Иконостасы холодных храмов Приенисейского края XVIII в.

Добавлена: 26.04.2014
Добавил: Алексей
Объект:
Иконостасы холодных храмов Приенисейского края XVIII в.

К истории развития мастерства по художественной обработке дерева в Приенисейском крае в XVIII веке.

В 1743 году в туруханском монастыре была заложена четвертая деревянная Троицкая церковь с придельным храмом Благовещения. Благословенная грамота на освящение престола придельного храма была получена в 1745 году. Оборудование интерьера холодной Троицкой церкви, видимо, затянулось до начала 1750-х годов.

Из-за отсутствия в монастыре собственных резчиков и иконописцев высокой квалификации туруханский владыка обратился за помощью к тобольскому митрополиту. Использование труда штатных работников тобольского архиерейского дома нередко практиковалось сибирскими духовными обителями. Так, например, в июне 1752 года старцы Кондинского монастыря испрашивали у тобольского митрополита Сильвестра указа о присылке мастеров архиерейского дома для изготовления иконостаса в новую каменную церковь.

В своем доношении они писали: «А понеже у нас во обители мастеровых людей резщиков и иконописцев не имеетца, того ради с нижайшею покорностью нашею просим вашего преосвященства, чтоб к нам прислать в Кондинский монастырь резщика, Василья Карпова сына, для резьбы иконостаса новаго; таком: и иконописца, кого ваше преосвященство поволит. А за труды им из монастырской казны платить будем неоскудно»

В декабре 1754 года в Туруханский монастырь из Тобольска были направлены «для иконостасного вновь зиждемой во оном туруханском монастыре церкви строения» мастера архиерейского дома иконописец Андрей Калинин и столяр Андрей Исецкий. В указе тобольского митрополита Сильвестра, данном в ноябре 1754 года в туруханский Троицкий монастырь, сообщалось: «и послан из дому его преосвященства для иконописного художества насколько времени оное продолжится иконописец Андрей Осипов Калинин. А к столярной работе от нижесказанного ...кроме проезда на единогодичное время столяр Андрей Васильев сын Устецкой» ...»

Указ митрополита содержал довольно суровые требования к надзору за работой тобольских мастеров. Архимандриту Амвросию предлагалось Калинина и Исецкого «...содержать вам в своем смотрении абы невоздержанность кой чем либо явится виновных смирить цепъю...». Направленный в туруханский монастырь резчик Андрей Васильевич Исецкий был сыном известного тобольского мастера Василия Карповича Исецкого.

По данным А.Н.Копылова В.К.Исецкий в 1739 году числился «сницарем» в штате тобольского архиерейского дома. Ему доверялись особенно ответственные работы по заказам сибирского духовенства. Известно, что В.К.Исецкий выполнил иконостас для тобольской Николаевской церкви по образцу кафедрального Успенского собора. Возможно, руке В.К.Исецкого принадлежал иконостас каменной Троицкой церкви Кондинского монастыря. Очевидно, что А.В.Исецкий прошел отличную школу художественной резьбы под руководством отца и был хорошо подготовлен к самостоятельной работе.

Как следует из переписки туруханского монастыря с канцелярией тобольского митрополита А.В.Исецкий и А.О.Калинин прибыли в Туруханск 13 июня 1755 года. Из документов монастырского архива становится известно, что 26 июня этого же года А.В.Исецкий заключил с архимандритом Амвросием «з братией» договор на изготовление иконостаса в холодную Троицкую церковь. Сохранившийся текст договора представляет самостоятельный интерес как образец «подрядных писем» середины XVIII века, знакомящий нас с одной из сторон творческой деятельности мастеров — резчиков тобольского архиерейского дома.

Приводим полный текст «подрядного писма». "1755 года июня 26 дня дому его преосвященства рещик Андрей Исецкий дал сие подрядное писмо туруханского Троицкого монастыря всечестному отцу архимандриту Амвросию з братией в том, что зделатъ мне реченого монастыря в троецкой церкви иконостас из монастырского лесу вышины до осмерика две сажени два аршина с полу виною поперек три сажени с четью аршина а в осмерике до принадлежащего креста при коем зделатъ на деках четыре да в том же иконостасе на поставку святых образов места и пономарские двери убрать доброю работою, а царские двери резьбою також; в принадлежащих местах оной иконостас убрать накладною резьбою и для написания святых образов цки что принадлежит зделатъ мне ж Исецкому, да при том же иконостасе на обоих сторонах стен зделатъ по одному месту таким же иконостасным мастерством да во оной Троецкой церкви зделать мне ж Исецкому столярною работою два крылоса место архимандричъе без крышки. А за всю вышеписанную работу рядил я Исецкой у оного архимандрита Амвросия с братией ис казны монастырской денег три ста рублей, токмо сверх оной ряды быть при вышеписанной иконостасной работе из монастырских служителей для обучения, и поспешности одному или двум человекам а выше преднаписанные рядные деньги отдавать ему исецкому смотря по работе. Роспискою в том Устецкой при сем и подписуется".

