проектные чертежи (главный фасад, поэтажные планы, разрез) дома Либман, датированные автором 1909 годом. Протяженное в плане здание имело четыре этажа, включая подвальный этаж. На первом этаже здания предполагалось разместить четыре магазина с входами с главной улицы города. На втором этаже вокруг главной лестницы, расположенной в центре объема, также предполагалось разместить два магазина. В боковых частях здания на втором этаже и во всех помещениях третьего этажа помещались крупногабаритные квартиры. Квартиры имели лестничные входы с дворовой части. Со стороны улицы с окнами на южную сторону располагались лучшие хорошо освещенные помещения, а в дворовой части здания кухни, столовые и кабинеты. Подобная планировка жилых домов была весьма распространена в городах европейской России.

Протяженный фасад здания имел сложную ритмическую организацию, образованную оконными проемами, различными по габаритам и геометрическому рисунку. В этом отношении дом Либман более близок архитектурным произведениям модерна, нежели зданиям эпохи эклектики с их равномерным ритмом окон. Центральный ризалит здания включал семь осей оконных проемов. Более крупные оконные проемы с лучковыми перемычками освещали помещения первого и второго этажей. Окна третьего этажа имели простую прямоугольную форму. Центральную часть фасада акцентировал фигурный аттик, прорезанный проемом сложной лекальной формы. Боковые ризалиты здания также завершались аттиками в виде стенки с лучковой формой верха. Лицевая поверхность стенки была прорезана тремя проемами.

Пластическую напряженность фасада усиливали балконы с металлическими решетками. На проектном фасаде автор показал обобщенными пятнами места размещения декоративных элементов.

Сравнение проектных чертежей уличного фасада здания с материалами современной фото фиксации, а также фоторепродукциями снимков здания начала 1910-х годов показывает, что в процессе строительства дома Либмана, был изменен предполагавшийся проектом характер формы оконных проемов третьего этажа и мотивы декоративной отделки стен. Так, взамен прямоугольной формы окна третьего этажа центрального ризалита получили лучковые перемычки. Два спаренных прямоугольных окна верхнего этажа, расположенных на центральной оси фасада, были заменены одинарным оконным проемом укрупненного размера с лучковой перемычкой. В процессе работ получило иную форму, и завершение центральной части главного фасада. Взамен аттика над горизонтальным карнизом появилось лучковой формы подвышение, над которым расположился архитектурный элемент в виде двух вазонов с металлической решеткой между их тумбами. Вследствие этого композиция центральной части уличного фасада приобрела стилистически более цельный характер.

Как указывалось выше существующие декоративные детали уличного фасада отличаются от проектных. Характерными для творческого почерка В.А.Соколовского деталями являются маскароны на архивольтах оконных наличников второго этажа. Навеянные мотивами западноевропейского модерна маскароны в виде женского лица, обрамлены «кокошниками» из двух завитков-волют с пальметтой между ними и наложены на «пучки» стеблей лиственных растений. Крупный женский маскарон в обрамлении «волновых гребней» завершает архивольт центрального окна третьего этажа главного фасада. Личина имеет украшения, напоминающие атрибуты власти египетских фараонов: «бороду»-пальмету и «корону» с двумя змеями. Помимо указанных выше антропоморфные личины включены в лепные украшения, размещенные на боковых ризалитах. Мужские маскароны, напоминающие мифологические морские персонажи, помещены в верхних частях пышных наметов гербовых щитов. Поля щитов изначально, судя по сохранившимся фотоснимкам дома Либман, не имели никакого изображения.

Аналогичный прием включения скульптурных личин в систему декоративного убранства характерен для фасадов иных архитектурных произведений В.А.Соколовского, таких как, особняки М.Х.Зельмановича (1911-1912гг.), В.Н.Гадаловой (1911-1912гг.), М. И Ю.Кохановских (1911г.) в Красноярске.

Особым изяществом прорисовки деталей отличаются декоративные панно, украшающие участки стен над окнами третьего этажа центральной части фасада. Эти лепные элементы убранства фасада заменили предполагавшийся проектом маловыразительный фриз, напоминающий по структуре фризы античных храмов с метопами и триглифами. Всю декоративную композицию панно над попарно расположенными окнами поддерживает втиснутый в узкий простенок ствол фантастического дерева с раскидистой кроной. Характерное для модерна орнаментальное сплетение листьев кроны и абстрактного рисунка лент эффектно контрастирует с гладкими стеновыми поверхностями.

Оригинальную трактовку ордерных элементов имеют детали, украшающие стеновые лопатки центрального ризалита уличного фасада. Стилизованные «фусты» с «капителями» дополнены деталями растительного характера.

Совершенно иной характер оформления имеют участки главного фасада здания между центральным и боковыми ризалитами. Каждый из них имеет по три оконные оси на втором и третьем этажах. Прямоугольные оконные проемы визуально объединены по вертикали посредством рамочного наличника. Прямоугольные сандрики наличников имеют форму, характерную для эпохи архитектурной эклектики. Узкие простенки между рамами наличников в соответствии с проектом предполагалось выделить фактурной поверхностью. Однако при строительстве здания это не было выполнено.