Примечательно, что «подрядное писмо» А.В.Исецкого содержит лишь сведения о размерах будущего иконостаса, а требования к его художественному оформлению оговорены в тексте только общими фразами типа: «на поставку святых образов места и пономарские двери убрать доброю работою». В тексте договора отсутствуют ссылки на образец и «осободанный рисунок», зачастую фигурирующие в «рядных» иконостасных мастеров XVIII века. Видимо, степень доверия монастырского руководства к уровню профессионального мастерства А.В.Исецкого, как представителя авторитетного цеха архиерейских «сницарей», была настолько высока, что особые требования к художественному облику алтарной преграды были сочтены излишними.

Важным моментом, для раскрытия особенностей развития мастерства по художественной обработке дерева на территории Приенисейского края в XVIII веке, является упоминание в тексте договора об участии в изготовлении иконостаса монастырских служителей, приставленных к тобольскому мастеру для обучения. В промемории туруханского монастыря за 1757 год сообщается, что А.В.Исецкому «для поспешения» в работе были приданы два человека.

К сожалению, ни в одном, из изученных нами источников, не содержится упоминание имен лиц, принимавших участие в изготовлении иконостаса Троицкой церкви. Можно лишь предположить, что в помощники и ученики к тобольскому мастеру могли быть отданы, например, плотники: Лука Тарасов, Федор Якушев, Гаврила Богомолов из числа монастырских служителей, указанных в «именной ведомости» туруханского монастыря за 1754 год.

В известных нам документах об изготовлении иконостасов на территории Туруханского района во второй половине XVIII века имена резчиков из числа бывших служителей Троицкого монастыря не прослеживаются. Возможно, что бывшие ученики А.В.Исецкого в последующее время и особенно после секуляризации 1764 года могли «уволиться» от монастырской службы и переселиться в другие места.

Так, например, еще в 1756 году из числа служителей туруханского монастыря по его прошению был уволен Андреян Щечев, которому было позволено переселиться в Енисейск. Увольнение А.Щечева было осуществлено «с таким резоном, чтоб он подушные деньги и протчие окладки со своих братьев платил ежегодно сполна, при том церковные ризы и протчее и начальствующим во Абалаке в случае платье шить... ».

Как следует из монастырской справки, к работе по изготовлению иконостаса А.В.Исецкий приступил десятого июля 1755 года. Одна из промеморий туруханского монастыря за май 1757 года сообщает об объемах выполненных А.В.Исецким работ. «Сроблено им того иконостасу сего 1757 году майя по первое число до осмерика и до принадлежащего креста також: царские и пономарские двери, и цки иконные кроме столбов коих с вырезыванием и в подобных местах накладные вырезанных же трав не исполнено, и на сторонах дву мест и крылосов, и места архимадричья не зделано и вышепоказанные рядные деньги триста рублей отданы ему исецкому ис казны монастырской все сполна с роспискою».

Как видим, несмотря на прошедшие почти два года и целиком выплаченную договорную сумму работы по оборудованию интерьера монастырской церкви оказались выполненными едва ли не наполовину. Такая не обязательность А.В.Исецкого могла бы показаться беспечной, припоминая суровые установки тобольского митрополита «смирять цепью» нерадивость посланных в Туруханск мастеров, если бы не одно обстоятельство. Из переписки между архимандритами туруханского Троицкого и енисейского Спасского монастырей становится известно, что в период своего нахождения в Туруханске А.В.Исецкий некоторое время проживал в Енисейске.

В промеморий архимандрита енисейского Спасского монастыря Александра (Андреева), посланной в середине февраля 1757 года в туруханский монастырь, сообщалось: «показанного исецкого здесь в Енисейску не имеется а отбыл он в туруханский монастырь». Возможная отлучка А.В.Исецкого в Енисейск никак специально не оговаривалась в известном нам наказе тобольского владыки, направившего мастера своего дома в туруханский монастырь всего лишь на «единогодичное время», но и не запрещалась.