Между окнами второго и третьего этажей расположены клейма квадратной формы, в которых помещены лепные изображения гербовых щитов с наметами. Поля щитов лишены какого либо геральдического изображения. Следует отметить, что детали вышеуказанных клейм, как и большинство существующих элементов декоративного убранства фасадов дома Либман отличаются от проектных. Аналогичны по художественному содержанию прямоугольные клейма под окнами второго этажа на осях размещения балконов в центральном ризалите.

Декоративная обработка стеновых поверхностей первого этажа здания отличается простотой. Участки фасада вокруг крайнего к западу входа и восточной въездной арки в соответствии с традициями эклектизма обработаны горизонтальным рустом. Обрамления дверного портала и арки первоначально имели лепные украшения, располагавшиеся на местах замковых камней. Их изображения видны на фоторепродукциях снимков дома Либман начала 1910-х годов.

В целом следует отметить, что декоративные детали, обобщенно намеченные на проектных чертежах В.А.Соколовского, носивших скорее эскизный характер, находили конкретную трактовку при их исполнении мастерами-лепщиками. Так, например, в 1909-1910гг. при строительстве особняка В.Н.Гадаловой в Красноярске в проект, разработанный В.А.Соколовским, видимо по настоянию заказчика, были внесены некоторые изменения: с парапета исчезла решетка, упростился декор наличников и модерновый рисунок оконных переплетов, не был реализован лепной фриз богатого растительного орнамента в завершении фасадов, взамен пышных лепных картушей над треугольными полуфронтонами ризалитов были установлены вазоны.

Различия архитектурно-художественного облика и объемно-пространственной композиции зданий, выстроенных по проектам В.А.Соколовского, свидетельствуют о крайней индивидуализации творческих новаций этого мастера при создании отдельных архитектурных произведений. Зодчий словно задавался целью найти бесконечное число не повторяющихся вариаций фасадов, используя сходные композиционные приемы и декоративно-пластические мотивы. Действительно, доходные дома и жилые особняки, построенные В.А.Соколовским почти в одно время, демонстрируют

принципиально различные арсеналы декоративных форм и приемов: от реминисценций барокко и ренессанса в особняках В.Н.Гадаловой, М.Х.Зельмановича,М. и Ю.Кохановских до готических изысков в архитектуре дома Ф.Г.Цукерман (1911г.).

Не отрицая несомненный зодческий талант В.А.Соколовского, следует отметить, что поражающая многогранность художественных пристрастий мастера была нередко связана с найденным в литературе образцом, чаще всего западноевропейского происхождения. Вероятнее всего, проявления такого творческого метода были следствием крайней загруженности архитектора, вынужденного в условиях постоянного дефицита времени находить способы исполнять частные заказы, черпая вдохновение из литературы — единственного из-за удаленности Красноярска источника архитектурных знаний о европейской строительной культуре и "новом стиле". В этом смысле существенную помощь в работе по воссозданию утраченных элементов декора могут оказать архитектурные издания рубежа XIX-XX вв. из библиотеки В.А.Соколовского, хранящиеся ныне в Доме архитекторов.

В условиях отсутствия проектных чертежей дома Либман, в соответствии с которыми была реализована художественная концепция декоративной отделки фасадов, главным иконографическим источником реставрации становится фотоснимок здания, сделанный в начале 1910-х годов, незадолго после ввода объекта в эксплуатацию. Сравнение материалов натурного изучения дома Либман с его изображением на указанном фотоснимке обнаруживает незначительные расхождения с «ситуацией оптимальной даты».

К числу наиболее значительных утрат первоначального архитектурно-художественного облика постройки следует отнести утрату декоративных элементов, ранее украшавших верхние участки крайних стеновых лопаток центрального ризалита. Помимо указанных декоративных элементов восстановлению подлежит лепной декор намета геральдического щита на крайнем к востоку ризалите здания. Кроме того, следует поставить вопрос о воссоздании двух утраченных «глобусов» — шарообразных элементов, выполненных из полосового железа, которые до недавнего времени венчали крайние ризалиты здания. В процессе воссоздания этих элементов необходимо уточнить характер заполнения ячеек металлических конструкций «глобусов», а также проверить информацию о наличие в прошлом их внутренней подсветки.

В настоящее время дверные полотна входов в здание с проспекта Мира имеют различный вид, что в целом вносит элемент дисгармонии в современный художественный облик памятника. При разработке проекта реставрации фасадов дома Либман следует поставить вопрос о воссоздании первоначального архитектурного облика дверных полотен. Их конструкции и художественное решение видны на фотоснимках здания начала 1910-х годов. Рекомендации и требования по воссозданию первоначальных дверных полотен следует изложить в специальном разделе проекта.

Для создания оптимального восприятия реставрируемого фасада дома Либман необходимо провести полную ревизию существующих в настоящее время средств визуальной информации (вывески, рекламоносители, указатели и др.). Рекомендации и требования по замене дисгармоничных средств визуальной информации следует изложить в специальном разделе проекта.

Статья написана в 1995 году

Имя (Псевдоним):   E-Mail:
Секретный код: сменить цифры   Повторите код:
Полужирный
Наклонный текст
Подчеркнутый текст
Вставка смайликов
Вставка картинки
Вставка цитаты
You Tube
Flash
Разрыв страницы
Закрыть все открытые теги




Кафедра ЮНЕСКО в Красноярске

Фонд Архитектурное наследие Центральной Сибири

Старые фотографии
Информационные партнеры