Не исключено, что в 1755 году в период работы А.В.Исецкого в Туруханске архимандритом енисейского Спасского монастыря Иоанникием Павлуцким, перемещенным в 1750 году с должности казначея и эконома Тобольского архиерейского дома в Енисейск, могло быть испрошено специальное разрешение на работу мастера в своем монастыре. Документально известно, что в 1750-1755 годах при И.Палуцком, исполнявшим должность «заказчика» (благочинного) всего Енисейского округа, в енисейском мужском монастыре было завершено строительство каменной соборной церкви Спаса Нерукотворного. 

Достройка церкви была осуществлена присланным из Тобольска уставщиком Акинфием Денисовичем Стафиевым, принадлежавшим к числу опытных мастеров каменного дела Успенского Далматова монастыря. Оборудование интерьера холодной монастырской Спасской церкви и установка в нем нового иконостаса были завершены в 1756 году при архимандрите Александре (Андрееве).

Освящение холодной церкви состоялось в 1756 году. Представляется, что архимандриты енисейской Спасской обители, исполнявшие к тому же должность благочинных церквей «енисейского заказа», вряд ли не сумели бы воспользоваться фактом нахождения опытнейшего тобольского резчика на подведомственной им территории для обустройства интерьеров только что построенного монастырского собора. Безусловно, это только наше предположение, требующее подтверждения соответствующими документальными свидетельствами. Может быть именно этим обстоятельством и объясняется задержка А.В.Исецким исполнения своих обязательств по договору с руководством туруханского монастыря.

Если наше предположение найдет более точное документальное подтверждение, то наши знания о творческой деятельности тобольского архиерейского резчика А.Исецкого могут быть расширены еще одним произведением сибирского декоративно-прикладного искусства середины XVIII века.

адержка А.В.Исецкого в Туруханске, посланного в здешний монастырь, как указывалось выше всего лишь на один год, вызвала недовольство тобольского духовного руководства. Острая нужда в специалистах-столярах заставила его в довольно жесткой форме потребовать высылки А.В.Исецкого в Тобольск.

В письме, направленном в январе 1757 года из тобольского архиерейского казенного приказа в енисейский Спасский монастырь, повелевалось: «ежели объявленной столяр исецкой живет в Енисейску то сыскав выслать ево исецкого в самой скорости в Тобольск». В связи с отсутствием А.В.Исецкого в Енисейске обращение архиерейского казенного приказа было перенаправлено туруханскому архимандриту Амвросию, которому предлагалось: «столяра Андрея Исецкого выслать в Спасской монастырь для отсылки ево в Тобольской архиерейской в самоскорейшем времени...не емля от него Исецкого никаких отговорок»

К самому А.В.Исецкому предъявлялись строгие требования: «чтоб он ехал поспешно, и дорогою б нигде напрасно не жил в том обязать его подпискою».Однако вследствие незавершенности работ по контракту руководство туруханского монастыря решительно отказалось выслать в Тобольск А.В.Исецкого и обратилось к митрополиту с просьбой оставить резчика в монастыре еще на один год.

Объясняя причину своего отказа, архимандрит Амвросий писал: «а ежели оной столяр исецкий недостроя показанного иконостаса взят отбудет в дом архиерейской то здешнему монастырю понесен будет немалой обыток а имянно более тысячи рублев потому что оной иконостас в ту цену справками и золотом и серебром и с письмом святых образов ныне состоит...».

Испрашивая дозволения продолжить работу А.В.Исецкого в туруханском монастыре, Амвросий объяснял и причины неисполнения им в срок условий подряда. Одной из них, по мнению Амвросия, были особые северные условия места нахождения монастыря, сокращавшие продолжительность рабочего дня. В письме, направленном им в Енисейск в мае 1757 года сообщалось: «понеже в зимнее время от ноября до февраля месяца за краткостию дня работать нельзя, ибо в оное время дня более от дву до четырех часов по здешнему климату свету солнечного не видно а нощию с огнем работа находится великая опасность от пожарного случая.

Помимо этого архимандрит Амвросий не забыл упомянуть и о длительном плохом состоянии здоровья А.В.Исецкого, вследствие «от бога посланной болезни огневицы».

Примечательно, что туруханский архимандрит среди причин задержки в исполнении подрядных работ не называет проживание А.В.Исецкого в Енисейске в 1756 году. Можно предположить, что отлучка А.В.Исецкого в этот город или была действительно согласована с тобольским митрополитом, или, что менее вероятно, Амвросий сознательно скрыл факт работы архиерейского мастера в Енисейске.

Мы не располагаем данными о решении вопроса по дальнейшему пребыванию А.В.Исецкого в туруханском монастыре. В этой связи не ясен вопрос о лице, заканчивавшем иконостас деревянной монастырской церкви и о сроках завершения самих работ. Можно лишь, опираясь на изученные документальные данные, определить продолжительность периода, в течение которого над иконостасом работал непосредственно сам архиерейский мастер. Это период времени с июля 1755 года по май 1757 года.

Временем окончания иконостаса можно с определенной долей допущения назвать 1758 год, в случае если тобольским митрополитом было дозволено А.В.Исецкому остаться в монастыре еще на один год. В пользу того, что А.В.Исецкий мог задержаться в монастыре еще на год, говорит, например, факт продления в 1756 году тобольским митрополитом срока пребывания в Енисейске далматовского уставщика А.Д.Стафиева.

Таким образом, изученные нами материалы архива Троицкого туруханского монастыря позволяют не только документально приписать авторство иконостаса деревянной монастырской церкви тобольскому архиерейскому резчику А.В.Исецкому, но и существенно уточнить его датировку. (Искусствовед Н.Н.Исаева датирует иконостас 1750-1755 годами.)

Несмотря на документальные данные о нахождении в 1755 году в туруханском монастыре тобольского иконописца А.О.Калинина, у нас нет оснований приписывать ему авторство иконописного ряда Троицкого иконостаса. Прибыв вместе с А.В.Исецким в июне 1755 года в монастырь, А.О.Калинин в 1756 году, получив «пашпорт», отбыл в Енисейск, не сойдясь в цене своей работы с архимандритом Авмросием. В мае 1757 года монастырская промемория сообщала о том, что иконописец Калинин находится в Енисейске и «ныне живет там за свою волю»

Этот факт дает дополнительную возможность расширить наши знания о круге мастеров-иконописцев, работавших в Енисейске в середине XVIII века — в период интенсивного строительства каменных церквей и украшения их интерьеров. Попутно отметим, что в указанное время в Енисейске был завершен иконостас холодного храма Спасского монастыря, осуществлялись работы над иконостасами Христорождественского собора (1755-1758гг.) девичьего монастыря, придельного Благовещенского храма (1756-1757гг.) Воскресенской церкви и Преображенской церкви на Торгу (1747-1760гг.).

Интересна дальнейшая судьба иконостаса, выполненного А.В.Исецким в 1755-1757 ггодах. В августе 1801 года иконостас был перенесен в холодный Троицкий храм каменной монастырской церкви, строительство которой было начато еще в 1778 году. Перенос и установку иконостаса во «вновь построенной каменной церкви» осуществил «Инбацкой волости поселыцик» Федот Чуманов, получивший за работу двадцать рублей.

Троицкий храм был освящен 29 ноября 1801 года. Подробное описание иконостаса холодного храма туруханской Троицкой церкви содержит монастырская опись 1882 года. Его облик донес до нас фотоснимок начала XX века, находящийся в собрании Красноярского краеведческого музея. В совокупности эти документальные источники вместе с работой искусствоведа Исаевой Н.Н. создают хорошую основу для научно-восстановительной реконструкции иконостаса холодной Троицкой церкви при ее реставрации.

Иконостас в Троицкой церкви Туруханска. фотография начала XX века
Иконостас в Троицкой церкви Туруханска. фотография начала XX века
Фрагмент иконостаса Спасской церкви в Енисейске. Фотография 1920 года
Фрагмент иконостаса Спасской церкви в Енисейске. Фотография 1920 года
Имя (Псевдоним):   E-Mail:
Секретный код: сменить цифры   Повторите код:
Полужирный
Наклонный текст
Подчеркнутый текст
Вставка смайликов
Вставка картинки
Вставка цитаты
You Tube
Flash
Разрыв страницы
Закрыть все открытые теги




Кафедра ЮНЕСКО в Красноярске

Фонд Архитектурное наследие Центральной Сибири

Старые фотографии
Информационные партнеры